12 Ноя 2013
Доклад Архиепископа Лазаря

Архиерейскому Собору РПЦЗ, 14/27 апреля 1993 г.

Архиерейскому Собору Русской Православной Церкви Заграницей
Ваше Высокопреосвященство, дорогие отцы и братия соепископы!

Смиренно довожу до Вашего сведения, что не имея возможности прибыть на Собор лично, дерзаю предложить этот доклад, мною составленный, Вашему вниманию, чтобы вы имели по возможности более яркое представление о положении дел в России и в управляемой мною Епархии.

Вынужден, за что прошу у Вас прощения, вернуться к недавней истории жизни Православной Церкви на Родине.

Мы прожили в ужасных условиях непрерывных гонений на веру, на Церковь Православную и вообще на религию. За каждым человеком велось наблюдение, заводилось 'дело', все граждане были на строгом учете: паспортная система, прописка, выписка, поступление на работу, военный билет, военнообязанность; больные должны иметь удостоверение о нетрудоспособности и т.п. Если не работал, то преследовался по закону и его судили. Иконы в доме старались прятать в шкафы, за домашним строением следили, измеряли, чтобы не было тайников. Мужчины не могли носить бороды, подозревали, что тайные священники, за ними велось наблюдение, а если женщины надевали скромное платье, то их подозревали, что это скрытые монашки и за ними наблюдали соседи по улице, завербованные доносчиками. На работах никто не имел право что-либо о религии говорить, вести беседы. На работах везде и все обязаны были разговаривать о планах КПСС и вести всякие отвлеченные разговоры. Крест зашивался в нижних сорочках или же многие его не носили, или же ниткой незаметного цвета нашивали на белье. Храмы в катакомбах были разборные и передвижные, очень упрощенные: Антиминс, крест, Евангелие, необходимая утварь, крайне необходимые богослужебные книги, богослужебная одежда, несколько свечей, кадило, ладан. Вся необходимая утварь была в уменьшенном виде. Службы совершались тайно, в полуголоса, ночью или же среди дня, глядя по обстановке, как удобно по местности. Детей вовсе не водили, где совершались службы, боялись выдачи. Детей преданных и близких людей причащали в другом доме ночью, чтобы адрес не запомнили. За Катакомбами следила Моск. Патриархия и КГБ. У них была целая сеть доносчиков - епископы, священники, причетники, монашки и просто прихожане, которые вели наблюдение, кто не посещает патриархийные храмы. Катакомбам приписывались 'связь с западными странами', 'шпионаж', 'измена Родине', 'фашизм' и т.п. уголовно наказуемые обвинения. В результате таких страшных гонений, если какие безкомпромиссные епископы Православные и оставались в живых, то они были в глубоком подполье, один другого потеряли, связи были порваны; тщательно проверялась их переписка. Они не могли выезжать никуда, жили абсолютно на полном нелегальном положении, и из-за этого нельзя было собраться двум епископам и хиротонисать кандидата. Так что с середины 60-х годов в России Истинно-Православная Церковь очутилась на положении вдовствующей, подобно как в древности долгое время Карфагенская Церковь оставалась без Епископов дважды (30 лет и 24 года). То же нужно сказать о вдовстве Иппонийской Церкви, отцы Карфагенского Собора посылали туда 20 Епископов. Также престол Римский долгое время оставался праздным, пресвитеры Римские себя почитали представителями Церкви, которые должны были бодрствовать над стадом Божиим, и потому в качестве Епископскаго наместника входили в сношение с другими Церквами, и, как истинные представители своей Церкви, заботились об общем благосостоянии. Впоследствии эти Церкви восполнили благодать Епископской хиротонии от других Православных Церквей, всегда оставаясь на своей территории автокефальными, и никто из поставлявших во Епископы не претендовал на господство.

Страницы