14 Июн 2014
Слева на фото: Казаков Иван Васильевич (15 лет) Георгиевский крест 4-й степени получил за то, что во время боя отнял у германцев пулемёт. Георгиевский крест 3-й степени получил за спасение офицера. Георгиевский крест 2-й степени — за разведку, благодаря которой нашим войскам удалось взять неприятельскую батарею. Справа: Пшеводский Антон Матвеевич (14 лет), получил Георгиевский крест 4-й степени за успешную разведку, благодаря которой удалось захватить неприятельские велосипеды и мотоциклетки.
Юные добровольцы на фронтах Первой мировой.

Молодой литератор Корней Чуковский писал в 1915 году в популярном журнале «Нива»: «В 1980 году укажут на какого-нибудь старичка и шепнут: он помнит ещё Великую войну! А теперь этот старичок-шестилетка. Стоит где-нибудь у забора... и созерцает, как в его родной город въезжают огромные немцы... Или в комфортабельной детской, среди игрушечных аэропланов и пушек, рисует в тетрадках казаков и Вильгельма... Или, как 13-летний Петя Ростов, бежит на передовые позиции — «прощайте, дорогие родители, я еду оборонять Россию». Всё многомиллионное детское царство в Европе и Азии захвачено ныне войной. Что станет с этим роковым поколением, взрастающим среди громов и пожаров?»

Участие детей в войне — явление противоестественное. Между тем в российской прессе 1914-1917 годов имеется немало сведений о героизме и самопожертвовании юных воинов, которые наравне со взрослыми выступили на защиту своей Родины.

Масштабность и значимость Первой мировой, взрыв патриотизма, относительная близость фронта, активизация общественной жизни в тылу, многочисленные беженцы и раненые — всё это способствовало тому, что сотни добровольцев стали «сынами полков» российской армии.

Российский педагог А. Богданов писал в 1914 году: «Когда волнуется вся страна, тогда дети, невольно следуя за взрослыми, не могут остаться безучастными зрителями событий... Кто из детей перед войной не изображал... Робинзона, разбойника Чуркина, Ната Пинкертона, Шерлока Холмса. Любовь к героическому, к приключениям неотделимы от детской души. Под влиянием слышанного и прочитанного воспламенившаяся детская фантазия толкнула детей на войну»

Война привнесла и некоторые новые моменты в детскую жизнь. Участвуя в общественной и благотворительной работе, дети получали «первые уроки гражданственности». Они помогали взрослым ухаживать за ранеными, оборудовать в учебных заведениях лазареты, устраивать различные сборы пожертвований.

Знаток детской души Чуковский подчеркнул ещё одну специфическую сторону в детском восприятии войны: «Преподаватели истории и географии должны быть благодарны войне. Она — их величайший помощник. Политические взаимоотношения держав изучены учениками до тонкости. Дети нынче доподлинно знают, что думает Швеция, и что замышляет Голландия. Для них нет дипломатических тайн. Карту Бельгии они рады приласкать и погладить, а карту Германии бьют кулаками... Ужасные призраки войны скрыты от их внимания той блестящей, красочной и шумной декорацией, которая прежде всего привлекает детские взоры». Ну а те, кто постарше, убегали на войну.

Об этом свидетельствуют газетные хроники тех лет:
— Псков. За сентябрь 1914 года станционные жандармы сняли с поездов более 100 детей.
— Вильна. «20 октября 1914 года на станции было задержано свыше 30 детей-добровольцев». Всего за первые б месяцев войны из Вильны бежало около сотни детей.
— Киев. «В течение января-февраля 1915 года железнодорожной полицией задержано 214 юных добровольцев, среди задержанных 11 девочек»
— Николаев, 23 октября 1915 года. «Воспитанник 2-го высшего начального училища Иван Кальченко, 14 лет, убежал на театр военных действий; туда же бежали Иван Гассен, 13 лет, и служащий на заводе «Наваль» Виктор Головченко, 16 лет»

Детское бегство на войну стало настоящей эпидемией. О ней с тревогой писала пресса, на неё указывали школа и церковь. Газета «Русское слово» опубликовала интервью с одним офицером-фронтовиком, которое сразу же перепечатали популярные российские журналы: «Их раны бесполезны, и бесполезна их смерть. Детям не место на войне. Им надо учиться... Неужели не странно, что Россия, которая может выставить 16 миллионов солдат, имеет в рядах своих детей! Попадёт такой малец в плен к немцам, и там воспользуются им, чтобы показать войскам: «Смотрите, как истощилась Россия! Детей посылает на войну!»

Участие юных воинов в Первой мировой — забытая ныне страница войны. В советское время упоминалось об участии в военных действиях, пожалуй, только маршала Малиновского и Вишневского. Поэтому о них и пойдёт речь вначале.

В конце августа 1914 года бежал на фронт будущий Маршал Советского Союза Родион Малиновский, тогда ему шёл шестнадцатый год. Вначале он хотел «честно» отправиться в действующую армию и пошёл записываться добровольцем, но в воинском присутствии ему пояснили, что принимают «охотником» только с 18 лет. В своей автобиографии, написанной в 1938 году, Малиновский вспоминал, что перед самой войной прочитал брошюру про 1812 год и проникся желанием воевать так же, как под Бородино. «В один из эшелонов я залез тайком и уехал вместе с солдатами на фронт. Уже в Вильно меня представили начальству, и я был зачислен официально добровольцем в пулемётную команду 256-го пехотного Елисаветградско-го полка... Я всё время был в строю, сперва подносчиком патронов, а затем наводчиком и начальником пулемёта»

Страницы