27 Сен 2017

Трудно описать волнение и радость, охватившие французов. Люди сходили с ума! В селах и городах, в прифронтовой полосе барышни, дамы в национальных костюмах хороводами окружали военных, забрасывали их цветами, целовали… плакали!
Еще труднее описать, что творилось в сердце русских офицеров Легиона Чести. Радость? Да, радость, что выскочили живыми и дождались дня Победы. Но это чувство радости сразу же затемнялось жгучей грустью, что наша Великая Родина, принесшая столько жертв для общего дела, не участвует в этом пиршестве. Беспредельная тоска за раздираемую междоусобицей Россию! Злобное чувство против всех тех беспринципных, тщеславных плясунов, которые разрушить все сумели, а создать… ничего не смогли.

Вместе с Марокканской Дивизией Русский Легион прошел Лотарингию, Эльзас, Сарр и вошел в Германию.

Дойдя до Рейна, остановился в Фридрихсгафене. Отсюда был направлен в назначенный ему для оккупации город Морш. Велико было удивление и негодование немцев узнать, что оккупирующие их войска — русские.

В конце декабря 1918 года Русский Легион из Германии был переброшен в Марсель, посажен на пароход и высадился в Новороссийске. В первом же бою, заколов часть своих офицеров, перешли к красным. Измена не всегда приводит к желанным результатам. Конные части казаков, стоявшие в резерве, и офицерская рота успели их догнать. Большая часть их была перерублена.

Что же стало с верным Мишкой? Его надо было как-то устроить. Он был помещен в Жардэн Д’акклиматасьон в Париже. Бедный Мишка, бывший всегда на свободе, никогда не мог привыкнуть к клетке и жалобно подвывал!

Мишки больше нет… ВСЕ ЗАБЫТО!!

Париж, 1961 г.

Штабс-капитан 2-го Особого пехотного полка Вячеслав Васильев
источник материала

Страницы