05 Окт 2013

2. Милосердие Государя и архиерейская злоба.

Что же докладывал в Синоде состарившийся в злобе и лукавстве Архиеп. Никон?
Вот лживые слова доклада этого палача афонских монахов:
«Я, конечно, не принимал никакого участия в этом воздействии государственной власти: все средства были истощены и я оставался на «Донце»…. Почти три часа увещевали «имяславцев…», и вот, чтобы поиздеваться над правительственной властью и оттянуть время, они упорно противились: пели, молились, клали поклоны. Вообще, кощунственное отношение к святыне и молитве проявлялось в целях демонстративных постоянно: иконами защищались, пением отвлекали внимание, с пением потом плыли на лодке на «Херсон». Наконец, рожок заиграл «стрелять». Это было сигналом для открытия кранов водопровода… понятно, при этом не обошлось без царапин у тех, кто старался защитить себя от сильной струи воды доскою или иконою…. «Раненых», то есть оцарапанных, оказалось около 25 человек, которым раны были перевязаны нашим судовым врачом, а через два - три дня повязки были уже сняты». Также Архиеп. Никон в розовых тонах описал судьбу имяславцев после приезда в Одессу: задержаны только три старца, остальные отправлены на родину.
Но как не пытался Синод скрыть правду о событиях на Афоне, этого сделать ему не дали некоторые российские газеты, взорвавшиеся возмущением против неслыханного в то время зверства над монашествующими. Архиеп. Никон пылая злобою, клеймил эти газеты названием «иудейских», пытаясь действовать на российскую национальную гордость. На помощь Синоду выступили архиереи, монашествующие и белое духовенство Российской Империи: ложь и клевета на афонских исповедников грязными потоками полились с амвонов храмов с целью очернить в глазах народа невинных страдальцев. В России имяславцам пришлось терпеть гонение, разнообразные унижения, оскорбления, поношения. Иноки, обливаясь горькими слезами, терпели от своих собратьев насмешки, клевету, преследование, чуждые христианской любви и лишь напитанные открытой человеческой злобой.
Первым проявил сострадание к афонцам киевский Митр. Флавиан: часть иноков разместили по киевским монастырям, но и там шло преследование от монастырской братии.
Так в Лавре, когда афонские монахи с горькими слезами молились перед св. мощами в лаврских пещерах, местные монахи шли за ними, зорко следя за их поведением, открыто переговариваясь: «Вон, афонские воры пошли, надо следить, чтобы они не покрали деньги из кружек!»
Одной из главных покровительниц имяславцев, до кровавой расправы над ними, была прмц. Вел. Кн. Елисавета Федоровна. На её средства была издана замечательная книга об Иисусовой молитве «На горах Кавказа», написанная афонским старцем. Случилось, что Великой Княгине пришлось сидеть за одним столом с Архиеп. Антонием (Храповицким). Скорбя о несправедливом гонении на афонцев, она спросила у Владыки, какое именно место в книге его возмутило. Не ожидая такого прямого вопроса, Архиепископ смутился и сознался, что он её вообще не читал(!), а знает о ней со слов своего миссионера. Слова архиерея сильно поразили княгиню.
Она и другие близкие к Государю стали ходатайствовать перед Ним о помиловании несчастных иноков. Император не знал много о событиях связанных с имяславцами и поэтому 13 апреля 1914 года лично встретился с несколькими монахами – имяславцами от которых и узнал страшную картину злодеяния, совершённого под руководством Синода. Можно себе представить, какое душевное потрясение пережил Царь, узнав о случившемся!
И вот в день Святой Пасхи, 15 апреля 1914 года, когда многие архиереи почивали после физического утомления от продолжительных служб и изобильного пасхального разговления, совершенно не думая о несчастных афонских страдальцах, Царь переживал своим добрым сострадальным сердцем о них, что и заставило его в день Светлого Христова Воскресения написать следующее распоряжение Синоду: «В этот Праздник Праздников, когда сердца верующих стремятся любовью к Богу и ближним душа Моя скорбит об афонских монахах, у которых отнята радость приобщения Св. Таин и утешения пребывания в храме. Забудем распрю – не нам судить о величайшей святыне: Имени Божием и тем навлекать гнев Господень на родину; суд следует отменить и всех иноков, по примеру распоряжения митрополита Флавиана, разместить по монастырям, возвратить им монашеский сан и разрешить им священнослужение. »
Но, вопреки этому распоряжению Императора, Синод продолжал гонение на имяславцев, демонстративно прекратив выполнять указы Государя. Синод, как бы издевался над Царём, постоянно печатая распоряжения о продолжении церковных прещений по отношению к афонским монахам, с неизменным запрещением приступать к Св. Тайнам. Таким образом, уже в 1914 году Синод пал в грех клятвопреступления, за три года до буржуазной революции прекратив подчиняться Государю и захватив власть в Церкви, исключительно в свои руки. Никто до сих пор не осознаёт, что произошла апрельская синодальная революция, так как приозошло «вращение» власти, что и означает английское слово revolution. Так начало буржуазной революции было положено Синодом, который первым начал открытое неподчинение царской власти.
В то время, как синодалы отстаивали свои революционные завоевания, нашёлся иерарх, открыто показавший свою верность Царю, исполнив волю Государя по отношению к имяславцам – это Митр. Макарий (Невский).

Страницы