27 мая 2017


Проповеди митрополита Филарета(Вознесенского) в неделю 7-ю по Пасхе.



Неделя 7-я по Пасхе: Ересь Ария


   Православная Церковь ныне молитвенно воспоминает отцов Первого Вселенского Никейского Собора, которые когда-то собрались в городе Никеи, для того чтобы разобрать и осудить ересь Ария. Мы знаем, что в первые века христианства, Церковь испытывала тяжкие гонения, сначала от евреев, а потом от языческой римской императорской власти. Но несмотря на то, что гонения те были кровавые, несмотря на то, что тысячи христиан умирали под пытками за исповедание веры, однако же, это не было опасным для Церкви.
   Христиане первых веков хорошо помнили, что Господь Иисус Христос сказал: «не бойтесь убивающих тело, бойтесь того, кто душу может в геенну осудить и погубить , а убивающих тело не бойтесь» (Мф.10:28). А в Апокалипсисе Он же говорит: «Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (Откр. 2:10). И в этих кровавых гонениях христиане были верны до смерти, шли на эту мученическую смерть и получали от Господа Спасителя заслуженный ими венец вечной жизни.
   Когда кончилась эпоха гонений, наступила другая. Та была для Церкви гораздо опаснее. Тогда внутри Церкви появились ереси, заблуждения, искажение истины. Они сразу стали появляться, но первые были мало заметные, много последователей себе не приобретали. Ересь же Ария, которая появилась как раз тогда, когда гонения окончились, взволновала всю Церковь. Арий был ученый и красноречивый пресвитер, т.е. священник — пастырь, в городе Александрии. Скончался епископ Александрийский. Тогда паства выбирала своих пастырей. Нужно было избрать нового преемника ему из числа пресвитеров. Красноречивый, образованный, занимавший видное положение Арий был убежден, что выберут его, и он будет епископом. Но большинство клира и народа избрали другого епископа, пресвитера Александра, который так же был достаточно учен, образован и сведущ. Он не был таким выдающимся и талантливым как Арий, но зато отличался благочестивой, по истине праведной и святой жизнью. За это чтили его и клир и паства и избрали его.
   Тогда заговорило в Арии задетое оскорбленное самолюбие. К сожалению, всегда так и бывает в истории ересей. В начале непременно лежит недобрый мотив, недоброе побуждение личного характера, которое облекается уже в ризу как будто бы своего рода верности истине. Так и Арий по самолюбию решил выступить против своего епископа — он никак не мог примириться с тем, что не он епископ. И когда однажды епископ Александр беседовал со своим клиром о Тайне Святой Троицы, о равенстве Лиц Ее и о том, что Святая Троица есть в Троице Единица, ибо в трех Лицах Одно Божественное Существо, Одна Божественная Природа, то Арий дерзко стал ему возражать и стал утверждать, что Сын Божий не равен Богу Отцу, как говорил епископ Александр, или не рожден от Него, а сотворен Им, как тварь, как творение. Правда выше, совершеннейшее, но все-таки только творение, только тварь. Александр пытался кроткими наставлениями вразумить Ария, но тот упорствовал. А так как он был красноречив, то стала эта ересь, с его нелегкой руки, распространяться и в конце концов взволновала всю Церковь.
   Александр, как епископ, отлучил его от Церкви. Он оттуда ушел, но стал распространять свое учение дальше и дальше. В конце концов, сам равноапостольный император Константин поручил известному своим благочестием и мудростью глубокому старцу Осии Кордобскому разобрать, что это такое, что это за ересь. Престарелый епископ Осия, благочестивый и мудрый, прибыл в Александрию. Без всякого предупреждения, совершенно беспристрастно разобрал он этот вопрос, вернулся и доложил императору, что Арий проповедует ужаснейшую ересь, которая ниспровергает все христианство. Ибо если Сын Божий не равен Богу Отцу и не рожден от Него, то Он не Бог, а тварь, а значит, не был Он в воплощении Своем истинным Богочеловеком. Значит и дело нашего спасения совсем не осуществлено так, как учит о нем наша христианская вера.
   В конце концов собрался Вселенский Собор. Арий на свою сторону склонил только несколько епископов. Подавляющее большинство епископов (а собралось их на собор больше трехсот человек) твердо стояло за православную веру, осудило ересь Ария, а самого его отлучило от Церкви, как упорного и неисправленного еретика.
   Страшною смертью погиб этот еретик, но ересь долго еще волновала Церковь. Только постепенно она стала затихать. Приходилось с ней бороться еще и Василию Великому, и Григорию Богослову и Иоанну Златоустому, которые жили уже после Ария. Но, в конце концов, истина восторжествовала, хотя был такой момент, когда на Востоке из всех епископов православных оставался только святой Афанасий Великий, а на Западе только святой Иларий Пиктавийский, а все епископские кафедры, сотни кафедр, были захвачены епископами, которые сами были еретиками-арианами.
   Церковь, однако же, не погибла. Трудно было святителю Афанасию бороться с еретиками на Востоке. Много раз он удалялся в изгнание, но пребывал непоколебим. Когда он в этом одиночестве узнал, наконец, что есть ему сотрудник, преемник в деле защиты истины, святой Василий Великий, тогда облегченно вздохнул великий защитник Православия. Вот так Церковь тогда переживала эти ереси, так она волновалась ими.
   После Ария были и другие еретики. Их также осудили Вселенские Соборы. Но ныне мы вспоминаем Первый Вселенский Собор, который Ария и его ересь осудил. Аминь.
   
   
Неделя 7-я по Пасхе

Страницы