04 Ноя 2016


«ТВЕРДОЕ СОЗНАНИЕ ПРАВОТЫ СВОЕЙ ВЕРЫ – НЕ ГОРДОСТЬ И НЕ САМОВОСХВАЛЕНИЕ».



Архиепископ Аверкий (Таушев)


В ближайшие дни начнется Архиерейский Собор Русской Православной Церкви заграницей. Торжественное открытое Собора состоится в воскресение 17/30 сентября с. г. в Вознесенском кафедральном храм на Бронксе. Занятия его будут вестись ежедневно в Новой Коренной Пустыни в Магопаке, в течение двух недель подряд или несколько больше. Обсуждению и решению, подлежат многие важные вопросы, касающиеся как обычной повседневной церковно-административной и богослужебной жизни, так и самой идеологии Русской Зарубежной Церкви. Все истинные ревнители веры и Церкви всегда столь многого ожидают от каждого вновь созываемого Архиерейского Собора, а более всего – утверждения себя и всех верующих в чистой, неповрежденной православной вере, в духе нашего исконного подлинного православного благочестия и во всецелой верности и преданности истинной Православной Церкви, служащей только Христу Спасителю и больше никому.
В связи с предстоящим Собором находим своевременным изобличить еще одну ложь, которой нечестно пользуются враги Русской Зарубежной Церкви в своих нападках на нее, с целью дискредитировать служителей и верных чад ее. Весьма лукаво путая в сознании, русских людей истинные понятия о добре и зле, и принимая на себя личину христианского смирения, они пытаются обвинять нас в противохристианской гордости, приписывая нам «самовосхваление», когда мы говорим о правоте пути нашей Русской Зарубежной Церкви и горячо призываем всех к неуклонному и твердому следованию по этому единственно-правому пути.
В чем ложь такого обвинения?
В том, что оно злонамеренно смешивает совершенно различные понятия из совершенно различных областей внутренней жизни: смиренное сознание своей личной греховности и горделивое превозношение своей личной добродетелью, с одной стороны, и – нестойкость в своих вероисповедных и церковных убеждениях и твердое стояние за церковную истину, с другой стороны.
Смирение – высшая христианская добродетель, без которой невозможно спастись, ибо «Бог гордым противится» и только «смиренным дает благодать» (I Петр. 5, 5). Если мы подлинно желаем себе спасения, мы должны всячески смирять себя пред Богом и людьми, считая себя окаяннейшими из грешников. Для сколько-нибудь знающего Слово Божие и учение Святых Отцев это – азбучная истина.
Но не может быть и речи о каком-то «смирении» там, где дело касается отстаивания истин нашей святой веры, где подвергаются хулению и опорочиванию истины нашей святой веры, где кто-то покушается отнять от нас истинную веру и подменить ее лжеучением, где пытаются заставить нас признать себя неправоверующими.
Так, нельзя «по смирению» согласиться, что язычество или магометанство выше христианства или хотя бы равно ему по достоинству; нельзя «по смирению» признать инославные исповедания – латинство, протестантизм или какую-нибудь секту – высшими Православия или хотя бы равными ему; нельзя «по смирению» признать себя заблуждающимся – еретиком.
Это будет уже не истинное смирение, а ложное смирение – не спасающее смирение, а губящее души отречение от истинной веры.
Прекрасной иллюстрацией к вышесказанному может служить замечательная повесть о великом подвижнике христианской древности Авве Агафоне.
«Пришли к нему», так повествуют «Достопамятные Сказания о подвижничестве Святых и Блаженных Отцев», «некоторые, услышав о великой его разсудительности. Желая испытать, не разсердится ли он, спрашивают его: ты – Агафон? мы слышали о тебе, что ты блудник и гордец? Он отвечал: да, это правда. Они опять спрашивают его: ты, Агафон, пустослов и клеветник? Он отвечал: я. И еще говорят: ты, Агафон, еретик? Он отвечал: нет, я – не еретик. Затем спросили его: скажи нам, почему ты на первые вопросы соглашался, а последнего не вынес? Он отвечал им: первые пороки я признаю за собою, ибо эта признание полезно душе моей, а быть еретиком значит быть в отлучении от Бога, но быть отлученным от Бога я не хочу. Услышав сие, они удивились разсудительности его и отошли, получив назидание (стр. 40-41.)».
Современные «умники», стремящиеся в «экуменическом движении» нивелировать все вероисповедания и считающие, по ложному смирению, что в Православии нет полной и абсолютной истины (хотя бы вслух они этого и не решались бы высказывать), конечно, от такой беседы с Аввою Агафоном, по своей духовной слепоте и предубежденности, не получили бы никакого назидания, а еще его самого провозгласили бы «гордецом».
Но для нас, смиренно держащихся Апостольского и Святоотеческого, почти двутысячелетнего Православия, из этого случая с Аввою Агафоном ясно:
Твердое сознание правоты своей веры – не гордость и не самовосхваление.
Иначе, – страшно сказать! – пришлось бы счесть «гордецами» и «самохвалами» христианских мучеников, восхвалявших свою веру перед лицом языческих царей и правителей и запечатлевших верность этой вере пролитием своей крови; пришлось бы осудить за «гордость» и «самовосхваление» величайших иерархов Православной Церкви – Святых Отцев, всю жизнь ревностно и неустанно боровшихся с еретиками и раскольниками за чистоту св. веры и за истинную Христову Церковь.

Страницы