14 Июн 2014

В сентябре 1914-го будущий маршал получил боевое крещение, а в марте 1915 года был удостоен своей первой в жизни боевой награды. В районе города Кальварии, севернее Сувалок, пулемётный взвод, в котором служил Родион Малиновский, был спешно переброшен к месту прорыва немцев. Фланговым пулемётным огнём юный доброволец перебил немцев, прорвавшихся на позицию артиллерийского дивизиона. Он спас батарею, и артиллеристы шрапнелью, прямой наводкой, рассеяли немецкие цепи. Малиновский был награждён солдатским «Георгием» IV степени и произведён в ефрейторы.

В октябре 1915 года в боях под Сморго-нью Родион был ранен, а после выхода из лазарета был отправлен в Самару, во 2-й запасной пулемётный полк. В составе русского Экспедиционного корпуса этот полк в апреле 1916-го прибыл во Францию, в Марсель. С июня Малиновский сражался на французском фронте. После октября 1917 года французское командование, разоружив русские части, отправило их на тыловые работы. Как писал в автобиографии Малиновский, он тогда «всё же чувствовал моральную необходимость побить немцев — в это время они оккупировали Украину... я решил пойти на фронт и был направлен в иностранный легион 1-й Марокканской дивизии французской армии. Я был наводчиком, а потом начальником пулемёта, вплоть до перемирия»
Малиновский дослужился до сержанта и был представлен к трём французским знакам отличия. Лишь в октябре 1919 года он вернулся в Россию.

Свой боевой путь «сыном полка» в Первую мировую начал будущий советский писатель Всеволод Вишневский. 24 декабря 1914 года, тогда ещё гимназист 5-го класса 1-й петроградской гимназии, Воля Вишневский бежал на фронт.
Добравшись до Радома, Всеволод упросил командование принять его добровольцем в расположенный неподалёку от города лейб-гвардии Егерский полк, прославившийся ещё в кампанию 1812 года. Определён был четырнадцатилетний «сын полка» в разведку.

В начале февраля 1915 года Вишневский получил боевое крещение. «Сейчас идёт 3-й день боя, — писал он матери. — Я был в разведке и в перестрелке... И под шрапнелями ходил с донесениями. Жив и здоров... Ничего немцы не могут с нами сделать». За личное мужество в этих боях Вишневский получил Георгиевскую медаль IV степени.

27 июля 1915 года Всеволод участвовал в схватке с германским кирасирским разъездом. Поединок закончился уничтожением немецких кавалеристов и взятием одного пленного. За этот бой он был награждён солдатским Георгием 4-й степени.

Лейб-гвардии Егерский полк участвовал в знаменитом Брусиловском прорыве. 15 июля 1916 года гвардия перешла в атаку на Стохо-де (Волынь). Всеволод в составе 14-й роты один из первых ворвался в немецкие окопы и был контужен. Выйдя из лазарета, он вернулся в полк и участвовал в сентябре 1916 года в новых атаках у Свинюх на Стоходе. Войну юный разведчик закончил с Георгиевским крестом и двумя георгиевскими медалями. А уже в марте 1918-го он стал революционным бойцом 1-го морского берегового отряда. Но это уже была другая война...

В 1941 году, отправляясь военным корреспондентом на фронт, Всеволод Витальевич захватил с собой в память о боевой молодости георгиевские ленточки. Прочитав в «Ленинградской правде» от 21 октября 1943 года очерк о пехотинце Иване Белееве, которому не только разрешили носить «Георгия» за Первую мировую, но и торжественно прикололи на грудь перед строем роты эту награду, Вишневский 27 октября сделал запись в своём дневнике: «Вечером в Доме Красной армии впервые с 1917 года приколол сегодня свои 3 истёртые георгиевские ленточки... Вспоминал праздники юности, дни вручения георгиевских наград в 1915 и 1916 годах» На всех фотографиях 1945 года, в том числе и на фоне поверженного Рейхстага, на груди у писателя под колодкой советских наград расположен солдатский «Георгий».

В сентябре 1914 года из Ростова бежал на фронт 14-летний Константин Заполли. А уже 29 ноября он был на передовой у реки Пилица в Польше. Позиции противников разделяли всего 200 шагов. Участок, где находилась рота Заполли, постоянно простреливался удачно замаскированным на бруствере немецким пулемётом. Ротный командир поставил задачу уничтожить эту огневую точку. «Охотником» вызвался юный воин. Ночью Константин подполз к неприятельским окопам и обнаружил замаскированный ветками пулемёт. Самому пулемёт унести было невозможно, и тогда он обвязал его принесённой с собой верёвкой. Доброволец вернулся к своим, насколько возможно, протащив за собой верёвку. Команда разведчиков в «нейтральной зоне» потащила верёвку: пулемёт был сбит с бруствера и через мгновение «запрыгал» по полю, в сторону русских траншей. Проснувшиеся немцы бросились его догонять, но русским огнём были загнаны в окопы. За удачный «поиск» Заполли был награждён Георгием 4-й степени, позднее он стал кавалером ещё одного Георгиевского креста

В начале войны в действующую армию попал 12-летний уроженец Харькова Андрей Мироненко. Отправившись как-то в разведку, он заблудился. Ночью, блуждая, Мироненко оказался в немецком расположении. Увидев неприятельские орудия, разведчик прокрался мимо спящего часового и отвинтил замки у двух пушек. К утру он вышел к своим. Юный герой был удостоен Георгия 4-й степени.

С открытием военных действий на Юго-Западный фронт отправился ещё один доброволец — гимназист 4-го класса 2-й житомирской гимназии Николай Орлов. Он успел принять участие в 11 боях, случай же отличиться произошёл с ним в Галиции у Злочёва. Подразделение, где служил Орлов, оказалось отрезанным австрийцами. И тогда юный воин вызвался добровольцем пробраться под неприятельским огнём к своим за подкреплением. За этот подвиг Николай был представлен к награждению Георгиевским крестом IV степени. 20 сентября 1914 года он прибыл «на побывку» в Житомир, где был восторженно встречен в стенах родной гимназии.

В сентябре 1914-го под Сувалками был ранен конный разведчик — доброволец, уроженец Петрограда, 14-летний Александр Марков.

Страницы