21 Мар 2015

Шестидесятые-семидесятые годы; борьба с религией, преследования верующих, агитация по всем направлениям и на работе и дома. Многие слушались и боялись даже заходить в Церковь. Возникал вопрос о долгожданном "коммунизме", который "восторжествует" при победе "атеизма". Владыка легко разрешал эти наши недоумения. "Что такое коммунизм? - спрашивал он, - и отвечал: - Это древо, это наука, безо всяких оснований, без родословной, без корней родоначальных, обреченное на забвение. - Какая фантазия, измышление нездорового ума. - Истина восторжествует и замолчит атеизм". Эти проповеди утверждали нас в вере, а враги терзали нашего Владыку и писали против него "грязные" статьи в газетах. Кроме внешних врагов, внутренние враги среди служителей Церкви терзали сердце архиерея. Не нравились очень затяжные службы по 4 часа и более, очень длинные проповеди, общение с простым народом. Все это отражалось на его здоровье".
Как вспоминал архим.Вениамин(Вознюк), келейник и секретарь Архиеп.Леонтия, «Владыка Вениамин вынужден был служить в МП, но совершенно был против её вероотступничества». За такую позицию Архиеп.Вениамин попал на всю жизнь в опалу.

При объезде Иркутской епархии владыка Вениамин попал под сильное облучение, из-за чего у него выпали все волосы и искривилась шея.
_0_20.jpg
Во время пребывания на Иркутской кафедре Архиеп.Вениамину было суждено сыграть важную роль в возрождении ИПЦ. В 1971 году к нему приехал тайный катакомбный инок Феодосий(Журбенко), будущий предстоятель РИПЦ Архиеп.Лазарь. Он передал ему просьбу Архиеп.Леонтия: Владыка просил своего сподвижника рукоположить ин.Федосия в иерейский сан для окормления катакомбных общин, так как к этому времени все архиереи ИПЦ отошли ко Господу. Владыка Вениамин с радостью исполнил просьбу Архиеп.Леонтия и рукоположил тайно ин.Федосия во священноинока. Благодаря этому начала оживать богослужебно-литургическая жизнь катакомбных общин, многие из которых уже много лет оставались без пастырского окормления.
31 мая 1973 года назначен архиепископом Чебоксарским и Чувашским, где и окончил архипастырскую деятельность.
Архиепископ Вениамин был незаурядным архиереем Русской Православной Церкви. Он отличался кипучей энергией. Большую часть жизни он посвящал молитвенному подвигу дома и в храме и церковным делам. К себе он был очень строгим. Избегал роскоши, в пище всегда был воздержанным. Вина почти не употреблял. В торжественные дни, когда предлагалось "велие утешение" на трапезе, даже в дни своих именин, Владыка дозволял налить каждому гостю только по одной рюмке сухого вина. Вместо вина употреблялись фруктовые напитки. Не имел пристрастия к деньгам. Все свои денежные средства раздавал нуждающимся. Ежемесячно он посылал около 20 переводов бедным.
В канцелярских делах проявлял необыкновенную аккуратность. Все бумаги он укладывал в особые папки и ставил их в определенном порядке.
В обращении с духовенством и пасомыми всегда был ласков и приветлив. На лице - легкая улыбка. В разговорах избегал осуждения. Очень любил местные праздники. Службы их обставлял торжественностью. Келейное правило в домашних условиях жизни никогда не опускал, даже и тогда, когда телесный его организм подвергался немощам и болезням.
За более чем трехлетнее пребывание на Чебоксарской кафедре он много сделал полезного для епархии. При нем полностью отреставрирован кафедральный Введенский собор, налажен церковный хор, замещены все приходы священниками. Для епархиального управления приобретен дом. Но самая главная его заслуга была в том, что он ободрял духовно тысячи приходящих к нему скорбящих людей.
Скончался 14 октября 1976 года. 7 октября 1976 года с ним случился сердечный приступ. Затем некоторое время он чувствовал себя лучше. На праздник Покрова Божией Матери (14 октября) он собирался ехать в храм, но, чувствуя себя неважно, остался дома. После чтения акафиста Покрову Пресвятой Богородицы Владыка почувствовал себя лучше, но вечером, в самом начале девятого часа, приступ повторился, и он тихо на руках родной сестры Анастасии скончался.
Отпевание архиеп. Вениамина было совершено 18 октября. После обнесения гроба вокруг собора он был опущен в могилу, вырытую в храме в левой стороне у стены, близ левого клироса. Погребение совершено, согласно его просьбе, по чину архиерейского отпевания, составленного митрополитом Мануилом (Лемешевским).
источник информации

Страницы