30 Ноя 2019


СЕМЬЯ И ОТНОШЕНІЕ КЪ НЕЙ.


Всѣ птицы и млекопитающіяся животныя послѣ рожденія нѣкоторое время находятся при своихъ матеряхъ и безъ нихъ не могутъ существовать. Отцы не всегда раздѣляютъ трудъ матерей по выращиванію дѣтей, но иногда не только участвуютъ въ этомъ дѣлѣ, но даже помогаютъ матерямъ и до рожденія дѣтей, напр., при высиживаніи яицъ (особенно ревностны въ этомъ отношеніи гуси, отличающіеся дѣтолюбіемъ). Родители и дѣти, живущіе вмѣстѣ, составляютъ семью.

Длительность совмѣстной семейной жизни различныхъ видовъ существъ животнаго царства неодинакова: она длится иногда мѣсяцъ, два, три, иногда полгода и больше. Дольше всего по чисто природнымъ свойствамъ она длится у человѣка. Если жеребенокъ на первый же день становится на ноги, утенокъ черезъ нѣсколько недѣль начинаетъ плавать, отыскивать пищу, а черезъ нѣсколько мѣсяцевъ начинаетъ летать, то человѣкъ только черезъ годъ едва начинаетъ стоять на ногахъ и долгіе годы не можетъ питаться иначе, какъ при помощи родителей.

Такимъ образомъ семья, семейный образъ жизни, какъ природное явленіе, особенно ярко выражена у человѣка.

Вотъ этотъ законъ природы и приходится имѣть въ виду, когда рѣчь идетъ о семьѣ и отношеніи къ ней. Семья человѣческая не выдумана, не устроена искусственно: это законъ природы, и когда ставится вопросъ о семьѣ въ современномъ обществѣ, въ государствѣ, то это есть вопросъ объ отношеніи къ этому закону природы: принять его и признать семью явленіемъ естественнымъ и нормальнымъ въ современномъ обществѣ или этотъ законъ природы не признавать, съ семьей бороться, по возможности сокращать семейный образъ жизни, вмѣсто семьи создавать иную организацію, замѣняющую ее, напр., стараться помѣщать дѣтей въ воспитательные дома, не давать родителямъ воспитывать своихъ дѣтей, а все дѣло воспитанія и обученія и развитія передать въ вѣдѣніе государства и т. д.

Вопросъ, воспитывать ли дѣтей въ семьѣ или нѣтъ, и вообще о томъ, какъ относиться къ семьѣ — далеко не простой. Предъ нами два несомнѣнные факта: во 1-хъ, какъ сказано, семья есть явленіе естественное, первое естественное объединеніе людей, первая природная соціальная ячейка, образующаяся по неизмѣнному закону природы; во 2-хъ, это отнюдь не значитъ, что всякая семья и всегда представъ ляетъ собою нѣкоторое положительное явленіе и организацію, всегда и наилучшимъ способомъ исполняющую свое назначеніе: есть семьи и семейная жизнь, где легче научиться всякой преступности, чѣмъ чему-либо другому. Поэтому семью нельзя, какъ правило, идеализировать, но вмѣстѣ съ тѣмъ ее нельзя разсматривать, какъ явленіе нежизненное, искусственное и поэтому отрицать ее.

Изъ этихъ положеній ясно намѣчается выводъ: въ строительствѣ общественной жизни надо признать семью, какъ первую естественно образующуюся соціальную ячейку, но жизнь ея надо устраивать въ соотвѣтствіи съ тѣми задачами, которыя ставятся данному человѣческому обществу. Этотъ выводъ самъ собою напрашивается, т. к., съ одной стороны, нельзя безсмысленно бороться съ закономъ природы, съ тѣмъ, что неизмѣнно, но съ другой стороны — нельзя эту первую соціальную ячейку оставлять совершенно самостоятельной, свободной и несвязанной съ общимъ соціальнымъ цѣлымъ, которое мы хотимъ построить и частью котораго является семья, иначе между ними будетъ противорѣчіе и борьба. Ни одно государство, каковы бы ни были его взгляды, цѣли, міровоззрѣніе, никогда не можетъ стать на точку зрѣнія полной безконтрольности власти родителей, и въ исторіи никогда на такую точку зрѣнія оно и не становилось.

Такимъ образомъ, отношеніе къ семьѣ, въ концѣ концовъ, должно опредѣляться тѣми задачами, которыя мы ставимъ обществу, или, иначе сказать, нашимъ міровоззрѣніемъ.

Связь между міровоззрѣніемъ, подъ вліяніемъ котораго живетъ данное общество и государство, и отношеніемъ послѣдняго къ семьѣ несомнѣнна. Напр., демократическое государство построено на идеяхъ культуры и прогресса. Демократія не имѣетъ положительнаго идеала цѣли, къ которой она должна стремиться. Она хочетъ вообще жизни и развитія общества и человѣка, но въ какомъ направленіи — не знаетъ, она не знаетъ, къ чему, къ какой цѣли она идетъ, и не знаетъ пути къ ней. Она хочетъ жизни, но для чего, во имя чего, она не знаетъ. Жизнь ради жизни. Демократія не исповѣдуетъ никакой истины, служить которой было бы обязано данное общество. Но поэтому и человѣкъ въ демократіи и отъ демократіи не имѣетъ никакихъ нравственныхъ обязательствъ къ данному обществу, вообще къ другимъ людямъ, къ націи. Истины жизни — нѣтъ, истиной демократія считаетъ то, за что сегодня стоитъ большинство. Завтра истиной можетъ быть уже что-то другое. Истины — самой по себѣ нѣтъ, и демократія предоставляетъ человѣку искать ее. Рѣшаетъ вопросъ объ истинѣ — большинство, измѣнчивая воля человѣка, и демократія оберегаетъ свободу его мысли и воли, «права человѣка и гражданина» — не знающаго обязанностей истины и цѣли жизни, индивидуалиста, для котораго высшій законъ и критерій — его воля. Въ соотвѣтствіи съ такими взглядами семья въ демократіи — частное дѣло человѣка. Это маленькій, неприкосновенный мірокъ, гдѣ человѣкъ чувствуетъ себя полновластнымъ хозяиномъ. Это домъ буржуа, обнесенный высокой изгородью, гдѣ онъ живетъ, отдѣлившись отъ общества, какъ ему хочется, по своей волѣ, гдѣ ему нѣтъ дѣла до другихъ людей, до ближнихъ, до соціальнаго цѣлаго, и гдѣ онъ воспитываетъ своего сына, такого же индивидуалиста и эгоиста, какъ онъ самъ.

Метки: 

Страницы