05 Окт 2013
300px-quemadesimbolosimperiales1917-russiainrevolut00jone.jpg
0_44805_f58fe277_l.jpeg_oryol_0.jpeg
1529_html_3c16d9bb.jpg
1326733551.jpg
skachannye_fayly_4.jpg
golodomor_32_33.jpg
81348a2245b15cfee0ad3e9f29bf3bd1.jpg
1362_0.jpg
20_1_0.jpg

«Бремя публицистики» взял на себя Владыка Антоний, открыто в печати ставя основные «стратегические задачи» в борьбе с афонскими монахами – имяславцами. Роль «жандарма и палача» воспринял на себя Владыка Никон. Руководство «боевыми действиями» и составлением официальных синодальных осуждений имяславцев взял на себя маститый революционер Владыка Сергий. Остальные члены Синода проявляли полное единодушие с ними.
В русских афонских обителях до этого никаких споров об имени Иисусовом не было, братия сохраняла единодушие, хотя некоторые и имели своё мнение по данному вопросу. Смута началась после приезда на Афон нескольких монахов с Волынской епархии, посланных туда Архиеп. Антонием. Сам Владыка начинает выпускать в печати целые потоки грязной клеветы против афонцев.
В своих исторических выступлениях он именовал их «шайкой сумасшедших, хлыстами» предрекая дальнейший ход событий: «… привести три роты солдат и заковать нахалов…». Архиеп. Антоний прямо указал, что всех имяславцев надо прогонять и лишать монашества. Доклад в Синоде Владыки Антония поражал современников своим недоступным для православного архиерея злобным тоном и бранчливостью. Печать содрогалась от злобных поношений афонских монахов, которых именовали «еретиками». Полемика об имяславцах гремела и в Государственной Думе, члены которой, будущие руководители февральского бунта 1917 года были в довольно близких отношениях с Синодом. В деле подготовки революции Дума помогала Синоду, а Синод помогал Думе.
В 1913 году Синод официально выпускает осуждение имяславцев, открыто их назвав «неправославными». Все оправдания афонцев, посланные в Синод остались без рассмотрения, книги, доказывавшие невиновность имяславцев, в России были запрещены. В своем определении от 16-17 мая Синод предписал Архиеп. Никону в сопровождении Троицкого отправиться на Афон и усмирить «монашеский бунт». Государь Император Николай II, не подозревая как Синод при содействии Думы собирается «усмирять» имяславцев, не зная правды о событиях на Афоне, утвердил определение Синода, наложив всё же резолюцию: «Преосвященному Никону моим именем запретить эту распрю». На эти слова Государя никто внимания обращать и не собирался. 23 мая Архиеп. Никон выезжает на Афон, в помощь Владыки Министерство иностранных дел выделяет Щербину, работника Эрзерумского консульства.
На Афон Архиеп. Никон прибыл 5 июня в сопровождении генерального консула в Константинополе Шебунина и других. Ступил Владыка на берег Святой Горы Афон под охраной офицеров и вооружённых штыками матросов. Монахи поначалу сохраняли спокойствие и открытого возмущения не проявляли. Это дало повод Архиеп. Никону сделать решение, что имяславцы страха ради архиерейского уже смирились и поэтому 11 июня он решил действовать более решительно.

Страницы