06 Мар 2019

Использовав все средства для вразумления фарраровцев, игумен Арсений решил прибегнуть к последнему, — он обратился к Царю. В переданной Государю брошюре он сообщал, что разослал эти выписи ересей всем архиереям и столичному духовенству. А в ответ — молчание. Более того, ему запретили собеседования в Михайловском манеже. «От чего невольно приходится думать о них: православные ли они и знают ли они свое православие, и веруют ли в Бога, и признают ли они загробную жизнь. По истине теряешь веру в их религиозность», — резко писал он. Игумен Арсений утверждал, что «столичные ученые пропитались западным учением, так что нет надежды к их исправлению»; что «все эти наши новомодные богословы превратились, по слову Спасителя, в ту обуявшую соль, которая подлежит извержению, как ни на что не пригодная». Не щадя самолюбия влиятельного столичного духовенства, он называл их «нечестивцами» и заявлял, что только «ради их грехов и изливает Бог свои фиалы на нашу Россию».
Таких резких оценок игумену Арсению простить не могли. Вскоре последовали репрессии Святейшего Синода. 23 января 1906 года, когда игумен Арсений, побывавший в Москве на открытии отдела Союза Русского Народа, ехал в Ярославль, Ростов и Иваново-Вознесенск, вышел указ Святейшего Синода об увольнении его от управления Воскресенским монастырем. А 1 февраля 1906 года был опубликован указ о ссылке игумена Арсения в Соловецкий монастырь. Поводом к столь строгому наказанию явилось келейное пострижение запасного квартирмейстера Артамона Голубева без разрешения епархиального архиерея и ранее положенного законом 30-летнего возраста. И хотя военное министерство не предъявляло уже претензий, митрополит Антоний (Вадковский), воспользовавшись предлогом, решил сурово наказать неугомонного игумена.
Сам о. Арсений считал, что его «современные крамольники оклеветали перед властями. Состоялся заочный суд, который приговорил: лишить меня настоятельства в устроенной мною Воскресенской обители и сослать на Соловецкий остров, как преступника. Не принято во внимание мое свыше пятидесятилетнее беспорочное и плодотворное служение на должности Всероссийского миссионера, ревностного защитника Царского Самодержавия; не возбудила сострадания и жестокая болезнь моя — ревматизм в ногах. Я сослан был неизвестно за что». Выехать из Петербурга о. Арсению было предписано до 17 апреля 1906 года. Он просил Св. Синод оставить его на покое в числе братии основанного им Воскресенского монастыря, но Синод его ходатайство не удовлетворил.
Перед отъездом игумен Арсений навестил о. Иоанна Кронштадтского, отслужил с ним литургию и простился. 16 апреля газета «Русское знамя» опубликовала письмо одного из основателей Союза Русского Народа В.Ф.Борисова, которое заканчивалось словами: «Прощай наш вдохновитель и укрепитель правды и веры». Из города о. Арсения провожала многотысячная толпа поклонников, многие плакали, полагая, что прощаются с ним навсегда. Народ пел «Спаси Господи, люди Твоя» и «Боже, Царя храни». 29 мая он прибыл в Москву, затем через Ярославль отправился на Соловки. Московский Союз Русского Народа поднес ему икону московских святителей с надписью «Союз Русского Народа отцу игумену Арсению во дни гонения его за верность Православию и Русскому Самодержавию из Петрограда в Соловецкий монастырь». В последнем прощальном слове о. Арсений сказал: «Повсеместно в России поражаются и погубляются защитники Отечества, и аз, многогрешный защитник Самодержавия, ныне волею духовного начальства моего отправляюсь в Соловецкий монастырь. По истине пришел сын погибельный, который скоро и царство жидовское возобновит по пророчеству. Молитесь, возлюбленные братия, о Государе, да охранит Его Всевышний от сетей вражеских и не забывайте заповедей Божьих!».
Понятно, что такой человек, как о.Арсений являлся смертельной опасностью для революции, а его многочисленные единомышленники на Афоне становились настоящей духовной ратью, готовой и души положить за Веру, Царя и Отечество.
Поэтому вполне можно уверенно сказать, что конфликт между Синодом и афонскими монахами был предрешён, оставалось только найти причину, по которой можно бы было оклеветать и обесславить афонских монахов и, по возможности, расправиться с ними, чтобы они были бессильны помешать масонам повернуть Россию на путь "свободы". А причину догадливые архиереи нашли очень быстро - была разыграна борьба с имяславием, о чём подробно описано в статье: http://pravdonbass.net.ua/article/zabytye-stranicy-istorii-cerkovno-revolyucionnoy-deyatelnosti-sv-sinoda-rpc-ili-pochemu
Слова Архиеп.Никона(Рождественского), одного из главных руководителей кровавой расправы над афонскими монахами, говорят сами за себя:" Имяславие
надо во что бы то ни стало искоренить , хотя бы для этого пришлось употребить ложь , подлог , интриги и тому подобное "
(Архиепископ Никон , журнал " Троицкое слово " , отдел : " Мои дневники " № 207 от 12 февраля 1914г.)
Парадоксально то, что в творениях прав.Иоанна Кронштадского можно найти много подтверждений тому, что учение об Имени Божием - исконно православное учение и никто, как тогда, так и сейчас не пытается обвинять святого в еретичестве. (Подробно об этом в статье: http://pravdonbass.net.ua/article/imyaslavie). Более того, в начале прошлого века один священник даже получил от высшей церковной власти награду за сочинение, идентичное с имяславием. Но для Святейшего Синода было главным не борьба за чистоту Православия, а помощь заговорщикам, врагам Царя, в завоевании пресловутой "свободы" для России.
С этого и начался долгий путь политической деятельности русских архиереев, который принёс много беды и для России, и для Церкви. Первым наказанием Божиим стала Первая Мировая война.

Страницы