10 Авг 2019


Схиигуменья Магдалина (Досманова)


Монахиня с детства
До революции в благочестивых семьях считалось особым благословением Божиим, если кто-то из детей избирал монашеский путь. Так считали и в семье Пелагии Досмановой, будущей матушки Магдалины. Когда Пелагии шел двенадцатый год, ее отец Стефан Досманов, приметив особую любовь девочки к молитве и житиям святых, спросил ее: «Пойдешь, дочка, в монастырь?» «Пойду», – охотно ответила девочка, и Стефан отвез ее в Ново-Тихвинскую обитель.

В монастыре юная послушница помогала сначала на свечном заводе, потом при настоятельских кельях. С годами ей поручали все более сложные и ответственные послушания, и сестра Пелагия любое дело исполняла с ревностью. Все сестры любили ее, чувствуя в ней особую духовную силу, которая сочеталась с мягким, любвеобильным отношением к каждому человеку.

В 1893-м году Пелагия Досманова приняла постриг и стала монахиней Магдалиной, а всего через два года сестры единодушно избрали ее настоятельницей «в том убеждении, что она жития благочестивого, нрава кроткого», как написали они в акте избрания.

«Я принимаю тех, кто не может жить без Бога»

Главное, чего она желала, – чтобы рай был в сердцах сестер

Став игуменией, матушка Магдалина неустанно трудилась: благоукрашала храмы, обустраивала келлии сестер, следила, чтобы всюду в обители был идеальный порядок – она хотела, чтобы монастырь был похож на рай. Но главное, чего она желала, – чтобы рай был в сердцах сестер.

Матушка учила их молитве, приобщала к чтению книг, на которых издревле воспитывались многие поколения монашествующих: Добротолюбия, Лествицы, поучений аввы Дорофея, преподобных Ефрема Сирина, Исаака Сирина, бесед святителей Василия Великого, Амвросия Медиоланского, Димитрия Ростовского и других. Подобно игуменам древности, святым Феодосию Печерскому и Сергию Радонежскому, матушка Магдалина часто обходила келлии сестер, чтобы убедиться, что у них все благополучно, что они не оставляют молитвы и чтения.
Особенно матушка заботилась о том, чтобы в обители царил дух любви и почитания ближних. Об этом свидетельствует такой случай. К одной послушнице приехали родители, и им, по обычаю, стали показывать монастырь. Когда они зашли в иконописную мастерскую, вдруг, неожиданно для родителей, все сестры, бывшие там, как одна, встали и низко, с глубоким почтением поклонились им. Родители были тронуты до слез и на всю жизнь запомнили этот маленький случай.

В обитель приходили многие девушки, чтобы под мудрым руководством матушки Магдалины вести монашескую жизнь. Число сестер возросло, как в древних лаврах, почти до тысячи. Однажды пришла и дальняя родственница матушки, пожаловалась, что ей тяжело жить с родными, и тоже попросилась в обитель. Матушка утешила ее, как могла, но с мудростью и любовью ответила: «Я принимаю в монастырь не тех, кто не может жить с людьми, а тех, кто не может жить без Бога».

«Я был болен, и вы посетили Меня, в темнице был, и вы пришли ко Мне»

В тяжелые для России времена матушка Магдалина, по заповеди Господней, старалась облегчить скорби ближних. Во время Первой мировой войны монастырь жертвовал деньги и ценности для нужд фронта; при обители был устроен лазарет для раненых воинов.

В 1918-м году Екатеринбург стал местом ссылки для многих неугодных новой власти людей: членов Царской фамилии, архиереев и священников. У матушки Магдалины болело сердце о каждом невинно заключенном. Она благословила сестрам носить продукты в Ипатьевский дом для заключенного там Императора и его семьи: молоко для Царевича Алексея, сливки, яйца, сливочное масло, хлеб, выпечку, овощи, мясо. Сестры носили продукты каждый день, вплоть до того последнего дня, когда Царская семья была расстреляна.
Когда в Екатеринбург прибыла в ссылку Великая княгиня Елизавета Феодоровна, сестры подали большевикам ходатайство о том, чтобы Великой княгине позволили жить в обители. Однако это прошение было отклонено. Сестры не оставили без помощи и Тобольского епископа Гермогена (Долганева), заключенного в арестном доме: владыке доставляли обед из монастыря, матушка Магдалина навещала его, и однажды по ее прошению владыке разрешили послужить в тюрьме обедницу, за которой причастились многие узники.

Открыто помогая Царской семье и другим заключенным, матушка с сестрами совершили исповеднический подвиг. Ведь в то время люди боялись не только помогать политзаключенным, но даже и просто выказывать сочувствие к ним, зная, что за это можно лишиться свободы и жизни.

«Монастырь» на Третьей Загородной
Ново-Тихвинский монастырь не избежал участи большинства русских храмов и монастырей. В 1920-м году обитель была закрыта, все сестры выселены. Над вратами монастыря большевики повесили большой плакат: «Да здравствует Мировая Коммунистическая Революция!» С сердечной болью смотрели матушка Магдалина и сестры на этот лозунг, приходя иногда помолиться к стенам родного монастыря. Обитель, которую они благоустраивали в течение многих лет, теперь являла жалкое зрелище, будучи разорена и обезображена коммунистической надписью.

Страницы