06 Мар 2019


Судьба возрождения Русской Зарубежной Церкви в безвыходном тупике?


Вот уже восемь лет, как наше Общество стало делать попытки убедить представителей РПЦЗ-РИПЦ стать на путь возрождения церковного единства. Когда в 2011 году мы начинали свою переписку с епископатом РПЦЗ(В-В), то даже не предполагали, чем всё закончится и какие открытия нас ждут впереди.
Осенью 2018 года наше Общество попыталось установить связь с РосПЦ, частью РПЦЗ(В), которая находится под омофором Митр.Антония(Орлова). К этому нас расположило следующее объявление, помещённое на сайте РосПЦ:
Уважаемые читатели! Дорогие братья и сестры!
Мы открываем новую рубрику - "ВОПРОСЫ СВЯЩЕННОНАЧАЛИЮ" / "ВОПРОСЫ ЖАЖДУЩИХ ПРАВДЫ".
Теперь у вас будет возможность задать важные для вас вопросы и получить на них ответы.
Просим писать по адресу: rospcorg@gmail.com Ответы будут публиковаться на сайте.
Таким образом установится диалог, в ходе которого вам будет проще узнать о Церкви и ознакомиться с Ее мнение на волнующие вас вопросы.

С уважением, редакция сайта.

У нашего Общества даже появилась надежда установить связь с самим Митр.Антонием, бывшим Заместителем Первоиерарха Митр.Виталия(Устинова). Мы считали, что может хоть он отличается от своих противником святительским благоразумием и желанием восстановить попранное. Наше Общество надеялось в его лице найти того иерарха, которому не безразлична судьба Церкви. Естественно, что укрепляло и обнадёживало то, что судьба Владыки Антония сходна с судьбой гонимого Архиеп.Лазаря(Журбенко).
Но, как показали последующие события, то, что обещалось на сайте РосПЦ было всего лишь обещанием. На деле же на все наши многочисленные письма мы так и не смогли получить ни одного прямого письменного ответа от архиерея РосПЦ. Стиль общения, когда обещают одно, уверяют в другом, а поступают совершено непредсказуемо, наше Общество сначала удивило, потом уже и насторожило. Те, кто идут путём ко Христу, обычно, так не поступают. Если открыто на сайте обещается ответ архиерея, то почему его практически нельзя добиться?
Первые ответы от представителя РосПЦ сначала нас обнадёживали, но позже мы стали осознавать, что в РосПЦ и РПЦЗ(В-В) мало различия и взгляды по основным вопросам почти одинаковы. Эта переписка всё же принесла существенную пользу - мы окончательно убедились в том, что причина разрушения единства РПЦЗ-РИПЦ состоит не только во внешнем воздействии на церковные круги или раскольнических действиях некоторых архиереев, но всё намного сложнее. Корни разрушения Церкви идут в глубину десятилетий и сокрыты от взоров верующего народа. Этому вопросу и будет посвящена эта статья, а пока коснёмся внутреннего состояния РосПЦ.
С тех ответов, которые нам удалось получить от представителя РосПЦ мы сделали следующие выводы:
1) Судьба Митр.Антония(Орлова) вполне сходна с положением его предшественника - Митр.Виталия. Он вполне изолирован от общения с внешним миром и располагает лишь той информацией о происходящем на Руси, которую ему считают нужной передавать представители РосПЦ из России. Связаться с Митр.Антонием, получить от него ответ совершенно невозможно. А если и удастся каким-то образом получить ответ от его имени, то нет гарантии, что вместо него не отвечает совсем другой человек. Именем Митр.Виталия тоже неоднократно прикрывались в РПЦЗ(В) для "исправления" церковного курса.
2) В РосПЦ совершенно не заинтересованы в возрождении разрушенного церковного единства. В чём вполне просматривается идентичность с позицией иерархов РПЦЗ(В-В).
3) В РосПЦ, как не удивительно, непоколебимо отстаивают плоды "побед" своих же главных противников -Архиеп.Владимира(Целищева) и прот.В.Жукова. Их жёсткая позиция по окончательному расчленению единства РПЦЗ(В)-РИПЦ, умышленное искажение правды о деятельности Архиеп.Лазаря(Журбенко), непримиримая позиция к верующим РИПЦ, являются неизменным внутренним направлением церковного курса. И это не смотря на то, что Архиеп.Владимир(Целищев) и прот.В.Жуков стали главными виновниками незаконного удаления Владыки Антония от Первоиерарха.
4) В РосПЦ, как и в РПЦЗ(В-В), бесполезно направлять доводы, основанные на незыблемости церковных канонов и неопровержимости исторических фактов. Как и в РПЦЗ(В-В), в РосПЦ отстаивают достигнутое церковным развалом положение своей церковной структуры, основанное на самоизоляции и ни на какие шаги по возрождению церковного единства идти не собираются.
Вот такие грустные выводы пришлось сделать из общения с представителем РосПЦ.
Со стороны создаётся впечатление, что паства некогда единой РПЦЗ-РИПЦ зашла в какой-то безвыходный тупик, где можно только дробиться и разваливаться на части. Но Господу всё возможно и церковное возрождение вполне возможно. Надо только задуматься над тем, почему Господь всех нас наказывает, почему все труды по возрождению Истинного Православия разрушаются, не достигнув цели, может причина и в самих нас?
Если внимательно изучить историю Церкви, то вполне можно убедиться в том, что когда епископат, священство, монашество и весь православный народ идут прямо ко Христу, для Церкви не страшны никакие расколы, никакие гонения. Благодать Божия всегда изобилует во время гонений и церковных потрясений. Так было в первые века во время гонения на христиан, так было и в XX веке во время богоборческого гонения. Несмотря на все ужасы большевистского гонения, война безбожников против Церкви Христовой принесла свои положительные плоды, она способствовала укреплению веры в одних, несению мученического и исповеднического подвига у других, духовному отрезвлению у третьих, но главное, это объединяло всех верующих во одно целое, все стояли перед лицом безбожного гонения в ожидании своей чаши страданий.
Но когда Церковь Христова, этот спасительный корабль, который должен идти прямо по курсу ко Христу и способствовать спасению богоизбранной паствы, начинает использоваться не по назначению, когда в угоду сильным века сего его направляют другим путём, вот тогда и начинаются разнообразные потрясения. Мы забываем главное: Господь посылает Свою помощь и благодать нам лишь тогда, когда мы любим Его, идём к Нему и хотим исполнять Его волю и Его заповеди. А если мы всего лишь внешне прикрываемся верой Христовой, а на самом деле далеко отошли от исполнения заповедей Господних, то ждать помощи в церковном домостроительстве нам не стоит. Будет ли Господь помогать тому, что лишь уводит от него человеческие души, за которые он пролил на кресте Свою божественную кровь?
Наши ошибки начинаются с того, что мы сами вводим себя в состояние самообмана, считая, что Русская Зарубежная Церковь всегда шла правильным путём и только козни КГБ привели Её к столь плачевному разрушению. В знаменитом журнале "Русский Паломник" за 1994 год №9 можно прочитать, что в 1974 году о.Серафим(Роуз) написал в своей братской летописи:"Мы не должны быть опрокинуты ошибочностью некоторых авторитетов. Они своим синодальным мышлением думают только об организации и политике. Но мы обязаны смело идти вперёд по пути, на который нас благословил Владыка Иоанн".
Вот теперь, боголюбивые читатели, и задумайтесь над этим словами. Они нам открывают очень многое и, фактически, показывают настоящее положение в Синоде РПЦЗ. Нет, там ещё не было ни Митр.Лавра, ни Архиеп.Марка, тогда Синод был сплочён в полной неприязни к РПЦ МП, но архиереи шли не туда. Они явно удалились от прямой своей обязанности быть достойными и ревностными служителями Церкви Христовой, и всю свою деятельность направил по политическим интересам и принципам, чуждыми заповедей Христовых. Это не выводы нашего Общества, это слова о.Серафима, близко знавшего многих архиереев РПЦЗ.
Именно союз архиереев с политическими кругами и привёл церковный корабль к глобальному кораблекрушению. Стоит посмотреть на примеры церковно политической деятельности, чтобы вполне убедиться в том, что подыгрывание церковных деятелей политическим кругам всегда заканчивается потрясениями в Церкви и наказанием Божием. Со святого Евангелия мы прекрасно знаем, что служить сразу двум господам невозможно - любовь служителей Церкви к сильным и славным века сего, политическим кругам, есть вражда против Бога. Поэтому нет ничего удивительного, что Господь наказал РПЦЗ и разрушил Её величие - благодаря служению политике, Она на рубеже XX и XXI веков стала подобной бесплодной смоковнице. Итак, посмотрим на хронологию исторических событий.
Первым значительным проявлением политической деятельности архиереев Русской Православной Церкви была их помощь представителям власти, губителям Самодержавия, в расправе с врагами будущей революции. Если в самой России всё было под надёжным контролем, то русское монашество на Афоне нависало зловещей угрозой над замыслами русских масонских кругов. По стечению обстоятельств, братство русских обителей на Афоне оказалось под непосредственным влиянием игум.Арсения(Алексеева), одного из учредителей Союза Русского народа. А это ничего хорошего не предвещало для тех, которые готовились к свержению Монархии в России. Один призыв братства св.Горы Афон и вся февральская революция была бы уничтожена русским народом.
Но вся беда была в том, что русские архиереи, в подавляющем большинстве были сторонниками врагов Самодержавия. А для того, чтобы понять причину, ознакомимся с отрывком из воспоминаний товарища обер-прокурора Св. Синода князя Н.Д.Жевахова:
"Душевная драма епископа, если он монах не по должности, а по призванию и убеждению настолько велика, что у епископа имеется только два выхода: или опуститься в толщу мирской жизни и заглушить грехами свою совесть, перестать думать о данных при пострижении в иночество обетах Богу, или, оставаясь верным этим обетам, сбросить с себя ярмо своих обязанностей «правящего» архиерея и уйти на покой.
Наиболее чуткие из епископов после бесплодных попыток найти средний путь и примирить непримиримое так и поступали и слагали с себя свои обязанности, понимая, что никакая церковно-государственная деятельность несоединима с иночеством. Перед ними была дилемма: или, оставаясь в миру, перестать быть монахом, или, оставаясь монахом, не соприкасаться с миром. В большинстве случаев, однако, практика разрешала эту дилемму не только в ущерб, но даже противно иноческой идее, в результате чего в России было много архиереев, но среди них очень мало монахов, тогда как первейшая и главнейшая задача русского православного епископа заключалась именно в поддержании и укреплении иноческого духа, этой главной основы и опоры Православия.

Отсюда получилось два роковых последствия.

Первое из них выразилось в оскудении монашества и гибели монастырей, утративших свое первоначальное значение, второе – в фактическом отделении Церкви от государства, хотя и связанной с последним юридическими связями, однако фактически не выполнявшей своей задачи.

Обратимся сначала к первому.

Естественно, что контролировать деятельность монастырей, следить за иноческой жизнью и содействовать ее процветанию может только монах, опытно прошедший школу иночества, знакомый с приемами, задачами и целями внутреннего духовного делания, и потому совершенно правильно, что монастыри были отданы ведению епископа, как лица не только прошедшего все ступени иноческого подвига, но и вознесенного на самую высшую ступень последнего. Теоретически мысль была построена правильно и возражений не вызывала.

Но что же получилось в действительности и во что превратились наши современные монастыри?

Являясь по мысли и духу иноческих уставов духовными лечебницами для больных, зараженных грехами людей, той школой бесстрастия, где научаются замечать свои греховные навыки, бороться с ними, искоренять их и возноситься душою к Богу, теми единственными оазисами в пустыне мира, которые призваны беречь правду Христову от мирской заразы и приобщать к ней ищущих ее, – монастыри стали постепенно превращаться в общежития людей, связанных между собой только общими грехами, где бушевали все свойственные человеку страсти, на общем фоне которых особенно резко выделялось безмерное, не знающее никаких пределов, ничем неутоляемое честолюбие – эта главная ось, вокруг которой вращались все прочие страсти. И это понятно!

Начиная от иерархов и кончая послушниками, иноческая братия выходила обычно из той среды, которая воспиталась на ненависти к высшему сословию, но в то же время стремилась сравняться с ним. Здесь сказывались столько же зависть к преимуществам, сколько и совершенно неверное представление об интеллигенции, являвшейся, по мнению непринадлежащих к ней, обладательницей всех доступных человеку земных благ. Ведь одна только Россия являла собою примеры, когда родовитая знать, движимая высокими идейными побуждениями, шла в толщу народную, надевала свитки и лапти и превращалась в мужиков, а мужики, движимые непомерным честолюбием наряжались в пиджаки и рясы, уподобляясь «господам». Побудительным мотивом к иночеству для весьма многих являлось даже не это, столь характерное желание отмахнуться от упорного физического труда, сколько это неукротимое честолюбие, стремление сравняться с настоящими «господами». А уклад монастырского быта, с его системою «наград» и «повышений по службе», как нельзя более культивировал эту страсть, открывая полуграмотным и невежественным монахам перспективу достижения даже епископского сана. Отсюда соревнование и зависть, отсюда самая обыденная проза жизни, столкновение самых грубых, разнородных, взаимно пересекающих друг друга интересов, постепенно вытеснявших главную идею монастыря – спасение души, смысл и основу иноческой жизни.

Что представляла собой братия любого монастыря, а особенно многолюдных Лавр? Это было сборище людей, чуждых культуре, живущих интересами желудка, зачастую эксплуатировавших веру простого народа, развращенных леностью и тунеядством, сгоравших от честолюбия и страстно добивавшихся всякого рода «отличий» и «повышений по службе».

Окруженные исключительно благоприятными внешними условиями жизни, вдали от шума и житейской суеты, свободные от необходимости добывать себе средства к жизни упорным физическим трудом, имея выработанные великими подвижниками святые уставы, а часто даже великих учителей жизни, опытно усвоивших эти уставы, насельники монастырей в своем большинстве не были способны воспользоваться ни одним из этих условий и отличались от своих собратьев крестьян только тем, что вместо шапок носили клобуки, вместо свиток – рясы; освободившись от прежней приниженности и смирения, они стали надменными и гордыми; вместо того, чтобы приблизиться к Богу, – ушли от Него на такое расстояние, откуда уже перестали и видеть и слышать Его.

Каким же образом произошла такая «эволюция» и кто в этом повинен? Почему монастыри, гордость и краса Православия, стали хиреть и утрачивать свой первоначальный облик и значение?

На фоне исторической жизни монастырей можно было бы найти много самых разнообразных причин, разлагавших жизнь обителей, однако наблюдательный историк сведет их к одной и скажет, что погубили монастыри главным образом сами же епископы.

Пока монастыри жили своей обособленной от епархии жизнью и над ними главенствовал не епископ, а игумен, причем должность настоятеля монастыря не являлась переходной ступенью к епископству, а была высшей ступенью иноческого подвига, пока монастыри не участвовали в расходах на содержание епархиального архиерея и его штата и были независимы от него, до тех пор они и вращались в сфере, отведенной им их уставом и, работая на себя, не имея подчас и нужды возрастать материально, росли духовно, и за оградой монастыря жила только одна идея – спасение души и нравственное совершенствование.

С того же момента, когда монастыри стали рассматриваться как учреждения, подведомственные епархиальному архиерею, обязанные перед ним отчетностью и контролем, когда должность настоятеля монастыря стала переходной для соискания епископского сана и на эту должность стали назначаться не умудренные духовным опытом старцы-учителя иноческой жизни, каковыми и были прежние игумены, а юноши-карьеристы, окончившие курс Духовной академии и мечтавшие об архиерейской кафедре; когда монастыри были приобщены к расходам на содержание епископа, что погрузило их в заботы об изыскании таких средств, когда, наконец, стали резиденциями епископов, втащивших за их ограду тяжелый груз епархиальной жизни, заразивший своим мирским ядом самый воздух обители, – тогда и началось разложение монастырей.

И такое разложение сделалось бы неминуемым даже при условии, если бы сами епископы были подвижниками-монахами, ибо приобщение монастырей к материальному участию в расходах на содержание архиерея само по себе заключало в себе элементы такого разложения, так как превращало монастыри в данников архиерея, налагало на них преимущественные заботы об изыскании потребных для этой цели средств и отвлекало их от прямых задач.

Когда же большинство епископов были монахами только по должности, а не по призванию, и не только не имели никакого понятия об иноческой жизни, но даже не видели этой жизни, не бывали ни в Оптиной, ни в Глинской, ни в Саровской и др. пустынях, ни на Валааме или в Соловках и не чувствовали потребности в общении с подвижниками этих обителей, светившими даже миру, считая монастыри вообще бесполезными учреждениями, тогда между епископом и монастырем образовалась с течением времени уже такая непроходимая бездна, такая пропасть, что они и не видя, и не слыша, и не понимая друг друга, только враждовали между собой.

Как ни низко пали монастыри нашего времени, как ни удалились от своих первоначальных целей и заданий, однако они имели писанные уставы величайших подвижников и мудрецов, и тот, кто пользовался этими уставами и добросовестно выполнял программу жизни инока, оставаясь верным обетам пострижения, тот достигал и горних высот, доходил до такого совершенства, какое делало его поистине святым даже при жизни.

Иным был путь молодого постриженника, двигавшегося по направлению к епископской кафедре. Обыкновенно начальным этапом такого пути была семинария, куда молодой постриженник назначался инспектором или ректором, а конечным этапом – великосветские гостиные и салоны знати, где он появлялся уже по достижении сана архимандрита, находясь, так сказать, уже в преддверии епископского сана.

Но этот путь даже не соприкасался с оградой монастыря, и епископы, вооруженные, в лучшем случае, лишь теоретическими познаниями, приобретенными в Духовной академии, оказывались мало подготовленными к сложному делу управления епархиями, а в сфере иноческой жизни так и совсем не разбирались, ибо не имели ни малейшего духовного опыта.

Вот где нужно искать причины тех взаимоотношений, какие существовали между епископами и подлинными монахами, между епископами и монастырями. Между ними шла страшная борьба и, хотя побеждали епископы, но правыми были монахи. Не только подвижники-монахи, но мало-мальски духовно просвещенные миряне понимали, что как иночество является (теперь нужно сказать должно являться) основой Православия, так основой иночества является старчество, а между тем старчество почти повсеместно изгнано самими же архиереями и теперь существует в некоторых монастырях лишь как редкое явление. Не имея понятия о природе этого дивного института, сохранившегося только в одной России, близорукие епископы видели в старчестве явление, подрывавшее не только нравственный, но и юридический авторитет епископа.

Кто не знает, например, той упорной и жестокой борьбы, какую вели Калужские архиереи с Оптинскими старцами и, в частности, со знаменитым старцем Амвросием?!

«Это не старцы, а анархисты, – сказал мне однажды один из Калужских Владык, – они отбирают от епископа его паству… Там, где заведется такой старец, там народ толпами ходит к нему, днем и ночью простаивает перед его келлией, слепо повинуется ему, и, конечно, не только епископ, но и всякая власть становятся народу ненужными, ибо старец для него – все. Он для народа и епископ, и врач, и судья, и ходатай по делам… Я бы разогнал всех этих старцев, чтобы они перестали морочить головы простому люду, и послал бы их копать огороды», – говорил Владыка, все более раздражаясь.

Эти слова, кстати сказать, относились к одному из выдающихся старцев Оптиной пустыни, недавно скончавшемуся иеросхимонаху Анатолию, одна из бесед с которым была приведена мной в первом томе моих «Воспоминаний».

Я не был удивлен таким отзывом о старцах Калужского епископа. Я увидел в этих словах лишь новое свидетельство того, что большинство епископов имеет слабое представление об иноческой жизни, до пострижения не проходило требуемого уставами искуса, а после пострижения не выдержало определенного монашеского стажа в стенах монастыря и совершенно незнакомо с иноческими уставами.

Нисколько не удивительны и отзывы Калужского епископа о старцах и отношение большинства архиереев к «старчеству». Здесь нашло свое отражение и общее незнакомство с природой и сущностью монашества, и непонимание психологии народной веры и государственного значения деятельности старцев, которые были и навсегда останутся единственными учителями жизни, единственными светочами веры, и к которым до скончания веков будет тянуться Святая Русь.

К иноческой идее нельзя подходить с общегосударственными мерками, ибо эта идея – внегосударственная, точнее – надгосударственная.

С точки зрения архиерея, как церковно-государственного деятеля и начальника епархии, всякий подвижник, не имеющий нужды в земной власти, может казаться анархистом, не в обычном, конечно, смысле этого слова, с коим связано непризнание или отрицание власти, а потому что подвижник свободно обходился без нее; власть попросту не нужна ему в том деле возношения души к Богу и нравственного усовершенствования, какое составляет его единственную задачу на земле.

Но с другой стороны, с точки зрения подвижника, монах, давший обеты Богу при пострижении, и не может иметь никаких других задач и целей на земле, и монах-епископ, управляя епархией и живя в миру, – нарушает данные им Богу обеты.

Разногласия между монахами по призванию и монахами по должности неизбежны и неустранимы, но правда на стороне первых, ибо идея монашества неделима, и к этому выводу приходили и те из наиболее чутких сердцем епископов, которые покидали свои епархии и уходили на покой или даже в затвор, признавая невозможным при иных условиях выполнить обеты, данные при пострижении Богу.

Возможно, что иерархи, прочитав настоящую главу, осудят меня и припишут мне мысли, каких я не имею, однако же я повторяю лишь то, что всегда искренно исповедывал, говоря, что Россия должна всемерно беречь иноческую идею, ибо эта идея является ее главной опорой".

Вот так князь Н.Д.Жевахов характеризовал состояние русского епископства и монашества перед революцией. Архиереи были посетителями великосветских салонов, где знакомились с врагами Самодержавия, которые становились близкими друзьями Владык и их щедро дательными покровителями, оказывая постепенное влияние на архиерейское сознание. Понятно, что монашество св.Горы Афон было чуждо антимонархических убеждений русских архиереев и сохраняло верность Государю.

Пребывание на св.Горе Афон игум,Арсения(Алексеева) было опасно и для русских архиереев, преданных сторонников будущих губителей Российской Империи. Архиереи понимали, что в его лице они имели сильного противника, который бы незамедлительно бы их обличил за поддержку готовившейся революции в России. А это доказывают события из его жизни.

Во время поездок по России и в ходе бесед в Петербурге игумен Арсений неожиданно обнаружил, что существует опасность гораздо более серьезная, нежели сектантство. В конце XIX — начале ХХ века в России, а особенно в Петербурге, в моду вошли сочинения английского писателя Фредерика Фаррара. Его книги в большом количестве переводил и издавал весьма влиятельный и известный популяризатор Св. Писания профессор СПбДА А.П.Лопухин. Вскоре во многих домах они сделались чуть ли не настольными книгами. Авторитет Лопухина и влиятельных питерских протоиереев о. Фивейского, о. Славницкого и о. Философа Орнатского, которые были переводчиками и цензорами изданий Фаррара, привел к тому, что некоторые законоучители гимназий требовали даже, чтобы ученики готовились к урокам по Фаррару. Поклонники Фаррара выдавали его сочинения едва ли не за последнее слово богословия.
Между тем, труды сочинителя-протестанта вносили немалый соблазн в умы. О. Арсений писал, что опасность Фаррара в том, что он «очень искусно старается смешивать воедино веру с неверием, или, как говорит, переводчик, г. Лопухин, „примирить“ их между собой». Внимательно изучив сочинения англичанина, он пришел к выводу, что тот является «решительным врагом Церкви Божией и всей Христианской Святыни», ибо по его учению для спасения нужна только добродетельная жизнь, а таинства, обряды и самая Церковь совершенно не нужны.
В этих условиях игумен Арсений открыл в Михайловском манеже публичные собеседования, направленные к изобличению еретического духа сочинений Фаррара. Собеседования эти не прошли незамеченными, так как среди поклонников англиканского богослова и историка было немало влиятельных людей. А когда 21 декабря 1897 года в «Мировых отголосках» игумен Арсений опубликовал статью с изложением главных доводов против Фаррара, началась открытая травля мужественного проповедника. Примечательно, что нападки раздались из разных политических лагерей. В «Русском труде», газете издававшейся известным правым деятелем С.Ф.Шараповым, и в либеральном «Церковном вестнике» игумен Арсений был обвинен в богословском невежестве и фанатизме. Профессор Лопухин высокомерно заявил на страницах «Церковного вестника», что о. Арсений, будучи простонародным миссионером, не может составить правильного мнения о сочинениях Фаррара, ибо тут нужно высокое богословско-научное развитие.
Однако игумен Арсений получил и серьезную поддержку в своей борьбе за чистоту Православия. На его статью откликнулся о. Иоанн Кронштадтский, который 22 декабря писал о. Арсению: «Сердечно порадовался твоей ревности о Православии и твердой защите истины Православной Церкви». Со Всероссийским батюшкой, кстати, о. Арсений поддерживал самые тесные, можно даже сказать дружеские отношения.
В ответ на критику и нападки игумен Арсений написал специальную брошюру «Обличение на книгу Фаррара именуемую „Жизнь Иисуса Христа“». Брошюра не могла быть издана в Петербурге, ее бы не пропустила местная духовная цензура. И игумен Арсений издал ее в Москве, в типографии редакции крупнейшей правой газеты «Московские ведомости», которую редактировал в ту пору В.А.Грингмут. В своем обличительном сочинении он привел убедительные доказательства того, что учение Фаррара является подлинной ересью. Перед опубликованием о. Арсений отвез рукопись брошюры на рецензию о. Иоанну Кронштадтскому. Его оценку — «прекрасное обличение Фаррара, — краткое и ясное» — он взял в качестве эпиграфа к своему сочинению.
Не добившись успеха в публичной борьбе, поклонники Фаррара начали действовать привычными аппаратно-бюрократическим методами. Власти Петербурга наложили запрет на проведение собеседований в Михайловском манеже. Однако ревностного защитника чистоты Православной Веры это не остановило. Он продолжил писать сочинения, которые издавались в Москве. В частных беседах неустанно обличал Фаррара и его российских последователей. Тогда его враги нанесли новый удар: решением Св. Синода в ноябре 1898 года о. Арсений был лишен звания Синодального миссионера.

Осенью 1905 года вместе с Александром Ивановичем Дубровиным, Аполлоном Аполлоновичем Майковым, Иваном Ивановичем Барановым и Александром Иосифовичем Тришатным (которые, видимо, были духовно близки с игуменом Арсением) настоятель Воскресенского монастыря стал одним из организаторов Союза Русского Народа (в дальнейшем он нередко подписывался = 485; «главный учредитель Союза Русского Народа»).

Вскоре после создания 23 декабря 1905 года Государь Николай II принял депутацию Союза. В ее составе на Высочайшем приеме был и игумен Арсений. Сказав краткое приветственное слово, он поднес Императору икону Архистратига Михаила. Но самое главное, воспользовавшись случаем, он передал Государю свою брошюру «Выписи тяжких ересей, от которых погибает Церковь и Государство наше».

Использовав все средства для вразумления фарраровцев, игумен Арсений решил прибегнуть к последнему, — он обратился к Царю. В переданной Государю брошюре он сообщал, что разослал эти выписи ересей всем архиереям и столичному духовенству. А в ответ — молчание. Более того, ему запретили собеседования в Михайловском манеже. «От чего невольно приходится думать о них: православные ли они и знают ли они свое православие, и веруют ли в Бога, и признают ли они загробную жизнь. По истине теряешь веру в их религиозность», — резко писал он. Игумен Арсений утверждал, что «столичные ученые пропитались западным учением, так что нет надежды к их исправлению»; что «все эти наши новомодные богословы превратились, по слову Спасителя, в ту обуявшую соль, которая подлежит извержению, как ни на что не пригодная». Не щадя самолюбия влиятельного столичного духовенства, он называл их «нечестивцами» и заявлял, что только «ради их грехов и изливает Бог свои фиалы на нашу Россию».
Таких резких оценок игумену Арсению простить не могли. Вскоре последовали репрессии Святейшего Синода. 23 января 1906 года, когда игумен Арсений, побывавший в Москве на открытии отдела Союза Русского Народа, ехал в Ярославль, Ростов и Иваново-Вознесенск, вышел указ Святейшего Синода об увольнении его от управления Воскресенским монастырем. А 1 февраля 1906 года был опубликован указ о ссылке игумена Арсения в Соловецкий монастырь. Поводом к столь строгому наказанию явилось келейное пострижение запасного квартирмейстера Артамона Голубева без разрешения епархиального архиерея и ранее положенного законом 30-летнего возраста. И хотя военное министерство не предъявляло уже претензий, митрополит Антоний (Вадковский), воспользовавшись предлогом, решил сурово наказать неугомонного игумена.
Сам о. Арсений считал, что его «современные крамольники оклеветали перед властями. Состоялся заочный суд, который приговорил: лишить меня настоятельства в устроенной мною Воскресенской обители и сослать на Соловецкий остров, как преступника. Не принято во внимание мое свыше пятидесятилетнее беспорочное и плодотворное служение на должности Всероссийского миссионера, ревностного защитника Царского Самодержавия; не возбудила сострадания и жестокая болезнь моя — ревматизм в ногах. Я сослан был неизвестно за что». Выехать из Петербурга о. Арсению было предписано до 17 апреля 1906 года. Он просил Св. Синод оставить его на покое в числе братии основанного им Воскресенского монастыря, но Синод его ходатайство не удовлетворил.
Перед отъездом игумен Арсений навестил о. Иоанна Кронштадтского, отслужил с ним литургию и простился. 16 апреля газета «Русское знамя» опубликовала письмо одного из основателей Союза Русского Народа В.Ф.Борисова, которое заканчивалось словами: «Прощай наш вдохновитель и укрепитель правды и веры». Из города о. Арсения провожала многотысячная толпа поклонников, многие плакали, полагая, что прощаются с ним навсегда. Народ пел «Спаси Господи, люди Твоя» и «Боже, Царя храни». 29 мая он прибыл в Москву, затем через Ярославль отправился на Соловки. Московский Союз Русского Народа поднес ему икону московских святителей с надписью «Союз Русского Народа отцу игумену Арсению во дни гонения его за верность Православию и Русскому Самодержавию из Петрограда в Соловецкий монастырь». В последнем прощальном слове о. Арсений сказал: «Повсеместно в России поражаются и погубляются защитники Отечества, и аз, многогрешный защитник Самодержавия, ныне волею духовного начальства моего отправляюсь в Соловецкий монастырь. По истине пришел сын погибельный, который скоро и царство жидовское возобновит по пророчеству. Молитесь, возлюбленные братия, о Государе, да охранит Его Всевышний от сетей вражеских и не забывайте заповедей Божьих!».
Понятно, что такой человек, как о.Арсений являлся смертельной опасностью для революции, а его многочисленные единомышленники на Афоне становились настоящей духовной ратью, готовой и души положить за Веру, Царя и Отечество.
Поэтому вполне можно уверенно сказать, что конфликт между Синодом и афонскими монахами был предрешён, оставалось только найти причину, по которой можно бы было оклеветать и обесславить афонских монахов и, по возможности, расправиться с ними, чтобы они были бессильны помешать масонам повернуть Россию на путь "свободы". А причину догадливые архиереи нашли очень быстро - была разыграна борьба с имяславием, о чём подробно описано в статье: http://pravdonbass.net.ua/article/zabytye-stranicy-istorii-cerkovno-revolyucionnoy-deyatelnosti-sv-sinoda-rpc-ili-pochemu
Слова Архиеп.Никона(Рождественского), одного из главных руководителей кровавой расправы над афонскими монахами, говорят сами за себя:" Имяславие
надо во что бы то ни стало искоренить , хотя бы для этого пришлось употребить ложь , подлог , интриги и тому подобное "
(Архиепископ Никон , журнал " Троицкое слово " , отдел : " Мои дневники " № 207 от 12 февраля 1914г.)
Парадоксально то, что в творениях прав.Иоанна Кронштадского можно найти много подтверждений тому, что учение об Имени Божием - исконно православное учение и никто, как тогда, так и сейчас не пытается обвинять святого в еретичестве. (Подробно об этом в статье: http://pravdonbass.net.ua/article/imyaslavie). Более того, в начале прошлого века один священник даже получил от высшей церковной власти награду за сочинение, идентичное с имяславием. Но для Святейшего Синода было главным не борьба за чистоту Православия, а помощь заговорщикам, врагам Царя, в завоевании пресловутой "свободы" для России.
С этого и начался долгий путь политической деятельности русских архиереев, который принёс много беды и для России, и для Церкви. Первым наказанием Божиим стала Первая Мировая война.
Следующим этапом политической деятельности стал открытый переход епископата Русской Православной Церкви на сторону масонского мятежа, который свергнул Самодержавие и поставил во власти Временное Правительство. Архиереи не слышали словесного отречения Государя от Престола, не видели они и законного документа об отречении, но не смотря на это, они немедленно стали на путь клятвопреступления и увели за собою весь русский народ, призвав всех принести присягу масонскому правительству. Временное Правительство не замедлило отблагодарить архиереев за предательство Царской Семьи и щедро профинансировало проведение Поместного Собора 1917-1918 годов. Поместный Собор стал ярким наглядным примером политического союза служителей Церкви и представителей масонской власти Временного Правительства: М.В.Родзянко был заместителем Патр.Тихона.
Но стоит вспомнить то, что в сентябре 1916 года Родзянко на квартире кадета М. М. Федорова начал обсуждать идею дворцового переворота совместно с А. И. Гучковым и П. Н. Милюковым, в результате чего в России должна была установиться конституционная монархия. Убийство Распутина Родзянко считал началом второй революции, при этом указывал, что главные участники акции руководствовались патриотическими целями[4]. Весьма низкого мнения придерживался Родзянко и о царе Николае, считая его безвольным и слабохарактерным.
В январе 1917 года Родзянко встречался в Петрограде с английским послом Джорджем Бьюкененом, обсуждая грядущий государственный переворот в России[5]. 9 февраля в думском кабинете Родзянко произошла встреча с высшими генералами русской армии (генерал Николай Рузский, полковник Александр Крымов), на которой также обсуждался грядущий дворцовый переворот. Соответственно, становится ясно, что русские архиереи, поддержав Временное Правительство, управлявшееся из-за рубежа, тем самым совершили неосознанно акт предательства Родины, помогая своей поддержкой бунтовщиков западным странам погубить Святую Русь.
Господь не замедлил послать за это наказание и к власти пришли большевики.
Наступление красных заставило представителей Церкви отступать вместе с частями Белой армии. Но не только это их связывало. Белое движение руководилось теми, кто свергал Самодержавие, а поэтому их объединяло и участие в завоевании "свободы". Казалось бы, что достаточно уже было наказаний свыше и можно было бы осознать свои грехи, загладить всё покаянием и исправлением, возвращением на путь Самодержавия. Но, увы, тесное общение с белогвардейцами оставило глубокий след на нравственном состоянии духовенства, для которого было теперь главным борьба с большевиками. Таким образом духовенство всё крепче и крепче затягивала политическая деятельность. Парадоксально то, что возвращение к Самодержавию, наоборот, для многих казалось политикой и недопустимым для духовенства.
Архиереи от имени Первого Всезарубежного Церковного Собора пытались добиться помощи от тех, кому судьба России была более, чем безразлична, но это не всё, ведь революции, как февральская, так и октябрьская делались под руководством Европы и Америки. Вот от них и требовали помощь.

Послание Мировой Конференции от имени Русского Всезаграничного Церковного Собора
Среди множества народов, которые получили право голоса на Генуэзской конференции, не будет только представительствовать двухсотмиллионный народ русский, потому что невозможно же назвать его представителями, и притом единственными, его же поработителей, как нельзя было в средние века признать гуннов представителями франкских и германских племен Европы, хотя среди гуннских вождей, конечно, успевали втереться несколько процентов предателей из народов европейских как и среди наших коммунистов — евреев, латышей и китайцев — втерся известный процент русских, и то преимущественно не на первых ролях. Впрочем, если бы вожди большевиков и не были инородцами и иноверцами, то и тогда какая же логика может признать право народного представительства за теми, кто поставил себе целью совершенно уничтожить народную культуру, т. е. прежде всего то, чем народ жил почти тысячу лет — его религию, чем продолжает жить и теперь, перенося жестокое гонение на свою родную веру, будучи лишен самых священных для него — Московских Кремлевских — храмов и всех почти русских монастырей, бывших в его глазах светочами жизни, рассеянными по лицу всей земли русской? Завоеватели-большевики казнили сотнями тысяч русских людей, а теперь миллионами морят их голодом и холодом: где было слышно, чтобы интересы овечьего стада представляли собою его истребители — волки? Если бы спросить еще не растерзанных волками овец, чтобы они желали для своего благополучия, то в ответ послышался бы один дружный вопль: уберите от нас волков. Так было бы, если бы овцы могли говорить; так оно и есть с русским народом, который до того забит и терроризирован, что не может поднять голоса и лишен физической возможности дать себя услышать просвещенной Европе и всему миру.
Однако, такого общего голоса не лишена трехмиллионная русская эмиграция, которая тоже есть подлинный народ русский, выступивший в свое время с оружием в руках на защиту своего отечества на всех его окраинах в рядах Добровольческих Армий, или присоединившийся к их работе в звании духовных пастырей, учителей, докторов, сестер милосердия и т. д. и повлекший за собой свои семьи. Сверх того, среди эмигрантов целые полки и даже дивизии доблестных казаков и даже тысячи верных совести калмыков-буддистов.

Вот эта-то эмиграция, в которой воплотились и интеллект и активная воля русского народа, объединилась за границей из трех, и даже четырех, частей света на церковном Соборе в Сербии в Сремских Карловицах в полном составе своих иерархов и в числе выборных представителей от каждой значительной колонии в ноябре истекшего года.

Собор этот единогласно уполномочил свой президиум обратиться к Мировой Конференции с мольбой о спасении того народа, который в продолжении почти двух веков с рыцарским самоотвержением бросался в середину международных драм на защиту угнетенных, на защиту права и человечности, не ища ничего для себя, а выполняя свое призвание служить всему человечеству. Мы не говорим уже о всей самоотверженной многовековой работе русских, избавивших от рабства и религиозного гонения христиан Балканского полуострова и славян Восточной Европы, а просим припомнить 1814-1815 годы, 1848 и 1877-1878, когда военные подвиги наших армий водворили в Европе законность и мир, а нам не дали ничего кроме потерь и страданий.

Или, может быть, 20 век не признает ни благодарности, ни справедливости, ни выполнения союзнических обязательств, а только выгоду и борьбу за существование. Не хотелось бы этого допустить; хотелось бы верить, что потомки рыцарей Крестовых походов и соотечественники знаменитых философов, филантропов и миссионеров не утеряли того духа, который поставил Европу во главу объединяемого наукой и культурой человечества, и поставил не таким способом,каким большевики овладели Россией, т. е. не попранием всех моральных ограничений злой воли, не монополизацией смертоносных орудий-пушек, пулеметов — против невооруженных миллионов мирных жителей, — но силой мысли, знания и благодетельных изобретений техники. Хотелось бы верить, что этическое начало не исключено Конференцией даже в отношениях международных.

Но, если бы нашлись среди членов последней такие голоса, которые бы настаивали на полном исключении из международных отношений всякого нравственного начала, ограничивая их борьбой за существование и за выгоды, то мы бы просили их обратить внимание вот на какую сторону дела.

Согласитесь, что даже в расчетах чисто утилитарных, всякий мудрый предприниматель имеет в виду выгоду не одного только хозяйственного года, но и дальнейших лет, иначе он будет повергнут в печальные условия жизни, а соседи подвергнут его осмеянию.

Спрашивается, какие могут быть дальнейшие последствия для Европы и других стран, если они поддержат большевиков? Элементов, сродных нравственному нигилизму последних, имеется довольно в каждом народе, о чем свидетельствуют переполненные тюрьмы и места ссылки. А с падением религии в последние 50-100 лет во всех странах западной культуры естественно усиливается жажда земных наслаждений, т. е. богатства и власти, а вместе с ними и зависть к тем, кто всего этого достиг, или кому это дано, по заслугам ли или по благоволению фортуны.

Таких элементов много и среди полуинтеллигентной части европейского общества. Десятая заповедь дляних не существует: они уже довольно напитались противоположными идеями сознательных нарушителей нравственных начал общественной жизни.

Сколько энергии государственной жизни расходуется на борьбу с такими элементами населения, на охранение от них парламентов и школы, сколько общественных сил отвлекается от сознательной работы на внутреннюю самозащиту государства.

Теперь пусть подумают вершители судеб человечества, какое гибельное оружие дают они в руки всех преступных, аморальных и безрелигиозных элементов своего населения, если Всемирная Конференция, заменившая теперь совет королей и папы, введет в свою среду убийц и цареубийц, предателей своего отечества, разбросавших в чужие руки сотни тысяч квадратных километров своей территории и десятки миллионов населения, вовсе того не желавшего и временно примирившегося со своей фиктивной свободой только для того, чтобы не быть под пятой большевиков.

Если на Конференции или после Конференции выяснится, что большевицкая власть в России признана полноправной, то в одном государстве за другим начнутся большевицкие перевороты, которые, как это всем известно, настойчиво подготовляются интернационалом во всех народах. Их неуспех или медлительность в достижении полного успеха зависит 1) от непризнания большевиков всеми правительствами, 2) от страшных бедствий голода, холода и эпидемий, разразившихся над Россией по причине большевицкой неурядицы. Однако, русские палачи, ведущие энергичную пропаганду, настойчиво и не без успеха убеждают и русское и иностранное население в том, что неизлечимость этих бедствий имеет причиной прекращение дипломатических сношений с Европой, лишающее Россию транспорта и, следовательно, приобретения хлеба, лекарств и других произведений индустрии.

С приобретением большевиками иностранного транспорта и товаров, их друзья рассеют свои сомнения и опасения, а признание большевиков правительствами, то есть торжественное отречение народов от морального начала и принесение его в жертву эвдемонистическому, усыпит совесть аморальных революционных элементов населения, ибо хотя и раньше в международных отношениях ее веление часто пренебрегалось, но все же известный минимум правды сохранялся, и европейская дипломатия до сего времени не решалась пачкать себя общением с торжествующими преступниками, убийцами своего Вернейшего Венценосного союзника, с предателями родной армии, с истребителями родного народа. Если же теперь правительства отрекутся от всяких своих нравственных обязательств, то преступная часть населения скоро возьмет верх в разных государствах, и тогда картины русских поголовных избиений целых городов, жестоких пыток, грабежей и насилий будут находить себе место и в прочих государствах Европы и других частей света.

Тогда сбудется печальное предсказание величайшего мирового писателя Достоевского, написанноеим за 50 лет до революции. “Хотя революция начнется в России, но здесь ей не долго пановать; ее подлинное гнездо будет в Европе, она кончится в России и перекатится в Европу: правда, ее не ждут, но и в XVIII веке ее не ждали во Франции, как это видно по путешествиям Карамзина и Шиллера, а после новой революции в Европе все лопнет” (“Дневник писателя”, 21, 470). Этот писатель мечтал даже о том, что возрожденная страданиями Россия еще раз спасет Европу, как спасала уже несколько раз. Конечно, последняя мысль представляется, к сожалению, мало вероятной; но несомненно то, что союз держав с большевиками поселит в сердцах русского народа неизгладимое чувство оскорбления и жажду мести, хотя и не похвальную, но весьма естественную, даже для русской доброй души. Уже и в настоящее время на сердце русского народа лежит тяжелый камень огорчения заброшенного друзьями, отданного на истребление внутренним врагам узника.

Впрочем, наш народ незлопамятен — он все прощает людям за исправление их вины. Ему неведома вековая международная вражда.

Народы Европы! Народы Мира! Пожалейте наш добрый, открытый, благородный по сердцу народ русский, попавший в руки мировых злодеев! Не поддерживайте их, не укрепляйте их против Ваших детей и внуков! А лучше помогите честным русским гражданам. Дайте им в руки оружие, дайте им своих добровольцев и помогите изгнать большевизм — этот культ убийства, грабежа и богохульства из России и всего мира. Пожалейте бедных русских беженцев, которые за свой патриотический подвиг обречены среди Вас на голод и холод, на самые черные работы, которые принуждены забывать все, чему учились, и быть лишенными даже таких необходимых удобств жизни, которые доступны последнему неграмотному чернорабочему. Они в лице доброй своей половины офицеров, генералов и солдат готовы взяться за оружие и идти походом в Россию, чтобы выручить ее из цепей постыдного рабства разбойников. Помогите им осуществить свой патриотический долг, не дайте погибнуть вашей верной союзнице — России, которая никогда не забывала своих друзей и от души прощала тех, кто временно был ее врагом.

Если поможете восстановиться исторической России, то скоро исчезнут те, пока не разрешимые политические и экономические затруднения, которые по всему миру сделали жизнь столь тяжелой; тогда только возвратится на землю “желанный для всех людей мир” (Эфес. 8, 13).

Председатель Высшего Русского Церковного Управления Заграницей Антоний, митрополит Киевский и Галицкий.

Как знаем, это послание не принесло никакой пользы, зато послужило новому всплеску гонения на Церковь в России. Но заграничные архиереи продолжали свои политические действия против большевиков, не задумываясь над тем, какие за это последствия ждут верующих в России.
В 1930 году Митр.Антоний(Храповицкий) попробовал себя снова в роли политического деятеля, обнародовав открыто призыв к мифическим Братствам:
«...Я, смиренный Антоний, Митрополит Киевский и Галицкий, старейший из русских Архипастырей, находящихся волею Божией на свободе от красного плена, возвышаю свой голос, дабы возвестить русскому народу:
Православные христиане! Вставайте все против красного Антихриста! Не слушайте ничьих призывов примириться с ним, от кого бы сии призывы не исходили! Нет мира между Христом и Сатаною. Властию, данною мне от Бога, разрешаю и освобождаю всех верующих от присяги, данной Советскому самозванному Правительству, ибо Христиане Сатане не подданные. Властию, данной мне от Бога, благословляю всякое оружие, против красной Сатанинской власти подымаемое, и отпускаю грехи всем, кто в рядах повстанческих дружин или одиноким народным мстителем сложит голову за русское и Христово дело.
Первее же всего благословляю оружие и боевую работу всенародного Братства Русской Правды, которое уже немало лет словом и делом ведет упорную борьбу против красного Сатаны во имя Бога и России. Милость Господня да почиет над каждым, кто вступит в Братские ряды, либо придет на помощь Братству!»
( «Царский Вестник» 1930 №92)
На большевиков это навело лишь страх, но они быстро опомнились и более 13 тысяч священнослужителей было арестовано, началось ужасное гонение на Истинно Православную Церковь, Русь обагрилась кровью мучеников. А за рубежом архиереи продолжали искать пути борьбы с большевиками, идея же восстановления Монархии всё более и более отдалялась в прошлое.
Появление на горизонте Гитлера оживило надежды русской эмиграции найти в его лице союзника в борьбе с фашизмом, представители РПЦЗ, в подавляющем большинстве, тоже воспрянули. Но за красочной ширмой борьбы с большевиками спрятано много чего такого, что вызывает глубокое недоумение, как православные, более того, служители Церкви, могли поддерживать фашистов? Ведь Гитлер начал войну не с целью освободить Россию от большевиков и благостно возвратить русскую эмиграцию в родные края. Фашисты начали захват Европы, а не борьбу с большевизмом, с большевиками они воевали лишь для того, чтобы захватить русскую землю, притом, для себя, а не для русской эмиграции. Даже казаки, верно служившие фашистам, вполне были бесправны, хотя их командующий Гельмут фон Паннвиц верил в возможность поселения после войны его казаков на территории Кавказа. Но это были всего лишь его мечты. Явно, что и русская эмиграция летала в розовых облаках, не думая о том, что их ждёт после войны, что творят фашисты с жителями Европы и России.
Гитлеровской Германии нужна была рабочая сила. Люди использовались на самых тяжелых работах – в шахтах, каменоломнях. Много женщин и детей работали в сельском хозяйстве. При этом рабочие содержались в нечеловеческих условиях. Как следствие – высокая смертность. В то же время фашистами было организовано более 13 тыс. лагерей, гетто и других мест принудительного содержания. Наиболее известные лагеря уничтожения – Аушвиц (Освенцим), Бухенвальд, Треблинка, Майданек, Дахау, Собибор. Широкое распространение получили «медицинские» отделения лагерей, проводившие опыты на живых людях – ломались и дробились кости, прижигались раны кислотами, замораживались люди и многое другое. Было налажено «производство» сувениров из человеческой кожи – дамские сумочки, перчатки, альбомы коллекций татуировок, переплеты книг, абажуры для электроламп. Выжившие в муках после страшных «экспериментов» уничтожались. Особенно жестоко уничтожались дети. Из 5 миллионов попавших в лагеря, гетто, гестаповские тюрьмы, донорские лазареты, группы прикрытия погибли более 1,2 миллиона. Всего погибли 12 миллионов детей. Таких потерь не знала история.
Над узниками проводилось множество медицинских опытов, в результате которых большинство умерли мучительной смертью. Заключённых инфицировали сыпным тифом, туберкулёзом и другими опасными заболеваниями для того, чтобы проверить действие вакцин против возбудителей этих болезней.
Охотник за нацистами Тувья Фридман в автобиографической книге утверждал, что, работая следователем в только что освобождённом от немцев Данциге, он наткнулся на помещение, где проводились подобные эксперименты:"

У нас было чувство, что мы побывали в аду. Одна комната была заполнена обнаженными трупами. Другая комната уставлена досками, на которых были натянуты кожи, снятые с многих людей. В другом конце здания мы нашли подробные записи и отчёты, медицинские и хирургические инструменты.

Мы вышли из этих комнат, неспособные поверить тому, что видели собственными глазами, и решили выставить охрану. Расставляя часовых вокруг этого документального свидетельства нацистского варварства, мы обнаружили гораздо меньшее строение, закрытое на тяжёлый замок. Мы ворвались и туда, и почти сразу же обнаружили печь, в которой немцы экспериментировали в изготовлении мыла, используя человеческий жир как сырьё. Несколько брусков этого «мыла» лежали поблизости".

Профессор Рудольф Шпаннер произвёл до 100 кг мыла из трупов заключённых. Показания, которые фигурировали на Нюрнбергском процессе, дали свидетели, работавшие в институте. 28 мая 1945 года Зигмунд Мазур показал на допросе, что он работал в анатомическом институте препаратором. Трупы поставлялись из тюрем Кёнигсберга и Данцига. До такого не доходили даже большевики в советских лагерях в сталинский период.

Первые концентрационные лагеря в нацистской Германии были созданы с целью изоляции и интернирования лиц, подозреваемых в оппозиции нацистскому режиму, однако вскоре они развились в гигантскую машину подавления и уничтожения людей разных национальностей, врагов или представителей «низших» (см. расовая гигиена) групп населения — в странах, попавших под власть нацистов. С 1941 года нацисты создали 4 лагеря, специально предназначенные для уничтожения людей, ещё 2 концлагеря были приспособлены для массовых убийств.
Типичная последовательность действий, производившихся в Освенциме и Майданеке над гражданскими лицами еврейской и цыганской национальностей сразу после прибытия (в пути люди умирали в вагонах от жажды, удушья): отбор на немедленное уничтожение на выходе из вагонов; немедленная отправка отобранных для уничтожения в газовые камеры. В первую очередь отбирали женщин, детей, стариков и нетрудоспособных. Оставшимся предстояла татуировка номера, каторжный труд, голод. Тех, кто заболевал или просто ослабевал от голода, немедленно отправляли в газовые камеры.
В Треблинке, Хелмно, Белжеце, Собиборе в живых временно оставляли лишь тех, кто помогал убирать трупы из газовых камер и сжигать их, а также сортировать вещи убитых, и тех, кто обслуживал охрану лагерей. Все остальные подлежали немедленному уничтожению.

Нацисты сконструировали газовые камеры (помещения, которые наполнялись газом, убивающим всех, кто находился внутри), чтобы повысить эффективность массовых убийств и сделать процесс более безличным для палачей. В лагере смерти Биркенау, входившем в состав комплекса Освенцим, было четыре таких газовых камеры. В тот период, когда в лагерь поступало больше всего заключенных, каждый день там травили газом до 6 000 человек.

За германским вторжением в Польшу в сентябре 1939 года последовало открытие лагерей принудительного труда, где тысячи заключенных погибали от изнеможения, голода и воздействия вредных веществ. Эти лагеря охранялись отрядами СС. Во время Второй мировой войны система нацистских лагерей быстро расширялась. В некоторых лагерях врачи-нацисты ставили на заключенных медицинские эксперименты.

Вот почему генерал Белой армии А.И.Деникин, оставаясь убеждённым противником советского строя, призывал эмигрантов не поддерживать Германию в войне с СССР (лозунг «Защита России и свержение большевизма»), неоднократно называя всех сотрудничающих с немцами представителей эмиграции «мракобесами», «пораженцами» и «гитлеровскими поклонниками».

Но представители РПЦЗ не боялись сотрудничать, а также благословлять и призывать русских эмигрантов воевать за Гитлера. (Документы помещены здесь: http://pravdonbass.net.ua/article/rpczv-v-istinnaya-cerkov-ili-cerkovnyy-neofashizm-chast-2)

В РПЦЗ совершенно не думали за русский народ, всё внимание концентрировалось на борьбе с большевизмом. За это политиканство, лишённое главного - христианского православного самосознания, за поддержку сатанистов фашизма Господь снова наказал представителей РПЦЗ и посрамил их, отвергнув их постоянные молитвы о победе "христолюбивого" сатаниста Гитлера.

Увлечение политической деятельность настолько тесно вошло в жизнь и самосознание многих представителей РПЦЗ, что исказило сущность истинных архипастырей и пастырей. Теперь главной добродетелью стала непримиримая борьба с большевизмом и сергианством, а заповеди Божии и Евангельское учение отодвинулось на второй план.

Следующим политическим курсом стала поддержка РПЦЗ возможной ядерной войны со стороны Америки против нашего народа. В 1945 году американские стратеги разработали план атомных ударов по нашей стране. Ещё не были на русской земле расчищены завалы, оставленные гитлеровским нашествием, не все жертвы фашизма погребены, а вашингтонские руководители обрекали на уничтожение 20 объектов в нашей стране, где должны были погибнуть 13 миллионов человек- жителей городов, намеченных к срочному уничтожению.

И вот когда многие из русской эмиграции содрогнулись от ужасной мысли, что ядерное оружие может поразить нашу страну и живьём сжечь множество народа, Митр.Анастасий написал в своём послании по поводу этого следующее:

Из Пасхального Послания Митрополита Анастасия 1948 г.
... Наше время изобрело свои особые средства истребления людей и всего живого на земле: они обладают такою разрушительною силою, что в один миг могут обратить большие пространства в сплошную пустыню. Все готов испепелить этот адский огонь, вызванный самим человеком из бездны, и мы снова слышим жалобу пророка, обращенную к Богу: "Доколе плакати имать земля и трава вся сельная исхнет от злобы живущих на ней" (Иерем. 12, 4).
Но этот страшный опустошительный огонь имеет не только разрушительное, но и свое очистительное действие: ибо в нем сгорают и те, кто воспламеняют его, и вместе с ним все пороки, преступления и страсти, какими они оскверняют землю.
Представьте себе, чтобы современные Калигулы и Нероны, все тираны, развратники, убийцы не поражались бы смертью: жизнь на земле стала бы невыносимой, превращаясь в преддверие ада. Есть непреложный божественный закон, по которому зло само в себе несет свое возмездие. "Плодом греха, - говорит св. Григорий Богослов, - была смерть, пресекающая грех, дабы зло не было безсмертным".
Но вы скажете, что истребительный меч смерти падает не только на развращенных и злых, но и на людей добродетельных, и даже святых, и на последних даже чаще, чем на первых. Но для таких людей смерть не является бедствием, ибо открывается для них путь к безконечной блаженной истинной жизни, приобретенной для нас смертию и воскресением Христовым.
Чем алчней становится смерть, чем больше жертв старается она поглотить среди людей и добрых и злых, тем для большего числа смертных она открывает дверь к безсмертию, возводя их из тления в нетление и приобщая их к вечной, неувядаемой жизни...
Атомные бомбы и все другие разрушительные средства, изобретенные нынешней техникой, поистине, менее опасны для нашего отечества, чем нравственное разложение, какое вносят в русскую душу своим примером высшие представители гражданской и церковной власти. Разложение атома приносит с собой только физическое опустошение и разрушение, а растление ума, сердца и воли влечет за собой духовную смерть целого народа, после которой нет воскресения...
“Святая Русь”. Апрель 1948 г. Штутгарт.

Но не суждено было Митр.Анастасию увидеть столь желаемое его сердцем событие. А поэтому под его руководством Синод начал внутрицерковную борьбу с теми, кто, по их мнению, шёл неправильным церковным путём, совершенно не соответствующим политическому направлению большинства. Первой значительной жертвой стал свт.Иоанн Шанхайский, которого гонение со стороны Синода свело раньше времени в могилу.

В послевоенный период часть представителей РПЦЗ активно ведут свою политическую антисоветскую деятельность в унисон с западными странами. Вроде бы всё оправдывается благими целями: борьба с безбожной властью в России. Власть изображается антихристовой, РПЦ МП превращают в творение Сталина, а сергианство возводится в степень самой страшной ереси и отступления от Бога. Если не знать, что стоит за всем этим, можно умилиться до слёз такой пламенной ревности по страждущей Руси. Как указано в сочинениях еп.Григория(Граббе) правительства зарубежных стран выделяли руководству РПЦЗ значительные денежные суммы, как благотворительную поддержку Церкви. Но бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Понятно, что за рубежом никогда даром деньги никому не дают. Америка и Европа - это не Царская Россия. Естественно, что деньги тоже укрепляли некоторых представителей РПЦЗ в нужном для западных стран курсе.

Одно из позорных поступков некоторых деятелей РПЦЗ - это сокрытие злодеяний фашизма и прославление "подвига" и страданий тех, кто воевал в наёмных войсках на стороне Гитлера. Если бы представители РПЦЗ в наше время одинаково относились и к памяти наших воинов, погибших в Великой Отечественной войне, можно было бы эту тему и не поднимать, но так, как мы видим лишь постоянное унижение памяти наших дедов и прадедов, положивших души за свой народ, защищая от проклятого фашизма, мы вынуждены коснуться этой темы.

Выглядит довольно умилительным поминовение жертв Лиенца, но многие ли задаются вопросом, за что Господь их наказал и что за люди есть среди пострадавших.

Казачество - гордость России, святой великомученик Цесаревич Алексей был последним законным атаманом всех казачьих войск России. Кто мог подумать, что казаки предадут своего Государя, своего атамана Цесаревича? Предали и оставили погибать в руках безбожных палачей.

Но вот пришла Вторая Мировая война и все увидели насколько могут казаки сохранять свою верность, правда, теперь ... Гитлеру. Если бы они стояли в 1917 году так за своего Государя, ни февральской, ни октябрьской революций бы не было. Ещё в марте 1944 года в Берлине было образовано Главное управление казачьих войск, которое возглавил Пётр Краснов. Атаман подходил к службе фюреру творчески. Вот слова из присяги казаков Гитлеру, разработанной лично Петром Красновым: «Обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, перед Святым Евангелием в том, что буду Вождю Новой Европы и Германского народа Адольфу Гитлеру верно служить и буду бороться с большевизмом, не щадя своей жизни, до последней капли крови. Все законы и приказания от поставленных Вождём Германского народа Адольфа Гитлера начальников отданные, по всей силе и воле исполнять буду». И надо отдать казакам должное: Гитлеру, в отличие от своей Государя, они служили верой и правдой. Потеряв последнюю каплю совести и воинской чести казаки до конца показали себя на стороне клятвопреступления. Их командующий генерал-лейтенант СС Ге́льмут фон Па́ннвиц в конце марта 1945 года был единогласно избран так называемым Всеказачьим Кругом на «Всероссийском конгрессе» в Вировитице Верховным Походным Атаманом «Казачьего стана» и всех казачьих армий, такая честь когда-то была предоставлена только царю(!).

Приведём примеры того, как казаки воевали за освобождение Руси от большевизма. Так, например, 1-я казачья дивизия с 25 сентября 1943 года воевала (в составе 2-й танковой армии) в Хорватии, против Народно-освободительной армии и партизанских отрядов Югославии, руководимых маршалом Югославии Иосипом Броз Тито.

Отличаясь большой подвижностью, маневренностью, дивизия была хорошо приспособлена к горным условиям Балкан, действовала более эффективно, чем неповоротливые ландверные дивизии немцев, нёсшие охранную службу в Югославии.

Летом 1944 года части дивизии предприняли не менее пяти операций в горных районах Хорватии и Боснии, в ходе которых уничтожили ряд партизанских опорных пунктов и перехватили инициативу в свои руки.

В соответствии с приказами командования о самообеспечении, казаки дивизии производили реквизиции лошадей, продовольствия и фуража у крестьян, что часто выливалось в массовые грабежи и насилия. Деревни, население которых подозревалось в пособничестве партизанам, сжигались.

В период с 13 декабря 1944 года по 9 февраля 1945 года 1-я казачья дивизия вела бои с частями Красной армии и НОАЮ на плацдарме в районе Вировитицы на правом берегу реки Драва. 26 декабря после ожесточённого пятнадцатичасового боя 2-я бригада 1-й казачьей дивизии нанесла тяжёлое поражение 703-му стрелковому полку 233-й стрелковой дивизии 57-й армии и заняла село Питомача. Дальнейшие попытки овладеть Вировитицей и переправой у села Терезино-Поле успеха не имели. После контрудара, нанесённого 3 января 1945 года 32-й, 33-й дивизиями и частями 40-й дивизии НОАЮ, казаки 1-й дивизии занимали оборону в районе Питомачи.

Понятно, что казаки были захватчиками и военными преступниками, ни югославское правительство, ни югославский народ не приглашал к себе казаков, более того, Югославия - суверенная страна и захват её Гитлером является военным преступлением. Позор ещё и в том, что Сербия приняла в своё время русскую эмиграцию, а казаки сколько зла сделали своим благодетелям!

Сформированная Паннвицем 1-я казачья дивизия с октября 1943 года участвовала на территории Хорватии в боевых действиях против частей народно-освободительной армии Югославии. За эти бои Паннвиц был награждён хорватским орденом Короны короля Звонимира 1-й степени со Звездой и Мечами). В Югославии казаки Паннвица применяли тактику «выжженной земли», предавая огню крестьянские хутора и посёлки, где укрывались партизаны, передавая затем эти места под контроль усташей. Местное население ненавидело казаков, боясь их больше немцев. Показательно, что в их глазах казаки представали нерусскими и именовались «черкезами» (сербохорв. «Čerkezi», серб. «Черкези»)[15]. Югославы говорили: «разве „русские братушки“ могут убивать и насиловать»

Совершение дивизией Паннвица в ходе антипартизанских операций многочисленных военных преступлений: грабежей, изнасилований и расстрелов, отмечает германский военноисторический институт бундесвера ((Militärgeschichtliches Forschungsamt (Hrsg.): Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg, Band 5/2: Organisation und Mobilisierung des deutschen Machtbereiches, Stuttgart 1999. — ISBN 3-421-06499-7, S. 160.).

Позже на основе этой дивизии был сформирован 15-й казачий кавалерийский корпус СС, который и был выдан потом в Лиене англичанами.

Но казаки показали себя не только в Югославии. В июне 1944 года Казачий Стан был передислоцирован в район городов Барановичи— Слоним — Ельня — Столбцы — Новогрудок. Своё не столь уж долгое пребывание на территории Белоруссии казаки отметили жестокими расправами над пленными партизанами, а также издевательствами над мирным населением. Для переживших это время жителей белорусских деревень воспоминания о казаках окрашены исключительно в мрачные тона.

После карательных акций против партизан Белоруссии казаки-коллаборационисты оставили о себе недобрую память на территории Польши, приняв участие в подавлении Варшавского восстания. Восставшие были сторонниками Великобретании и не хотели идти на контакт с представителями советской армии. В боевых действиях против повстанцев участвовали казаки из казачьего полицейского батальона, конвойно-охранной сотни, казачьего батальона 570 охранного полка, 5 Кубанского полка Казачьего стана под командованием полковника Бондаренко. За проявленное усердие немецкое командование наградило многих из казаков и офицеров орденом Железного Креста. Но этот "подвиг" не забыла и Великобритания - в Лиенце англичане так же поступили с казаками, как они с варшавянами.

Летом 1944 года немецкое командование приняло решение о переброске казаков в Италию для борьбы с местными партизанами.

К концу сентября 1944 года в северо-восточной Италии были сосредоточены до 16 тысяч казаков-коллаборационистов и членов их семей. К апрелю 1945 года это число превысит 30 тысяч человек.

Устроились казаки с комфортом: итальянские городки переименовывались в станицы, город Алессо был назван Новочеркасском, а местное население подверглось насильственной депортации. Казачье командование разъясняло итальянцам в манифестах, что главной задачей является борьба с большевизмом: «… теперь и мы, казаки, сражаемся с этой мировой чумою везде, где её встречаем: в польских лесах, в югославских горах, на солнечной итальянской земле».

В феврале 1945 года в Италию из Берлина перебрался Пётр Краснов. Он не терял надежды получить от гитлеровцев право на создание «казачьей республики» хотя бы на территории Италии.

Но война шла к концу, и её итог был очевиден.
Вот так о казаках писал американский историк Майкл Пэрриш в 1996 году:
"Как показывают события в бывшей Югославии, семейные свары среди славян могут обернуться в нечто весьма скверное. Бойцы Казачьего корпуса сражались в Югославии с жестокостью, уступающей лишь головорезам из усташей, но они были немногим хуже прочих воюющих сторон. Их поведение напоминало добрые старые дни царского режима с проведениями погромов в гетто, с югославами, заменившими беспомощных евреев. Несмотря на одиозный послужной список в антипартизанских операциях, Казачий корпус никогда не развёртывался на советской земле, а его генералы никогда не были советскими гражданами, — однако разные тонкости международных законов никогда не сдерживали Сталина. После формального следствия все они были повешены 17 января 1947, включая Паннвица, который тут стал истинной редкостью: действующий немецкий офицер со смертным приговором за военные преступления и, в его случае, без последующего оправдания. Трагическая и несправедливая судьба казачьих генералов, романтизированная многими британскими авторами, критикующими их насильственную репатриацию западными союзниками в конце войны, не должна заслонять от нас их криминальное поведение в Югославии: в которой, возможно, их и следовало бы судить и где их судьба была бы такой же, но с достаточным количеством обоснований".
Британский историк Бэзил Дэвидсон, в период оккупации Югославии — офицер связи между УСО и партизанами Тито, считает, что «Паннвиц был безжалостным командиром шайки кровавых мародёров» (von Pannwitz was the ruthless commander of a horde of murderous wreckers). В своём обзоре, полемически названном «Скверные привычки», он резко оспаривает точку зрения Самуэля Ньюленда из Strategic Studies Institute, в книге которого в военном отношении казаки под командованием Паннвица «действовали великолепно» и заслуживают признания, даже если они и имели тенденцию к «скверным привычкам» (англ. bad habits): таким как разрушения, мародёрства и даже порой насилие. Сам же Паннвиц у Ньюленда показан как «смелый и дисциплинированный солдат, хоть и со спесью прибалтийского барона (которым он был не в полной мере)». Впрочем, там же Дэвидсон признаёт, что «ответ на вопрос, заслужили ли эти люди скамью подсудимых в трибунале по военным преступлениям, на практике зависит от того, кто спрашивает, где и когда».

Не отставали в своей преданности Гитлеру и воины РОА во главе с генералом Власовым. С 28 января 1945 года все солдаты Русской освободительной армии приводились к следующей присяге:

Я, как верный сын моей Родины, вступая добровольно в ряды бойцов Вооруженных сил народов России, перед лицом соотечественников присягаю — для блага моего народа, под главным командованием генерала Власова бороться против большевизма до последней капли крови. Эта борьба ведётся всеми свободолюбивыми народами в союзе с Германией под главным командованием Адольфа Гитлера. Я клянусь быть верным этому союзу. Во исполнение этой клятвы я готов отдать свою жизнь.

«Боевое крещение» Русской освободительной армии состоялось 9 февраля 1945 года, когда она стала защищать территорию Германии от советских войск.

Какую пользу они принесли для русского народа? Убили наших воинов, которые гнали фашистскую чуму от своих границ и уже освобождали от неё народы Восточной Европы. Вот за эти "подвиги" многие в РПЦЗ неизменно поминают жертв Лиенца и, напротив, поносят и унижают наших воинов, благодаря которым ещё существует наш народ.

Развал СССР и крушение коммунистов раскрывал для Зарубежья большие возможности политического влияния на русский народ. Не осталась в стороне и РПЦЗ. Но мы не думаем, что западные спецслужбы настолько глупы, чтобы не использовать церковные круги РПЦЗ для своих целей на территории Руси. С начала перестройки западные страны обрушили своё влияние на наш народ и смогли найти себе немало верных единомышленников. Главное - это информационное влияние, которое сильнее любой войны может нанести вред государству.

Мы никогда уже не узнаем, почему после своей поездки в Синод РПЦЗ Архиеп.Лазарь(Журбенко) резко изменил своё отношение к представителям Русской Зарубежной Церкви. Изменили своё отношение и они к нему, более того, открыто сделали церковный раскол, создав новую Церковь РПСЦ.

Думается, что Владыка Лазарь понял, что от него требуется не возрождение Православия, а внедрение политической прозападной платформы на территории Руси. На него за рубежом возлагали большие надежды, но он их не оправдал, он не захотел менять Христа на политический "троянский конь" и ему жестоко за это отомстили. Их надеждой стала Свободная Церковь, с канонической стороны, настоящий церковный раскол.

Если посмотреть на причину появления столь многочисленных осколков РПЦЗ, то это напоминает не церковный раскол, а многопартийную полярность. Чтобы держать народ под своим контролем, его лучше раздробить и предоставить каждому по вкусу свою "Церковь". Главное обрабатывать людей в нужном направлении, искажая историю, угашая любовь к Родине и постоянно воспитывать на примере "патриотов" Власова и др.. Пока наш народ не пройдёт нужную обработку, пока он духовно не разложится и не ослабнет, захватывать его военной силой неразумно. Ну, а для прикрытия настоящей цели всё довольно неплохо сокрыто ширмой церковного стояния в истине.

Если раньше даже не сомневались, что развал РПЦЗ, это дело рук КГБ и ФСБ, то последнее время многие факты доказывают, что западные спецслужбы, явно, поработали над этим не хуже. Бросается в глаза, что у всех очень сходное направление. Более всего нас поразило то, что внешние враги РПЦЗ(В-В) и РосПЦ отстаивают одну и ту же линию, особенно в отношении Владыки Лазаря. Понятна стала нам загадочная борьба с имяславием и другие идейные выступления в церковной среде. Ведь никакого духовного просвещения не делается, всё направлено, чтобы верующих взять под своё влияние и расколоть на части. Всё по формуле Римского Сената - разделяй и властвуй. Но политическая деятельность столь тесно переплелась за все эти годы с церковной жизнью РПЦЗ, что очень трудно понять, что руководит церковными кругами, личные убеждения или руководство со стороны.

Запад довольно значительно пустил свои корни в России. Так, бюджет США продолжает тратить миллионы на «поддержку демократии» в России.

В 2018 году американский «Национальный фонд в поддержку демократии»* (NED), признанный нежелательной организацией на территории РФ, профинансирует как минимум 19 проектов в России на общую сумму около $1,5 млн. Информация о соответствующих грантах есть в распоряжении RT. Деньги предоставляются российским НКО на публикацию «независимых новостей», проведение «независимых расследований», поддержку активистов, а также влияние на политические процессы в стране. Список грантополучателей не раскрывается. Эксперты отмечают, что полный перечень проектов станет известен только в 2019 году. В качестве одной из целей деятельности американского фонда в РФ аналитики называют президентские выборы 2024 года.
Как следует из материалов, полученных RT, примерно треть ассигнований выделена на инициативы в сфере СМИ. Фонд намерен повысить доступ россиян к «независимым новостям» о политике, экономике и социальных явлениях. Материалы должны публиковаться в виде «независимых репортажей» и мнений на различных веб-сайтах. Акцент делается на онлайн-медиа для «русскоязычной аудитории».

Ещё одно направление финансирования — популяризация «независимых расследований».
Мы не хотим никого ни в чём обвинять, но до сих пор вызывает недоумение, почему представители Русской Зарубежной Церкви совершенно не интересуются вопросом возрождения Церкви и совершенно бездействуют в этом вопросе, зато неплохо эрудированы в российских политических вопросах.

Поэтому, нет ничего неожиданного в том, что под духовным окормлением священника РПЦЗ(В-В) оказалась политическая организация БАРС, а в РосПЦ Митр.Антоний(Орлов) благословил „Народное Ополчение“ (лидер полковник в отставке В. В. Квачков) и „Парабеллум“ (лидер Ю. А. Екишев). Если Запад в лице представителей РосПЦ благоволит к В.В.Квачкову, значит он идёт нужным путём. Зато наше Общество, как не пыталось убедить представителей РПЦЗ(В-В) и РосПЦ в необходимости церковного возрождения, это не вызвало у них никакого интереса. Но, если бы мы продвигали идею свержения существующей гражданской власти, нас бы и духовно окормляли, и благословляли как БАРС и В.В.Квачкова. Понятно, что главная цель в церковных кругах не восстановление единства Церкви, а борьба со светской властью. Создается впечатление, что даже был бы в России Царь, против него тоже продолжалась бы борьба со стороны церковных кругов, тесно связанных с русской эмиграцией, потомками тех, кто не смог возвратить себе утерянное положение, ни в 1920-х, ни в 1940-х. Запад не против бы поставить нам своего Царя, избранного с западных кругов, марионетку западных правительств и спецслужб.

Политика нынешнего Синода РИПЦ тоже вызывает много подозрений. После кончины Владыки Лазаря был сделан крутой поворот прозападного духа: введено поминовение Белой армии и особенно жертв Лиенца, при этом катакомбники даже не осведомлены, кого они так торжественно поминаую за упокой, но зато архиереи Синода РИПЦ убеждённые противники поминовения наших воинов 9 мая. Много вызывает недоумений и то, где берут архиереи сколько денег на многочисленные зарубежные поездки в Австралию, Америку, Европу . Они ведь истинные катакомбники, а вот по дорогостоящим поездкам это не скажешь. Может есть во всём этом какая-то взаимосвязь?

Особенно бросается статья на сайте РИПЦ, находящимся под омофором Синода, которая уже не один год промывает мозги верующим по вопросу о восстановлении Самодержавия, ловко действуя на подсознание людей. Под массой благих, на первый взгляд, убеждений, кроется негативное влияние на сознание людей. Даже одного человека переделать и это будет большое достижение, каждый трудится по мере своих сил и в той среде, куда он назначен. Эту статью мы помещаем как дополнение в самом конце.

Что же делать, будет ли возрождение Истинного Православия? Нам остаётся последнее средство. Катакомбные старцы Донбасса заповедовали, если есть какая-то трудность, делать по три земных поклонов Божией Матери Одигитрии и просить в чем нуждаемся, по их словам, Божия Матерь всегда управляет как надо.. Кому не безразлична судьба Церкви, давайте будем так и делать. После общения с РосПЦ мы сделали вывод, что это единственный способ церковного возрождения - просить Царицу Небесную, а кому важно политическое перевоспитание нашего народа, пусть занимаются, только от суда Божия и гнева Пречистой им не убежать.

И хочется закончить данную статью словами из журнала "Русский Паломник" за 1994 год, №9:

"Одно время о.Серафим(Роуз) также полагался на объединённое движение "ревнителей Православия", как противодействие обману последних времён. "В годы нашей наивной молодости, писал он в 1979 году, мы с о.Германом мечтали о деятельном движении единомышленных ревнителей Православия среди молодых новообращённых русских, греков и т.д.. Увы, мы стали старше и мудрее, и теперь мы не ожидаем многого. Все наши исповедники Православия имеют также и чисто человеческие черты. В весьма многих православных ревнителях, мне кажется, присутствует интеллектуальная ограниченность, сочетающаяся, в некотором роде, с политической ориентацией, что порождает левые и правые фракции, и затмевает видимость общей задачи, которая, как мы думали (и до сих пор думаем), очень ясна, особенно, когда её сопоставляешь с откровенным обновленчеством..."


ПРИЛОЖЕНИЕ

Статья помещена на сайте РИПЦ: https://web.archive.org/web/20150411113436/http://catacomb.org.ua/modules.php?name=Pages&go=page&pid=2088

ЧАЕМ ЦАРЯ, А ДОЖДАТЬСЯ МОЖЕМ АНТИХРИСТА?

В Определении Освященного Собора РИПЦ о вероисповедных и экклесиологических основаниях Русской Истинно-Православной Церкви (17/30 октября 2008 г.) сказано:

«Вслед за выдающимися Святителями Вселенской и Русской Церкви мы веруем, что власть, Богом установленная, – это православное Царство. Мы скорбим об утрате нашими предками Богом данного Русского Царства и молимся Господу о восстановлении его. Однако мы свидетельствуем также о том, что истинное Православное Царство на Руси может быть восстановлено только после покаяния русского народа и его возвращения в Истинную Церковь, ибо в лже-церкви не может быть ни подлинного покаяния, ни восстановления православной монархии. Монархия, учрежденная с благословения церкви лукавнующих, в самом своем основании будет иметь лукавство. Такое царство не угодно Богу, оно, даже если будет великим и могущественным, лишь подготовит почву для прихода антихриста».

--------------------------------------------------------------------------------------------------

koronacarya.jpg

ЧАЕМ ЦАРЯ, А ДОЖДАТЬСЯ МОЖЕМ АНТИХРИСТА?

«Царство Мое не от мира сего» (Ин. 18:36);

«Не сотвори себе кумира» (Исход, 20: 4);

«Не надейтеся на князи, на сыны человеческия, в нихже несть спасения» (Пс.145:3)

Все мы, чада Православной Русской Церкви, чаем возрождения Святой Руси. Если бы это произошло, это была бы великая милость Божия к нам, грешным и недостойным.

Но для возрождения Святой Руси, – действительно Православной, истинно Православной России, – как учили нас наши предшественники, святые новомученики и отцы-исповедники Катакомбной Церкви, необходимо, чтобы в сердце русского народа, в сердцах многих миллионов русских людей вновь поселился и воцарился Христос. Чтобы Он во всём, – во всех наших помыслах, желаниях и действиях – стал во Главе всего. Только Он и никто другой! И ничто другое... В этом, по словам последнего законного Первоиерарха РПЦЗ Митрополита Виталия, и заключается подлинное покаяние русского народа. Соответственно, и действительное, нефальшивое возрождение русской православной государственности и монархии станет возможным только в том случае, если мы этого не просто захотим на словах, но заслужим пред Господом истинно-христианским образом своей жизни.

Однако достойны ли мы сегодня такой милости от Бога? Ответ более чем печальный, потому что за прошедшие 24 года после распада богоборческого СССР русский народ в своей многомиллионной массе так и не обратился ко Христу. Россия чем дальше, тем увереннее занимает первое место в мире по количеству абортов, росту алкоголизма, наркомании, проституции, криминала и коррупции, а число так называемых «практикующих православных», то есть тех, кто стремится жить более-менее церковной жизнью, по статистике, не превышает в Российской Федерации 1,5% от 140-миллионной массы ее населения.

Налицо очевидный факт – обращения постсоветского российского общества к истинному православию не произошло, не произошло и покаяния и отказа от коммунистических идолов, от богоборческой символики в армии, сталинской мелодии государственного гимна, многих советских праздников (например, 23 февраля – «Дня Советской армии», который является сейчас официальным праздником армии РФ) и т.д. и т.п. Всё это сохранилось, только теперь уже в лукавом сочетании с православной и монархической символикой, а отчасти и с православной риторикой и идеологией.

За последние 15 лет в российском обществе с новой силой возобновилась ностальгия по советскому прошлому, его идеализация. А вместе с тем – реабилитация и даже идеализация кровавого палача Сталина как «русского» и более того – православного «государственника», а сталинизма – как идеи о «сильной русской государственности». Эти апостасийные процессы происходят под демагогическую пропаганду в СМИ о количестве новопостроенных храмов с золотыми куполами, о будто бы совершающемся «возрождении православия», а вместе с ним и самой «православной империи». Но действительно ли всё происходит именно так, как нам внушают с телевизионных экранов провластные политтехнологи?

Для того чтобы понять, что ура-патриотические утверждения о «возрождении православной империи» – неправда, что никакого православного возрождения при существующей ныне в Кремле неосоветской власти нет и быть не может (а, соответственно, нет и не может быть восстановления нефальшивого, настоящего, не пораженного советчиной российского государства и православной монархии), достаточно выйти из собственного «внутреннего гетто» на улицу, внимательнее осмотреться по сторонам, поинтересоваться, чем на самом деле живет основная масса населения РФ. Явление кажущегося возрождения православия в России еще Митрополит Виталий называл «пустышкой», потому что изнутри это «возрождение» пусто. Если мы честно посмотрим на окружающую нас действительность, отставив в сторону прелестные и приятные для нашего национального самолюбия мифологемы о собственной «богоизбранности» и «богоносности», то увидим ужасающую картину глубокого нравственного разложения народа во всех слоях общества, происходящего под видом будто бы «православного возрождения».

Возможно ли в таких условиях подлинное восстановление христианского царства? Святые отцы и учители Церкви пишут о том, что, прежде всего, в наших сердцах и помыслах должно быть не чаяние земных форм правления (империи или монархии), но чаяние Христа. Когда же на первом месте монархия, а лишь затем Христос, то такая вера не угодна Господу, не нужна Ему и такая монархия. Если народ действительно обратится ко Христу, то и богоустановленную царскую власть Господь пошлет такому народу. Если же нет (как это происходит сейчас), то, как писали архиепископ Аверкий (Таушев), иеромонах Серафим (Роуз) и многие другие, Господь может и отменить Свои обетования о нас, в том числе и пророчества о возрождении в России православной монархии:

«Все будущее зависит от нас самих: если мы возродимся к истинной православной жизни, тогда Святая Русь будет восстановлена; если нет, то тогда Господь может забрать Свои обещания…Так же, как после покаяния людей Ниневия была помилована, и пророчество Ионы о ее погибели, таким образом, не осуществилось, так и пророчества о восстановлении Святой Руси могут оказаться неосуществленными, если русские люди не раскаются… Воскресение Святой Руси зависит от усилий каждой отдельной души, оно не может состояться без участия православных людей – нашего общего покаяния и нашего внутреннего, а не только внешнего подвига» [Иером. Серафим (Роуз). Святое Православие – ХХ век. – М., 1992. – С. 76; 71; 75].

«Как учит Св. Церковь, время появления антихриста зависит, в сущности, от нас самих. Если будет у нас истинное покаяние, исправление жизни и обращение к Богу, оно будет отсрочено Богом. И Святая Русь наша может еще воскреснуть и возродиться к новой жизни, но опять-таки, если будет такое покаяние у русского народа, хотя бы на апокалиптические полчаса…» [Архиеп. Аверкий (Таушев). Современность в свете Слова Божия. – Т. III. – С. 126].

Без покаяния и подлинного обращения ко Христу мы становимся уже не «богоизбранным» и «богоносным» народом, а народом проклятым, народом-богоборцем, и тут уже никакая «империя» или «монархия» не поможет. Хуже того, пребывая в таком нераскаянном, проклятом состоянии, коснея в таком состоянии, мы и вправду можем восстановить монархию, но будет ли она богоустановленной?

Уже больше десятка лет пропутинскими политтехнологами из Кремля активно разрабатывается проект под названием «Проект Россия». Известно, что в Госдуме РФ эта книга, издававшаяся многотысячными тиражами, бесплатно раздавалась всем депутатам как проект будущего политического устройства России. Совершенно очевидно, что путинская КГБ-истская элита серьезно работает над осуществлением плана по переходу неосоветской РФ к псевдо-монархической форме правления и созданию псевдо-империи (точнее, обновленного СССР, только теперь уже не откровенно атеистического, а «православного») в ближайшие 10 лет. Подобные попытки уже были в советской России: в середине 1940-х гг. при Сталине разрабатывалась идея распространения влияния богоборческого советского режима на всё поствизантийское пространство и с этой целью – провозглашения вместо «Третьего Интернационала» идеи «Третьего Рима» относительно красной Москвы, созыва в ней в 1948 г. «восьмого вселенского собора» и даже, подобно Наполеоновскому самовозведению на Престол, установления «красной монархии». К счастью, Господь тогда посрамил эти дерзкие и кощунственные планы, не допустив их осуществления. Похоже, нынешние наследники Сталина по власти в РФ вновь вернулись к запылившимся в архивах НКВД-КГБ неосуществленным проектам…

Разумеется, что когда такую «монархию» нам подсунут нынешние нераскаянные посткоммунистические апостаты из МП и ФСБ/КГБ, едва ли это можно будет назвать «возрождением Православной России».

Для православного христианина понятно, что монархия как таковая не должна и не может быть самоцелью, потому что монархическая форма правления – не цель, а средство, призванное удерживать народ верных (начиная от высших чиновников, и заканчивая рядовыми гражданами) от беззаконий, в правоверии, а государство – от сползания в апостасию. Такую функцию может выполнять только православная монархия, а не «монархия вообще», причем не формально-православная, а истинно-православная. Не всякий, кто называет себя монархом, автоматически является носителем благодати удерживающего, – антихрист ведь тоже будет монархом. Что сможет «удерживать» марионеточный псевдо-монарх, возведенный на «престол» в бездуховном обществе нынешней РФ? Ясно, что это будет не православная монархия, не Истинное Православие в народе, носителем коего ни народ, ни его «элита» не являются, а неосоветский, посткоммунистический режим Путина и МП/ФСБ-КГБ. Тут вроде бы всё просто, но, в то же время, и сложно. Когда общаешься со многими «православными монархистами», которые в политическом плане говорят как будто верно, но живут не со Христом, по-настоящему Христа и Православия не познали, да и не желают, то больно и горько становится – ведь они только губят этим самые чистые и священные идеи. И таким «монархистам» уж действительно Господь не дарует православной монархии, ведь чаять-то прежде всего необходимо Христа, как Царя Небесного: «ищите прежде Царствия Божия и Правды Его, и это всё приложится вам» (Матф. 6, 33). «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся» – эти слова прп. Серафима Саровского едва ли приложимы к большинству современных «монархистов» и «патриотов», в сердцах которых дух отнюдь не мирный...

Иногда возникает желание спросить у таких «монархистов»: в чем твоя вера? В царе земном? А где же Христос в твоей вере? Какое место отведено Ему в твоем сердце? Вот почему, именно для них, для их правильного восприятия, и нужно, чтобы изначально и во всем были правильно расставлены акценты.

Даст Бог, если указанные ошибки и заблуждения удастся излечить, Господь дарует нам православную монархию как средство удержания народа верных в правоверии, удержания от беззаконий. А если нет народа верных – то тогда и удерживать некого...

«У нас нет настоящей духовной жизни. Нет любви к Богу и ближнему. Их заглушила любовь к страстям, гордыня». – Вот действительная причина всех наших бед. И именно поэтому пред Богом мы не заслуживаем ни возрождения подлинной Православной России, ни Православной монархии, ни многого другого.

В этой связи важно понять позицию отцов-исповедников Катакомбной Церкви: их отношение к государству, к покаянию русского народа в грехе богоотступничества, к возможности восстановления православной монархии и, главное, к условиям, при которых может быть ее восстановление, и т.п., чтобы нам самим иметь правильные ориентиры в современной непростой ситуации. В работе «Очерки о Катакомбной Церкви» один из катакомбных исповедников пишет:

«Великий грех усыпляет сознание людей, особенно верующих, проповедью о НЕОТВЕТСТВЕННОСТИ НАРОДА за кровь, пролитую в революции, за измену Господу Богу, Церкви и Родине. Такая проповедь – ложь. Староцерковники признают себя виновными пред Богом, и молятся о том, чтобы Господь послал пророков, которые, как древле в Израиле, не убаюкивали бы людей ссылками на обман правителей, на обстоятельства, а твёрдо говорили бы народу, что спасения ему не будет, пока он не возвратится на путь “Бога отцов своих”. Ищущим “царства Божия и правды Его” прилагается без их усилий “христианское государство”, а ищущим “прочая” – Советы. Если мы вымолим у Господа пророков истины и послушаем их, – получим “отсрочку”; не послушаем – укрепим существующее».

Обратим внимание на слова: «Ищущим “царства Божия и правды Его” прилагается без их усилий “христианское государство”». То есть, если есть народ верных, Господь ему без его же политических (и уж тем более военных, милитаристских!) усилий, за внутреннее благочестие и веру посылает и соответствующую государственность. Если же этого, – самого главного, – в народе нет, – никакие политические усилия, никакие призывы к возрождению империи и монархии, никакие имперские идеологии и символы, никакие локальные или глобальные военные конфликты, насильственное «собирание земель» и т.п. не помогут. Ведь государство – это только земная форма управления народом, которую Господь посылает (или попускает) людям по расположению их сердец.

Вспомним ветхозаветный народ верных: когда он был достоин – им управляли не монархи даже, а непосредственно пророки Божии. Вот идеал подлинно духовного общества! Когда же народ стал недостоин, утратив упование на волю и промысел Божии, Господь лишил его Своих пророков, и едва ли не в наказание дал им царя (Саула), хотя и помазанного Господом, но оказавшегося вскоре тираном и отступником от Бога. Когда же народ и этого стал недостоин, Господь и вовсе отдал его в плен язычникам…

То же самое и мы имеем ныне: русский народ отпал от Бога, от Церкви, оказался недостоин православной государственности, и получил государственность безбожную – по расположению своего сердца. За 74 года советчины сформировался совершенно особый народ – советский («мы сформировали новую формацию – советский народ» – Ленин), и не нужно себя обманывать: за прошедшие 23 года после падения СССР наш народ не стал лучше – не покаялся, не воцерковился, не излечился от духа советчины, не стал православным, почему и стало возможным установление в РФ неосоветского режима, насквозь пропитанного советчиной.

Поэтому и акцент сегодня следует делать не столько на необходимости возрождения монархии (тем более не на политических или милитаристских методах ее восстановления), сколько на необходимости каяться и молиться, жить благочестиво – в Духе, Истине и Любви, чтобы, как часто говорил блаженной памяти схиархиепископ Лазарь (Журбенко), Господь послал нам «мужей мудрости», «пророков Божиих в духе и силе Моисея, Илии и Еноха», которые смогли бы духовно сплотить народ верных, указать ему подлинные ориентиры, обратить к покаянию и вывести из духовного плена. Если это произойдет, то и восстановление православной монархии станет возможно, – если на то будет воля Божия. А иначе восстановление монархии ради монархии приведет нас только к антихристу.

Владыка Лазарь, воспитанный катакомбными отцами-исповедниками, так же, как и его учители, называл богоборческий СССР «красным зверем», а его распад – «ранами зверя». Он говорил, что «зверь этот еще восстановится в новой личине» (лже-православной), «когда излечит свои раны …»

Согласно учению Православной Церкви о конце времен, антихрист утвердится во власти как великий диктатор, как человек, объединивший под своей властью «все царства мира». Понятно, что это невозможно ни в качестве президента, ни в качестве председателя парламента «демократической республики». Для этого антихристу нужно быть монархом, причем монархом «самодержавным», воле которого безоговорочно подчинены все без исключения граждане его «государства»… Преподобный Серафим Саровский, святитель Игнатий (Брянчанинов), иеромонах Климент (Константин Леонтьев), схиархиепископ Лазарь (Журбенко) и другие православные мыслители и подвижники благочестия предупреждали, что явится антихрист, скорее всего, именно в «православной среде», «чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Матф. 24, 24).

Приставка «анти» в слове «антихрист», в переводе с греческого языка, означает не только «против», но и «вместо», «подмена» – то есть, «вместо Христа», «подмена Христа». Это будет «фальшивый христос», фальшивый мессия, и государство его тоже должно быть фальшивым, лишь снаружи кажущимся «благочестивым», – «внутри же отступление полное» (свт. Феофан Затворник). Но поскольку антихрист придет в роли монарха, то и подмену он должен будет изначально совершить не где-нибудь в США, а в стране, формально называющей себя «православной» – под видом «православного монарха», иначе как же, в ином случае, «соблазнить избранных», то есть православных христиан? Схиархиепископ Лазарь считал, что антихрист должен явиться не на безбожном Западе, который уже более 1000 лет как отпал от Православия и где уже давно и подменять-то духовно нечего. Напротив, выйти на мировую арену он должен из некогда Православного Царства, «Третьего Рима», где он и совершит свою коварную подмену под Православие, то есть, по убеждению Владыки, из постсоветской России. Именно этим объясняется почти вековая, совершаемая руками русских же людей богоборческая кровавая оргия на Святой Руси, жестокое уничтожение тысяч исповедников Истинного Православия, создание подмены под Православие в лице апокалиптической «Церкви-Блудницы» – советской лжепатриархии – и многое другое. Все это в совокупности – поэтапное приготовление Престола бывшей Святой Руси, Третьего Рима, для воцарения антихриста. Из Св. Писания и пророчеств святых отцов мы знаем, что придет он после страшных бедствий, войн и разрушений как «миротворец», «удерживающий мировое беззаконие» и «традиционные ценности». Он восстановит «православную монархию» и будет коронован в храме поклонившимся ему лжепатриархом. Его гениальность, авторитет, силу и власть признает большинство народов мира, и прежде всего – иудеи, которые первыми увидят в нем своего «мессию», мошиаха и пригласят не только возжечь их ритуальную минору (что каждый год практикуется на Красной площади нынешними правителями РФ), но и восстановить Иерусалимский храм. При своей внутренней антихристовой сущности он в первое время будет так усиленно использовать облик внешнего православного благочестия, что прельстятся даже избранные… И лишь потом он откроет свою истинную звериную личину.

По этой именно причине не могут не настораживать участившиеся в последнее время с подачи кремлевских политтехнологов призывы к восстановлению в РФ империи и монархии без подлинного духовного исправления народа.

Без подлинного покаяния, переосмысления ошибок прошлого и принятия людьми Христа, Его Истины и Духа Любви любая так называемая «православная монархия» теряет свой смысл и значимость, почему, в итоге, и стал возможен 1917 год (ведь русские люди, а иногда и сами цари, задолго до этого стали отпадать от Христа, от веры, уклоняясь в масонство, богоборчество, вражду и ереси). Поэтому, как верно указывал архиепископ Лазарь, 1917 год стал лишь закономерным следствием тех «духовных» процессов, которые происходили в русском обществе начиная со времен Петра I, Екатерины I, Анны I и Екатерины II – как наказание за отступление от Бога, от Веры и Св. Церкви, как наказание за грехи.

Посеянные со времен Петра I семена вероотступничества, словно вирус, настолько сильно впились в плоть и кровь русских людей, что уже Благочестивейший Царь Николай II казался им «слабовольным» и «примитивным». Вследствие постепенного вероотступничества, от когда-то православного русского общества отошла удерживающая благодать Духа Святого. И хотя оставался еще носитель благодати Удерживающего – Православный Монарх, получивший через Св. Церковь Помазание Духа Святого на несение сего служения, реально удержать тайну беззакония в отступившем от Веры и Церкви народе он уже не мог, ибо без Веры народ лишился удерживающей благодати Духа Святого. Вот почему Господь попустил и трагедию 1917 года, и отъятие от нас Православной Монархии. Это ничто иное как попущение Божие в наказание за наши нераскаянные грехи.

Именно поэтому архиепископ Лазарь часто говорил о том, что русскому народу, «прельщенному советским духом», необходимо покаяние, обращение ко Христу и Его Истинной Церкви. Без этого восстановление монархии будет носить лишь внешне-декоративный характер, внутренне имеющий уже иное, антихристово наполнение, как это мы можем наблюдать в лжецеркви Московской патриархии.

И еще один важный момент – дар благодати Удерживающего через таинство миропомазания может дать лишь истинная Православная Церковь. Никакие суррогаты, никакие подделки под Православную Церковь, даже ценой поглощения РПЦЗ, этого обеспечить не в состоянии. Иначе это будет очередная богоборческая подделка… Даже если такую коронацию совершат архиереи-отступники РПЦЗ, с духовно-канонической точки зрения данный апостасийный акт не обретет силы истинного таинства и мистической легитимности.

Нередко в доказательство того, что монархию в России восстановить необходимо любой ценой, можно услышать аргумент, что без нее Православная Церковь не может свободно и полноценно развиваться и выполнять свою миссию на земле. Однако этот аргумент не выдерживает критики. Достаточно вспомнить, что и Юлиан Отступник, и Иоанн Грозный, и Петр I, и Екатерина II были законно помазанными монархами, однако именно при них Православная Церковь потеряла многие свои права, претерпевала ущемления и даже гонения. Более того, та же Флорентийская уния была навязана Православной Церкви по требованию законного византийского императора и была отменена лишь после окончательного крушения Византийской империи и монархии. Аналогично и в православных Греции, Румынии и Болгарии, где уже в ХХ веке введение церковно-модернистских реформ и нового стиля, а также гонения на старостильных истинно-православных христиан происходили не только при существующей там православной монархии, но и по прямому настоянию православных монархов этих стран. В той же Греции гонения против ИПЦ ослабли лишь после отмены на референдуме монархического строя. Поэтому, очевидно, монархия, сама по себе, как форма правления ничего не удерживает и не спасает (как не спасла она и Россию от духовно-нравственного разложения и революции 1917 г.). Именно поэтому старостильные ИПЦ Греции, Румынии и Болгарии тему монархии никогда не смешивают с вероисповедно-экклезиологическими вопросами и не возносят ее в разряд догмата. Точно также совершенно не касались темы монархии в своих посланиях против сергианства и Святые Новомученики и Исповедники Российские, делавшие упор на необходимости отстаивания и хранения внутренней свободы и независимости Истинной Церкви, а не внешних политических форм государственного управления, пусть даже и монархических.

-----------------------------------------------------------

Не может не беспокоить и то, что нынешние призывы к восстановлению «империи» и «монархии», как правило, носят характер «протестантско-монархического хилиазма», где образ виртуального «монарха» подменяет собою уже Самого Спасителя-Христа. Данное явление – это уже вера не во Христа, но в иного, «хилиастического правителя», не в Царство Небесное, а в царство земное (т.н. «православный иудаизм»). А это уже язычество, хотя и тщательно прикрываемое внешне-православными формами. Как справедливо указывает Святитель Иоанн (Максимович) Шанхайский, «Христово Царство “не от мира сего” (Иоан. 18, 36), и потому Христос не устроял земного царства» [Слова иже во святых отца нашего Иоанна Архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского. – США, 1994. – С.20].

Здесь важно помнить, что задача Церкви Христовой – не возрождение политических, земных форм правления (хотя бы и в форме «православной монархии»), но, прежде всего, указание пути к покаянию и возвращению народа верных в лоно Истинной Церкви, указание пути в Царство Небесное, дабы всем получить СПАСЕНИЕ В РАЮ! В противном случае, возрождение в обществе «homo sovieticus» монархии приведет лишь к очередному извращению. Мы же, православные христиане, так и не сумев помочь постсоветскому обществу возродиться духовно, сами увлеклись «православно-хилиастическими» мечтами и пытаемся «возрождать» то, что Волей Божией по нашим же грехам было отъято именно за то, что мы пребываем в ложном духовном состоянии. Не выйдя из такого губительного состояния, мы хотим себе монархию... Тщимся своею немощною рукою изменить Промысел Божий о нас! При этом, никак духовно не влияя на общество: не исправляя его и не исправляясь самим.

Нынешнее общество так называемой «РФ» секуляризовано и бездуховно, оно равнодушно ко Христу и к Его Истине, оно сохраняет лишь внешние, пустые для него формы обрядности (да и то, как правило, один раз в году, на Пасху). Официальная Церковь в России не имеет в обществе духовного и нравственного авторитета, давно утратила единство в Истине, утратила Соборность, превратилась в лже-церковь, псевдоцерковную корпорацию, прочно срослась с неосоветским коррумпированным режимом. В такой ситуации, на какой почве, на каком основании возрождать в России православную монархию и империю? Где та избранная, верная Христу десятая часть народа, на основе которой могло бы начаться православное возрождение по всей стране? Совершенно очевидно, что такой, даже десятой, части нет. ИПХ в России составляют ничтожное меньшинство, пребывают в изоляции, раздробленности, а зачастую и в условиях гонений, не имея возможности влиять на происходящие процессы, на общество в целом, на его духовное возрождение. Даже «официальное», апостасийное православие составляет не более 1,5% от общей массы постсоветского населения РФ. О каком же «православном возрождении» в России идет речь?

Не может не беспокоить и то, что некоторые так называемые «православные патриоты» во главу угла ставят всё что угодно: империализм, монархизм, национализм, антисемитизм, антиукраинизм и т.п., политику, идеологию, экономику, – всё, кроме Самого Христа, Его Божественной Истины и Любви. Все эти «измы», когда они оказываются на первом месте, на более тонком, органическом уровне уже становятся самоцелью, своеобразным культом, религией, где уже не остается места ни Христу, ни Его Божественной Любви. Но ведь без Любви, без Христа нет и Истинной Церкви, а есть лишь фарисейское сообщество псевдоревнителей, собравшихся ради борьбы с несогласными, с искусственно создаваемым образом врага, сообщество собравшихся «на Голгофу без РАЯ», а значит, и без Христа!

В опубликованной более 10 лет назад по благословению архиепископа Лазаря (Журбенко) статье «Без Любви нет Истинной Церкви» есть следующие пояснения:

«Чудо Державной иконы Божией Матери засвидетельствовало, что земная власть Помазанника Божия перешла в Ее пречистые руки, и что теперь только Она одна является владычицей и покровительницей Святой Руси, осуществляя Свое попечение над нами через Истинную Церковь Христову. Таким образом, получается, что именно Истинная Церковь по неисповедимому промыслу Божию, в наше время приняла на себя выполнение миссии “удерживающего”, и что с ее окончательным “бегством в пустыню”, т.е. “отъятием от среды” сможет совершиться “тайна беззакония” (2 Сол. 2, 6-8). Именно поэтому Святой Нифонт Цареградский (ХVI в.), говоря о последних временах, акцентировал внимание не на абстрактных “последних временах” как таковых, но конкретно – на “последнем веке Церкви” (13). Также и Св. Ириней Лионский (+202) отмечал: “Когда Церковь в конце истории будет внезапно взята от среды, то будет скорбь, какой не было от начала и не будет” (14). А св. преп. Феодор Студит, сравнивая эпоху гонений первых христиан, утверждал, что и “конец Церкви с началом её согласуется” (15) в гонениях и терпении верующих, когда “князь мiра сего” в последний раз ополчится на Нее. По этой же причине и святые новомученики, отцы-основатели катакомбной Истинно-Православной Русской Церкви свое неприятие богоборческого коммунизма, соглашательства с ним в виде декларации 1927 г. и “сергианства” в целом обосновывали не политическими мотивами, не преданностью “старому режиму” или противопоставлением социализма и капитализма, коммунизма и монархизма, интернационализма и патриотизма, но сугубо духовными мотивами – верностью Христу, чистоте Истинного Православия и внутренней свободе Церкви. Более того, в этот период в среде епископов-исповедников полемика о монархии уже не ведется вовсе, поскольку после чуда Державной иконы Божией Матери утратила свою актуальность, а перед Церковью Христовой встали новые испытания и задачи, которые и можно охарактеризовать как “служение удерживающего”. По этой причине утверждения, вроде того: “последняя Третья Православная Империя, возрождаемая на развалинах прежней, встретит Второе Пришествие Христа” (16) – не просто ошибочно, но даже еретическое, поскольку здесь происходит искажение сути православного эсхатологического учения о последних временах, согласно которому, на самом деле, под видом Христа должен будет явиться “антихрист”, который “легитимно” получит царскую корону, восстановит римско-монархическую форму правления и возродит “мiровую империю”. Согласно толкованиям Святых Отцов, именно “антихрист” попытается предстать в роли “миротворца”, а, следовательно, и “удерживающего мiровое зло”.

По этой причине Истинно-Православная Церковь никогда не приписывала миссию “удерживающего” исключительно земной форме правления, избегая какого либо участия в политических движениях или организациях, будь то национально-патриотических, государственнических, монархических, демократических и прочих. Подобное участие в корне противоречило бы ее принципу стояния в чистоте Истинного Православия и сохранения внутренней свободы Церкви, чего невозможно достичь, ввязываясь в “земные”, политические интриги. По неисповедимому Промыслу и Попущению Божию старый “христианский мiр” безвозвратно ушел, “римско-правовое” наследие в истории Православия иссякло, Церковь Христова, как мы уже говорили выше, вступила в новую, возможно, последнюю фазу своего бытия, новых испытаний и скорбей, о чем и было предсказано Св. Иоанном Богословом в Откровении. По этому же поводу нас настоятельно предостерегает и Свт. Игнатий (Брянчанинов): “Отступление попущено Богом, посему не покушайся остановить его своей немощной рукой. Устранись сам”. Из этого одного уже можно заключить, что любые внешние, политические средства борьбы не только безрезультатны, но и вредны, прямо или косвенно приводят таких “борцов” на служение тем, против кого они, казалось бы, “борются”. А неистово желаемое некоторыми возрождение “православной монархии”, благодаря которой процветала бы истинная вера, в нынешних условиях всеобщей глобализации и космополитизации становится утопией, или прелестью. Господь же нас призывает не оглядываться назад, но трезво и мужественно смотреть вперед грядущим испытаниям и соблазнам, и не смущаться духом» (см.: "Без Любви нет Истинной Церкви").

Действительно, нельзя не согласиться c тем, что ныне перед гонимой Истинной Церковью стоит много более важных задач, от решения которых зависит Ее сохранение в России. Поэтому при чтении многих политических деклараций о первостепенности «возрождении России», «монархии» и т.п. невольно вспоминается высказывание одного дореволюционного патриота-монархиста: «Люблю Россию за православие и красную рубаху». Именно такое «православие в красной рубахе», или, как более конкретно высказался один из лидеров так называемой «Новороссии» (ДНР-ЛНР) Павел Губарев («мы за красное православие»), прослеживается в призывах к «Голгофе без Рая», то есть, к возрождению православной империи без покаяния. Но действительно ли Богу нужно возрождение такой России? Неужели Православие – это только «отечество», «красная рубаха» и «сохранение монархического сознания»?

Неужели мы уже забыли, что крушение России началось задолго до 1917 г., что внешние формы империи и монархии уже не могли спасти (и не спасли!) вероотступническую Россию, где значительные слои общества задолго до 1917 г. отступили от Бога, от Христа, готовы были идти на «Голгофу»: одни – за «социальную справедливость на земле», другие – за «отечество», но в обоих случаях – не за Христа, не в РАЙ! Что Белое движение было обречено, поскольку в значительном своем большинстве шло на Голгофу за Россию, но без РАЯ, в который многие давно уже не верили («против большевиков хоть с чертом», и т.п.). Что каяться всем нам нужно не только в грехе цареборчества, но прежде всего в грехе отступления от Христа! Отступление народа от Бога, от Христа, отказ от РАЯ и привели русский «народ-богоносец» (Ф. Достоевский) к безумию 1917 г., сделав его «народом-богоборцем», а через год – к цареубийству. И не случайно цареубийство произошло только через год после кровавого богоборческого переворота – как его следствие.

Говоря о грехе цареборчества, но при этом замалчивая, что ему предшествовало длительное, начиная со времен Петра I, внутреннее духовное разложение и вероотступничество сначала в высших слоях российского общества, а затем и в народе, – значит, ничего не сказать, сместить акценты с первостепенного на второстепенное и только ввести паству в заблуждение относительно подлинных причин болезни, падения русских людей. Именно так ныне поступают сергиане – духовные дети большевиков. Они даже прославили Свв. Царственных Мучеников, они борются с «ересью цареборчества» (иногда доходя до откровенной ереси царебожничества), но при этом проповедуют «православный сталинизм» и не каются в грехах вероотступничества, сергианства, служения «князю мира сего». Поэтому в нашем случае, повторимся, восстановление монархии в РФ ничего не изменит при нынешнем духовно-нравственном состоянии общества. Такая монархия, скорее всего, и будет антихристовой! Тревожит то, что многие православные пастыри неосторожно ступают именно на такой опасный путь, путь римско-языческого «царебожничества» или протестантского «монархического хилиазма» – лжеучений, в действительности лишь уводящих людей от Истинного Православия в дебри сектантского фундаментализма под внешним видом именно борьбы за него.

Поэтому беспокоит вопрос – как бы нам не уподобиться тем ветхозаветным иудеям, которые тоже искренне чаяли воскрешения Православного Царства во главе с Мессией-Царем. Их духовные лидеры – фарисеи и законники – были ревностными постниками и аскетами, безупречными в соблюдении внешних нравственных законов. Это были ревнители, искренне боровшиеся с малейшим отступлением от традиционных для иудеев нравственных ценностей, с тлетворным влиянием римского растленного общества (своего рода «евросодома»). Однако они, прежде всего, чаяли восстановления земного царства для евреев (или, как в нашем случае, для русских – не суть важно!). А истинный Царь сказал: «Царство Мое не от мира сего», и отказался повести народ на внешнюю борьбу против Рима, за традиционные иудейские ценности, что и возмутило богоизбранный народ, превратив его в народ-богоборец. И они, так и не увидев подлинного Царя и Его Царство, продолжают по сей день ожидать восстановления своего «богоизбранного», земного царства… К сожалению, аналогичные тревожные тенденции прослеживаются и в русском народе, более 80 лет распинавшем Христа и Его Истинную Церковь.

Как же нам распознать Истинное Царство? Каким оно должно быть? Земным ли? Или в виде «малого остатка верных» – Истинно-Православной Церкви, под спудом, в тайне от апостасийного мира, в катакомбах хранящей Истинную Веру и идеалы Святой Руси?

Будет это новое «Никейское Царство верных» или новая глобальная империя от Балтии до Курил и от Ледовитого до Тихого океанов? Как это узнать, как определить, чтобы не ошибиться, не прельститься, не сбиться, как это произошло с ветхозаветным богоизбранным народом, так чаявшим воскресения земного православного царства, что в итоге, ослепленный собственной гордыней, он взял на себя страшнейший из грехов – богоубийство.

Для правильного понимания настоящего и будущего очень ценны аналогии из истории. Известно, что любое православное царство, если и восстанавливалось после своего полного разрушения, то восстанавливалось уже совершенно не в тех внешних формах, часто не в тех географических границах, и даже не в тех этнических общностях, что прежде. «Дух дышит, где хочет» (Ин. 3:8), – сказано в Писании. Так Ветхозаветное Царство воскресло не в виде иудейского государства, но в виде христианских общин, народа верных, Церкви Христовой на земле. Создание нового христианского государства началось под водительством Церкви Христовой с падения прежней языческой Римской империи и перенесения центра в новый и ничем не примечательный, расположенный даже не на европейском, а на азиатском континенте город – Византий (позднее названный Константинополем или Царьградом). По сути, это было образование нового Царства верных на развалинах старого, более не пригодного, Римского царства. После духовного распада Православного Византийского царства – Второго Рима, православное царство воскресает лишь на время, но не в границах империи, а лишь в «сепаратистском» по отношению к имперскому центру Никейском царстве верных. Аналогично на обломках бывшей империи образуются славянские, «сепаратистские» по отношению к имперскому центру, православные царства в Сербии и Болгарии (последняя даже провозгласила себя тогда «Третьим Римом»). Однако восстановлению Третьего Рима суждено было произойти вовсе не в границах прежнего Византийского православного царства, а совершенно в других землях и других народах, которых православные греки именовали «варварами». Греки до сих пор не признают Российскую монархию в качестве восстановленного Византийского Царства, поскольку это царство утвердилась не в их границах. Но это было действительно царство народа верных, а потому на тот момент именно его Господь избрал для исполнения миссии. После духовного и физического падения Третьего Рима в 1917 году, наступит ли его новое восстановление – ведомо одному Господу. Если наступит, – дай то Бог! Мы этого жаждем и чаем. Но если Богу такое восстановление будет угодно, то в каких формах, в каких границах и в каких народах? Будет ли это восстановление в виде «малого остатка верных» – Истинно-Православной Церкви, или что-то вроде «сепаратистских» образований из народа верных («Никейского Царства»); или же все-таки в виде глобально-великой империи от Балтии до Курил в границах до 1917 г. или даже в границах нынешней РФ?

От понимания того, восстановления какого царства мы чаем, и зависит окончательный результат. Как и то, ответит ли Господь на наши грешные мольбы, или откажет. Ведь евреи тоже чаяли восстановления царства и усиленно молились об этом… И карали каждого, кто хоть как-то колебал их «благородную мечту».

Не лишним было бы задаться и таким вопросом: как определить, принадлежим ли лично мы к народу верных? Не на словах, не по идеологии и красивым мифологемам, не телом – а по расположению души и сердца? Расположены ли наши сердца к принятию, прежде всего, не земных форм и царств, но принятию Живого Христа, Которого ослепленные земными чаяниями сердца ветхозаветного народа так и не смогли принять? Приняли ли мы Живого Христа в наших сердцах? Живем ли мы во Христе и со Христом?

Как определить, принадлежим ли лично мы к Истинной Церкви – не «юрисдикционно», не телом, а мистически, душою, со Святыми Новомучениками и Царственными Мучениками – лично мы, грешные?

Сообразуются ли наши личные повседневные и ежеминутные поступки, желания и мысли с Евангельскими Заповедями Любви?

Обретем ли лично мы СПАСЕНИЕ в Царстве Царя Царей?

Каждый должен в глубине души задуматься над этим, задать себе эти вопросы, чтобы не уподобиться ветхозаветным законникам и фарисеям, радевшим, прежде всего, о воскресении царства земного... Мы должны задумываться над этим глубоко внутри, чтобы достичь самого главного, самого первостепенного – спасения во Христе, обретения Царства Небесного.

Чем больше мы будем задаваться такими вопросами, чем больше будем искренне каяться, – не только в цареборчестве, но и в вероотступничестве, богораспинании и богоборчестве, в отступлении от Истины, в отступлении от Заповедей Божиих, от Любви и Милосердия, каяться в ослеплении земными формами и «царствами», в повседневных грехах, калечащих душу, – тем вероятнее, верим, наступит и наше воскресение духовное при жизни сей, и воскресение Святой Руси в образе «малого остатка верных», «Нового Иерусалима».

Как писал в 1972 г. православный эмигрантский мыслитель Н. Кусаков, «Святая Русь не исчезла, не закопана; она вечна и всепобеждающа, и это последнее слово принадлежит истории нашего народа…Святая Русь исчезла только с поверхности современной жизни, но она продолжает жить в сокровенных глубинах, в катакомбах, тайно от внешнего взора, произрастая к тому времени, когда будет угодно Богу, и переживая зиму, она вновь явится на поверхности и украсит образ земли русской, которую хлестали суровые и ледяные ураганы и бури».