25 Окт 2017

Прости, Россия дорогая,
Голубка бедная моя,
Прости, тебя покинул я,
Чтоб здесь, душою изнывая,
Мечтать и думать лишь о том,
Как я вернусь к тебе потом.
Я так люблю тебя, родная,
Что без тебя мне свет не мил.
И здесь, среди земного рая,
Как без воды цветок, я хил.
Скажи, зачем мне пальмы эти,
К чему златые эти сети
И олеандры, и банан,
И все красоты южных стран?
Здесь сердце знает только слёзы.
Но верь, милее всех красот,
Милее лета круглый год
Мне о наши Русские морозы,
Сосна, береза, дуб и ель
И наша Русская метель.
Когда теперь я вспоминаю,
Какой была ты много лет,
Еще сильней душой страдаю,
Что вижу ныне столько бед.
Поверь, тебя б я не оставил,
Когда бы знал, что снова ты
Распустишь вновь свои цветы,
Которые вне всяких правил
Сорвал безумный ураган,
Смял революции туман.
Какою ты была богатой,
Какою сильной и большой.
За что теперь такою платой
Ты искупаешь свой покой?
За что ты терпишь эти муки,
Когда-то грозный великан?
И тянут из соседних стран
К тебе завистливые руки
Твои друзья, чтоб что-нибудь
Вонзить в твою больную грудь.
Чтоб что-нибудь забрать скорее
Пока ты не окрепла вновь,
Чтоб сделать боль ещё больнее
И отравить сильнее кровь.
Но верьте, верьте, лицемеры,
Ещё окрепнет наша Русь
И первый я за меч возьмусь
Чтоб доказать вам твердость веры.
В свою страну и в свой народ,
Чтоб знали вы, что Русь вперёд
Ещё продвинется далёко,
Что нету сил сломить поток,
Который шлёт за валом вал,
Бурля и прыгая меж скал.
Орлы-стервятники! Забыли,
Что значит Русский богатырь,
Чем мы назад два века были
И как раздвинулися в ширь?
На мертвеца вы налетели,
Но Русь — ведь это труп живой;
Ещё он справится с собой
И вновь поднимется с постели.
И вот тогда наступит час,
Когда «друзья» узнают нас.
Да, час придёт, я верю в это,
Воскреснет Русский наш народ,
Пусть буду я на гранях света,
Но вмиг помчусь на пароход.
Пусть он везёт меня скорее
Туда, на север, где мороз,
Где лес из сосен и берёз,
Где каждый домик мне милее,
Чем здешний, но чужой дворец,
Где я увижу, наконец,
Народ родной, многострадальный,
Церквей услышу говор дальний,
Где, верю я, когда вернусь,
Разгонит солнце злые тучи
И снова сильной и могучей
Увижу я родную Русь.

***
Если порою взгрустнётся,
Ляжет на сердце печаль,
Дума стрелой понесётся
К северу милому, вдаль.
Где вы, поля золотые
Богом забытой страны?
Кто погрузил вас, родные,
В эти печальные сны?
Сколько народу побито,
Пролито крови и слёз!
Вся ты печалью повита
В прахе разрушенных грёз…
Только и дышишь в надежде —
Вспрянет родная страна
И засверкает, как прежде,
В солнечном блеске она.
Тёмная ночь пронесётся,
Снова заблещут кресты,
Божия милость прольётся
С синих небес высоты.
Снова янтарною рожью
Пахарь наполнит гумно,
Снова по-русски, по-Божьи,
Будет нам жить суждено.

***
К портрету Царя Мученика

Годы льются своей чередою,
Но чем дальше семнадцатый год,
Тем ясней путеводной звездою
Ты сияешь пред морем невзгод.
От Тебя не осталось и праха,
Нет могилки — лишь горя курган!
За Тобой воцарилися плаха,
Сатана и «великий обман».
И запишут историки в были
Нашей русской, великой земли:
По Тебе панихиды служили,
Но отпеть никогда не смогли…
Пред Тобой, оклеветанным светом,
Павшим жертвой за честь и народ,
Вместо праха пред этим портретом
Мы склоняемся из года в год.
У Всевышнего молим прощения:
Всемогущий! Прости, не карай!
Дай узреть нам Руси воскресенье,
А Царю убиенному — рай.

***
Их Императорским Высочествам Августейшим дочерям Государя

От рук проклятых и ужасных
Погибнуть были вы должны,
Четыре девушки прекрасных,
Четыре Русские Княжны.
Одна была вина за вами:
Любовью к родине горя,
Ее вы были дочерями,
Как дщери Русского Царя.
Ваш взгляд молитвенно — лучистый,
Последний в жизни взгляд очей,
Сказал, что вы душою чистой
Простить сумели палачей.
Последний вздох… Утихли слезы…
Исчезла жизни суета…
Четыре царственные розы
Прошли чрез райские врата.
Ноябрь 1923

***
Нам некого винить — мы сами виноваты,
Что красная взошла над родиной заря,
Ведь это только часть заслуженной расплаты
За то, что своего мы предали Царя.
Мы были все тогда под властию гипноза
И козни дьявола казались правдой нам,
Цвети — ж, благоухай свободы дикой роза,
Но помни, кровь Царя взывает к небесам.
Когда же минет срок заслуженного гнева,
Когда Господь простит заблудшийся народ,
Мы громко скажем тем, кто звал Россию влево:
«Довольно, господа! Наш путь с Царем вперед!»

***
Топтала правду ложь, не ведая узды,
Вонзала в спину нож измены и навета,
Ломала буквы слов прадедовских заветов,
Сжигала честь в лучах безбожников звезды.
В реке времен плывут предательства следы:
Святая Русь лежит под дулом пистолета,
Вся окровавлена, осквернена, раздета…
Исчез трехцветный стяг — в аду в нем нет нужды,
В гирляндах белых роз стоит в раю престол,
Цветы к нему принес Двуглавый наш Орел
С далеких синих гор, от берегов Исета.
Печален царский взор, застыли капли слез,
В них отблеск красных зорь семнадцатого лета,
Тех дней, когда с Царем распят был вновь Христос.

***
Наступит день

Страницы