15 Июл 2017

Яснымъ сознаніемъ тлѣ́нности земного пути по сравненіи съ созерцаніемъ Небесныхъ Вы́сей дышетъ и глубокое по мысли стихотвореніе Лермонтова «Ангелъ». Помните послѣднія стро́ки: ...И звуковъ Небесъ замѣни́ть не могли Ей скучныя пѣсни земли?
«Если бы Лермонтовъ не написалъ ничего другого, кромѣ своего глубоко́ философскаго стихотворенія «Ангелъ», говоритъ нашъ Первосвятитель Митрополитъ Анастасій: «то и тогда онъ былъ бы достоинъ безсмертія».
Многомилостивъ Господь, и искреннимъ покаяніемъ очищаются грѣхи и заблужденія прошлаго. Немало свидѣтельствъ такой неизреченной милости Божьей мы обретаемъ въ Житія́хъ Святыхъ. Изъ Рускихъ геніевъ поучительной въ этомъ отношеніи является жизнь Ѳ. М. Достоевскаго. Наоборотъ, глухимъ остался къ голосу Церкви богато одаренный Свыше Л. Н. Толстой и рядъ поэтовъ и писателей предреволюціонного времени: Сологу́бъ, Блокъ, Брю́совъ, М. Горькій, Андрей Бѣлый. Тьмой кромѣ́шной вѣ́етъ отъ творчества совѣтскихъ писателей и поэтовъ, живущихъ въ условіяхъ застѣ́нка, гдѣ «Сатана правитъ свой страшный балъ».
Такую же картину шатанія мысли и дво́йственность чувствъ – мы видимъ и во всѣхъ другихъ проявленіяхъ творчества человѣческаго ума, въ томъ числѣ – и въ наукѣ: тамъ, гдѣ иска́ніе истины исходитъ отъ чистыхъ побужденій познать окружающій міръ; тамъ, гдѣ служатъ наукѣ для науки, гдѣ пользуются наукой для блага человѣка, – тамъ всюду – величайшіе умы и глубочайшіе мыслители въ благоговѣ́йномъ созерцаніи и въ молитвенномъ славосло́віи склоняются къ Престолу Творца и Промыслителя міра: «Когда черезъ телескопъ я наблюдаю теченіе небесныхъ свѣтилъ, – говоритъ безсмертный Ньютонъ, законы котораго и понынѣ служатъ основой всѣхъ основъ, – мои колѣни склоняются, да́бы возвеличить могущество Бога, бросившаго въ пространство всѣ эти чудеса».
И въ зенитѣ своей земной славы, въ отвѣтъ на хвалебные гимны его генію, Ньютонъ считаетъ себя лишь любознательньмъ мальчикомъ, собирающимъ на берегу безбрежнаго океана выброшенныя на берегъ раку́шки: «вскрывая ихъ, я вижу только ничто́жнѣйшія части этихъ песчинокъ, въ то время, какъ бездонныя глу́би попрежнему остаются непостижимыми».
«О, какъ счастливъ тотъ, кому дано черезъ эту науку возвышаться до Небесъ! – восклицаетъ славный астрономъ Ке́плеръ: – тамъ видитъ онъ превыше всего творчество Божье!.. Благодарю Тебя, Господи, за то, что Ты удостоилъ меня этой величайшей радости: изучать твореніе Твое... О, какъ великъ нашъ Богъ! Да воспѣваетъ непрестанно душа моя славу Его!»
Такъ же восторженно славосло́витъ Господа знаменитый Коперникъ, наблюдавшій движеніе небесныхъ свѣтилъ: «Ибо кто можетъ взирать на дивный порядокъ Вселенной, управляемой Богомъ, безъ порыва къ созерцанію превыше всего Самого Творца!»
Какъ видите, раскрывая глу́би мірозданія, наука не только не противорѣчитъ признанію Бога и Творца Вселенной, а, наоборотъ, еще крѣпче утверждаетъ въ Немъ, приближая насъ къ Божественнымъ Тайнамъ.
Наиболѣе счастливыми въ этомъ отношеніи являются астрономы, взоры которыхъ устремлены къ Небу съ его безграничнымъ міромъ грандіозныхъ чудесъ: но къ такому же сознанію приходятъ и всѣ величайшіе умы, посвятившіе себя изученію наукъ, проникающихъ въ сокровенныя тайны мірозданія: физики, химіи, естествознанія, философіи, механики. Знаменитые Гумбольдъ, Фуко, Вольта, Амперъ, Фраунгоферъ, Ломоносовъ, Планкъ, Маркони, Менделѣевъ, Джинсъ, Эдингтонъ, С. Л. Франкъ, И. А. Ильинъ и много, много другихъ – всѣ творили свои великіе дѣла во славу Божью и съ признаніемъ ничтожества силъ человѣческихъ.
Сча́стливъ сказать, что, если нѣмѣетъ языкъ астрономовъ при созерцаніи грандіозныхъ чудесъ Божьихъ въ небесныхъ высяхъ, то стынетъ мозгъ копошащихся надъ изученіемъ ничтожной песчинки-человѣка медиковъ, по мѣрѣ углубленія въ тайны жизни.
Какихъ только чудесъ не наблюдаемъ мы въ этомъ незатѣйливомъ на видъ и небольшомъ по размѣрамъ тѣлесномъ сосудѣ: безконечно сложные, съ непостижимымъ человѣческому уму мудрымъ устройствомъ, о́рганы – «миніатюрныя фабрики», перерабатывающія «сырье», планомѣрно поступающее изъ внѣшняго міра, и претворящія его въ необходимыя для жизни продукты; безчисленныя и многообразныя «микроскопическія лабораторіи», изготовля́ющія: питательныя, живительныя, тормозящія, регулирующія, лекарственныя, предохранительныя вещества; мощные, не знающіе отдыха моторы съ волшебными провода́ми; соверше́ннѣйшія «радіостанціи», «телефоны» и «телеграфы», координирующіе работу всѣхъ этихъ безчисленныхъ частей одного цѣлаго; безъ отказа работающій «транспортъ» по изумительнымъ по своему строенію путямъ; безъ задоринки функціонирующіе тормоза, предохранители, усиливающіе и ослабляющіе аппараты, и обслуживающіе ихъ милліарды самыхъ разнообразныхъ мельчайшихъ живыхъ существъ – «клѣточки нашего тѣла» – каждая изъ которыхъ неусыпно и неустанно несетъ свою службу на своемъ мѣстѣ на общее благо всего организма: всегда готовая кинуться на защиту въ любомъ пунктѣ нападенія «армія», «санитары», «питательные отряды», «асениза́ція» – и все это – безъ у́стали и безъ перебоевъ; безъ всякой награды и забастовокъ; днемъ и ночью; во всякую погоду и при всѣхъ условіяхъ; въ полной гармоніи, подъ бдительнымъ окомъ не дремлющаго контроля и подъ единой властью «Царя въ головѣ» безъ парламентовъ и безъ оппозицій.
Все это – до тѣхъ поръ, пока жалкій червячокъ самъ, по своему неразумію, не нарушитъ гармонію жизни, не изуродуетъ грѣхами своими драгоцѣнный аппаратъ и не растратитъ данные ему сокровища; все это – пока Господу Богу угодно терпѣть грѣхи наши и не о́тнять отъ бреннаго тѣла то, что одушевляетъ жизнь.

Метки: 

Страницы