15 Июл 2017

Наряду́ съ разгуломъ злыхъ силъ въ наши дни, мы видимъ и благопріятные знаки: овладѣвая тѣломъ Рускаго Народа дiавольская власть, не смогла угасить духа его. Объ этомъ свидѣтельствуетъ сонмъ Священному́чениковъ за Вѣру Хрiстову и скрытая въ нѣдрахъ народа Истинная Церковь, несмотря на всѣ гоненія продолжающая окормлять вѣрныхъ чадъ Своихъ. Объ этомъ свидѣтельствуютъ наполненные вѣрующими храмы наши [РПЦЗ, – прим.], гдѣ сливаются въ своихъ молитвахъ и тѣ, которые пользовались свободой въ изгнаніи, и тѣ, которые жили подъ пято́й дiавола [въ СССРФ, – прим.].
Среди людей, возносящихъ свои молитвы, мы видимъ теперь немало – гораздо больше, чѣмъ въ дни свободнаго исповѣ́данія Святой Вѣры до революціи, – людей, причастныхъ къ наукѣ, «въ двѣнадцатомъ часу́» – во дни тяжкихъ испытаній вня́вшихъ зову Господню: Пріиди́те ко Мнѣ вси тружда́ющіяся и обремене́нніи.
Страданія приблизили ихъ къ Богу, и этотъ путь непосредственнаго общенія въ молитвѣ – ясный, простой и самый короткій: путь благоразумнаго разбойника на крестѣ; путь простыхъ пастуховъ, пришедшихъ поклониться Младенцу Іисусу.
Другой путь, путь изученія и постепеннаго приближенія къ признанію Творца и Промыслителя – путь науки. Если Религія является Высшимъ Откровеніемъ человѣку, то наука служитъ цѣлямъ низшаго откровенія: какъ вы видите изъ приведе́нныхъ примѣровъ, путемъ ея мы также приходимъ къ познанію Бога и къ твердому исповѣ́данію Вѣры.
Но это – путь сложный, длинный и опасный, и́бо на этомъ пути намъ приходится преодолѣвать немало соблазновъ и искушеній.
Эти опасности красочно представлены Н. В. Гоголемъ въ его «Перепискѣ съ Друзьями»: «Какіе искривле́нные, глухіе, узкіе, непроходимые, заносящіе далеко въ сто́рону дороги избра́ло человѣчество, стремясь достигнуть Вѣчной Истины, тогда какъ передъ нимъ весь былъ открытъ прямой путь, подобный пути, ведущему къ великолѣпной хра́минѣ, назначенной Царю въ черто́ги; всѣхъ другихъ путей шире и роскошнѣе онъ, озаре́нный Солнцемъ и освѣщенный всю ночь огнями. Но мимо него въ глухой темнотѣ текли люди, и, сколько разъ уже наведенные нисходя́щимъ съ Небесъ смысломъ, они и тутъ умѣли отшатнуться и сбиться въ сторону; умѣли среди бѣ́ла дня попасть вновь въ непроходимыя захолустья; умѣли напустить слѣпой туманъ другъ другу въ очи; влача́сь вслѣдъ за болотными огнями, умѣли таки́ добраться до пропасти, чтобы съ ужасомъ потомъ спросить другъ друга: гдѣ выходъ? гдѣ дорога?»...
Вдумайтесь въ этотъ бисеръ словъ, и вы поймете, что этотъ путь доступенъ только умудре́ннымъ опытомъ Волхвамъ, которые «звѣздо́ю уча́хуся» пришли поклониться Спасителю міра; Благообразному Іосифу и мудрому Никодиму, въ непосредственныхъ бесѣдахъ почерпну́вшимъ глубокую вѣру, и отмѣченнымъ и́скрой Божьей геніямъ, предъ которыми въ часы́ вдохновенія отверза́ются Небеса и пріоткрываются скрытые въ глуби́нахъ Божественныя Тайны.
Этотъ путь красочно представленъ Пушкинымъ въ его твореніи «Пророкъ». По избранію Всевышняго и по гласу Его: «Возстань, Пророкъ, и ви́ждь и вне́мли!» созерцали Небесныя Выси Ньютонъ, Ке́плеръ и Копе́рникъ; творили свои вдохновенныя произведенія Пушкинъ, Лермонтовъ, Гоголь, Достоевскій и всѣ тѣ, кому дано, оторвавшись отъ суе́тъ земли, слушать «дивныя пѣсни Небесъ». Это – путь избра́нныхъ; удѣлъ тѣхъ, кому много дано.
Но это дается лишь тѣмъ, кто «духовной жаждою томи́мъ», и кому, по милости Божьей, «шестокры́лый Серафимъ» открываетъ духовныя очи:

Перста́ми легкими, какъ сонъ
Моихъ оче́й коснулся онъ;
Отве́рзлись вѣ́щія зѣни́цы,
Какъ у испуганной орли́цы.
Моихъ ушей коснулся онъ
И ихъ наполнилъ шумъ и звонъ;
И вня́лъ я Неба содрога́нье,
И Го́рній А́нгеловъ полетъ,
И гадъ морски́хъ подво́дный ходъ,
И до́льней ло́зы прозяба́нье.
И онъ къ уста́мъ моимъ прини́къ
И вырвалъ грѣшный мой языкъ
И праздносло́вный и лукавый,
И жа́ло мудрое змѣи́
Въ уста́ замершіе мои
Вложилъ десни́цею кровавой.
И онъ мнѣ грудь разсѣ́къ мечемъ,
И сердце трепетное вы́нулъ,
И угль пылающій огнемъ
Во грудь отве́рстую водви́нулъ.

Для насъ – обычныхъ смертныхъ – широко открытъ Божьей милостью только первый путь: путь воспрія́тія Бога въ горячей молитвѣ.
Ты повѣрилъ, потому что увидѣлъ Меня, сказалъ Хрiстосъ ищущему доказательствъ Воскресенія Спасителя Ѳомѣ: блаже́нны не ви́дѣвшіе и увѣ́ровавшіе (Ін. 20:29).
Будемъ же помнить дивное пѣснопѣ́ніе, которое мы слышимъ на Богослуженіяхъ: «Бо́га человѣ́комъ невозмо́жно ви́дѣти. На Него́же не смѣ́ютъ Чи́ны А́нгельскіе взира́ти», и въ благоговѣ́ніи и страхѣ Божьемъ склонимся передъ Его Святой Волей. Черезъ земную жизнь Спасителя міра и Его Крестъ придемъ къ познанію Бога и Промыслителя Вселенной.
«Путь жизни – одинъ, – говоритъ Гоголь: – и вѣчное ча́яніе человѣка въ томъ, что всѣ мы, рано или поздно, сойдемся на этомъ пути; всѣ мы сойдемся на одной дорогѣ. Дорога эта слишкомъ ясно поло́жена въ основаніе нашей жизни; слишкомъ широка́ и замѣтна для того, чтобы не попасть на нее.
Въ концѣ дороги этой – Богъ. А Богъ есть Весь Истина, а Истина тѣмъ и глубока́, что она всѣмъ одинаково понятна – и мудрѣ́йшему, и младенцу.» Профессоръ Ѳ. В. Верби́цкій.
Источникъ: «Лучъ свѣта». «Ученіе въ защиту Православной вѣры, въ обличеніе атеизма и въ опроверже- ніе доктринъ невѣрія». Въ двухъ частяхъ: Часть вторая. / Собралъ, перепечаталъ и дополнилъ иллюстраціями Архимандритъ Пантелеи́монъ. – Изданіе второе. – Jordanville: Изданіе Свято-Троицкаго Монастыря, 1970 [1971]. – С. 163-174.
источник материала

Метки: 

Страницы