06 Мар 2019

Наши ошибки начинаются с того, что мы сами вводим себя в состояние самообмана, считая, что Русская Зарубежная Церковь всегда шла правильным путём и только козни КГБ привели Её к столь плачевному разрушению. В знаменитом журнале "Русский Паломник" за 1994 год №9 можно прочитать, что в 1974 году о.Серафим(Роуз) написал в своей братской летописи:"Мы не должны быть опрокинуты ошибочностью некоторых авторитетов. Они своим синодальным мышлением думают только об организации и политике. Но мы обязаны смело идти вперёд по пути, на который нас благословил Владыка Иоанн".
Вот теперь, боголюбивые читатели, и задумайтесь над этим словами. Они нам открывают очень многое и, фактически, показывают настоящее положение в Синоде РПЦЗ. Нет, там ещё не было ни Митр.Лавра, ни Архиеп.Марка, тогда Синод был сплочён в полной неприязни к РПЦ МП, но архиереи шли не туда. Они явно удалились от прямой своей обязанности быть достойными и ревностными служителями Церкви Христовой, и всю свою деятельность направил по политическим интересам и принципам, чуждыми заповедей Христовых. Это не выводы нашего Общества, это слова о.Серафима, близко знавшего многих архиереев РПЦЗ.
Именно союз архиереев с политическими кругами и привёл церковный корабль к глобальному кораблекрушению. Стоит посмотреть на примеры церковно политической деятельности, чтобы вполне убедиться в том, что подыгрывание церковных деятелей политическим кругам всегда заканчивается потрясениями в Церкви и наказанием Божием. Со святого Евангелия мы прекрасно знаем, что служить сразу двум господам невозможно - любовь служителей Церкви к сильным и славным века сего, политическим кругам, есть вражда против Бога. Поэтому нет ничего удивительного, что Господь наказал РПЦЗ и разрушил Её величие - благодаря служению политике, Она на рубеже XX и XXI веков стала подобной бесплодной смоковнице. Итак, посмотрим на хронологию исторических событий.
Первым значительным проявлением политической деятельности архиереев Русской Православной Церкви была их помощь представителям власти, губителям Самодержавия, в расправе с врагами будущей революции. Если в самой России всё было под надёжным контролем, то русское монашество на Афоне нависало зловещей угрозой над замыслами русских масонских кругов. По стечению обстоятельств, братство русских обителей на Афоне оказалось под непосредственным влиянием игум.Арсения(Алексеева), одного из учредителей Союза Русского народа. А это ничего хорошего не предвещало для тех, которые готовились к свержению Монархии в России. Один призыв братства св.Горы Афон и вся февральская революция была бы уничтожена русским народом.
Но вся беда была в том, что русские архиереи, в подавляющем большинстве были сторонниками врагов Самодержавия. А для того, чтобы понять причину, ознакомимся с отрывком из воспоминаний товарища обер-прокурора Св. Синода князя Н.Д.Жевахова:
"Душевная драма епископа, если он монах не по должности, а по призванию и убеждению настолько велика, что у епископа имеется только два выхода: или опуститься в толщу мирской жизни и заглушить грехами свою совесть, перестать думать о данных при пострижении в иночество обетах Богу, или, оставаясь верным этим обетам, сбросить с себя ярмо своих обязанностей «правящего» архиерея и уйти на покой.
Наиболее чуткие из епископов после бесплодных попыток найти средний путь и примирить непримиримое так и поступали и слагали с себя свои обязанности, понимая, что никакая церковно-государственная деятельность несоединима с иночеством. Перед ними была дилемма: или, оставаясь в миру, перестать быть монахом, или, оставаясь монахом, не соприкасаться с миром. В большинстве случаев, однако, практика разрешала эту дилемму не только в ущерб, но даже противно иноческой идее, в результате чего в России было много архиереев, но среди них очень мало монахов, тогда как первейшая и главнейшая задача русского православного епископа заключалась именно в поддержании и укреплении иноческого духа, этой главной основы и опоры Православия.

Отсюда получилось два роковых последствия.

Первое из них выразилось в оскудении монашества и гибели монастырей, утративших свое первоначальное значение, второе – в фактическом отделении Церкви от государства, хотя и связанной с последним юридическими связями, однако фактически не выполнявшей своей задачи.

Обратимся сначала к первому.

Естественно, что контролировать деятельность монастырей, следить за иноческой жизнью и содействовать ее процветанию может только монах, опытно прошедший школу иночества, знакомый с приемами, задачами и целями внутреннего духовного делания, и потому совершенно правильно, что монастыри были отданы ведению епископа, как лица не только прошедшего все ступени иноческого подвига, но и вознесенного на самую высшую ступень последнего. Теоретически мысль была построена правильно и возражений не вызывала.

Но что же получилось в действительности и во что превратились наши современные монастыри?

Являясь по мысли и духу иноческих уставов духовными лечебницами для больных, зараженных грехами людей, той школой бесстрастия, где научаются замечать свои греховные навыки, бороться с ними, искоренять их и возноситься душою к Богу, теми единственными оазисами в пустыне мира, которые призваны беречь правду Христову от мирской заразы и приобщать к ней ищущих ее, – монастыри стали постепенно превращаться в общежития людей, связанных между собой только общими грехами, где бушевали все свойственные человеку страсти, на общем фоне которых особенно резко выделялось безмерное, не знающее никаких пределов, ничем неутоляемое честолюбие – эта главная ось, вокруг которой вращались все прочие страсти. И это понятно!

Страницы