10 Авг 2019

Матушка Магдалина поселилась недалеко от монастыря, в частном доме на Третьей Загородной улице (ныне улица Шмидта). Вместе с ней жили 18 сестер, остальные часто приходили к ней для молитвы, совета и духовного назидания. Так возникла монашеская община, которая продолжала жить по святоотеческим правилам. В этот скорбный период во всей полноте проявились добродетели матушки Магдалины и ее духовный опыт, приобретенные в течение многих лет. Лишившись настоятельской должности и родной обители, она не пала духом. Главным для нее оставалось одно – молитва и совершенствование в христианских добродетелях. Такой была матушка и среди многих забот, связанных с управлением огромным монастырем, и среди лишений и гонений при советской власти.
В домике на Третьей Загородной сестры жили как в монастыре – каждую ночь вставали на монашеское правило, читали акафист Тихвинской иконе Божией Матери; днем трудились, читали святых отцов, иногда вместе ходили на службы в храмах; на всякое дело испрашивали благословения у матушки. В своем старческом служении матушка Магдалина сочетала рассудительное снисхождение с умеренной строгостью. Все духовные силы своих чад она направляла на искание чистоты сердца, учила сохранять мир и любовь с ближними, говоря: «На телесные подвиги мы не способны, только одним можем закон исполнить – тяготы друг друга носить». Но, снисходя к немощам телесным, она строго следила за духовным здоровьем своих чад: не позволяла празднословить, смеяться попусту. Наставляла, чтобы нигде не задавали лишних вопросов, говорила, что любопытство – мать пороков. Матушка Магдалина учила начинать и заканчивать день Иисусовой молитвой, заполнять ею свободное время. Сама она с четками не расставалась, много молилась.

Благодатная старица
Монастыря уже давно не было, а к матушке Магдалине по-прежнему приходили новые сестры, желавшие посвятить себя Богу. В 1930-м году пришла Галина Засыпкина – будущая схимонахиня Николая. Именно из ее рассказов нам теперь известны подробности о последних годах жизни и старческом служении матушки Магдалины.

Родная мать Галины вначале была против её выбора монашеской жизни, она говорила ей, что монашествовать сейчас невозможно: идут гонения, наставников нет… Но Галина ответила на это: «А нам хватит одной матушки-игумении». Игумения Магдалина сказала по поводу этих разногласий, что мама со временем смирится с выбором дочери, даже рада будет, а потом и сама станет монахиней. Так и произошло.

Галина Засыпкина полностью доверилась матушке Магдалине. Все ее благословения она исполняла с радостью: на работу ходила в платке, пряча свои пышные красивые волосы, никогда не снимала нательный крестик. Однажды на Страстной седмице матушка всем, кто входил в ее келлию, предлагала съесть яйцо. Девушки смеялись, отказывались, а Галина не раздумывая съела. Вечером матушка сказала про нее: «Одна у меня настоящая послушница».

«Только не отрекайся и не отступай от веры»

Матушка Магдалина благословляла своим чадам носить передачи в тюрьмы арестованным священнослужителям и монашествующим. Галина Засыпкина безбоязненно исполняла это благословение. На одном из допросов следователи спросили ее:

– Будешь в церковь ходить?

– Буду.

– И в тюрьмы передачи своим будешь передавать?

– Буду передавать. А если вас посадят, то и к вам приду.
Галину, несмотря на ее дерзкие ответы, не арестовывали. То, что ее не арестуют, тоже предсказала ей игумения Магдалина. Впоследствии Галина часто вспоминала ее пророческие слова: «Я бы десять лет просидела, чтоб только тебя не взяли, но тебя не возьмут. Только не отрекайся и не отступай от веры, не бойся».

По рассказам Галины, саму матушку Магдалину арестовывали несколько раз. На допросах она юродствовала, и это помогало ей избежать ссылки или долгого заключения. О чем бы ни спрашивали ее следователи, в ответ она повторяла: «Да, были у нас в монастыре платочки, тряпочки, мы их складывали, раскладывали, разглаживали», – и расправляла на коленях платок. В тюрьме матушку Магдалину держали по два-три месяца. Однажды подвергли изощренной пытке – пребыванию в так называемом «трамвае», то есть камере, битком набитой людьми, где можно было только стоять. Люди, сочувствуя престарелой женщине, сумели как-то раздвинуться, чтобы она могла сесть на пол. На холодном цементе она простудила ноги и страдала этой болезнью до смерти.

Матушка Магдалина предсказала с точностью время своей кончины. Тяжело заболев, она утешила плакавшую послушницу обещанием прожить еще год. После этого матушка прожила ровно год.

За три дня до смерти она послала сказать архиепископу Макарию (Звездову), что через три дня умрет. Владыка пришел в тот же день и совершил над матушкой постриг в схиму. В оставшиеся три дня своей жизни она ежедневно причащалась Святых Христовых Таин. Узнав, что матушка лежит на смертном одре, к ней приходило прощаться много верующих. Почти всех она благословляла иконой «Избавительница от бед», а Галину Засыпкину, к ее удивлению, – образом святителя Николая Чудотворца. Это благословение ее послушница вспомнила, когда принимала монашеский постриг и услышала свое новое имя – Николая.
321638.p.jpg
29 июля 1934 года, в окружении своих чад, схиигумения Магдалина спокойно предала дух свой Господу. Перед самой кончиной она осенила всех Тихвинской иконой и сказала: «Передаю вас Матери Божией...».

Похоронили схиигумению Магдалину на Ивановском кладбище. На похороны пришло очень много народа; гроб несли по городу на руках. На могиле поставили деревянный крест, а на табличке духовные дочери с благоговением и любовью написали: «Моли Бога о нас, дорогая матушка!»

Страницы