16 Июн 2019


Проф. Александр Дмитриевич Беляев – О празднике св. Пятидесятницы.


В пятидесятый день от первого дня Пасхи совершается Церковью праздник Пятидесятницы, в воспоминание сошествия Святого Духа на Апостолов.

Наименование Пятидесятницы усвояется сему празднику по примеру Церкви ветхозаветной, в которой праздник сей уготовлен был в память синайского законодательства и для принесения благодаренья Богу за плоды жатвы, оканчивавшейся к тому дню. Но событие, воспоминаемое в сей день Церковью христианскою, дало ему и другие наименования. У св. Григория Богослова он называется днем Духа[1], у бл. Августина – праздником пришествия Св. Духа[2]. Поелику же с явлением Святого Духа, открылось роду человеческому гораздо в яснейшем свете достопокланяемое таинство св. Троицы[3] и в церковном богослужении сего дня воспоминания о сем событии не отделяются от прославления св. Троицы: то отсюда произошло новое наименование праздника – день св. Троицы.

История празднуемого события.

Пред страданием Своим Господь Иисус Христос обещал Апостолам, скорбевшим об отшествии Его и не вмещавшим еще в себе многих слов Его, послать вместо Себя иного Утешителя – Духа истины, который научит их всему. Отходя же на небо, Спаситель возвестил им, что сей Утешитель придет к ним не по многих днях, и заповедал ожидать явления Его в Иерусалиме (Деян. 1, 8.). Спустя 10 дней после вознесения Христова, в праздник Пятидесятницы, когда Апостолы находились все вместе в одной горнице, во Иерусалиме, – обетование исполнилось. В третий час сего дня, когда народ обыкновенно собирался в храм для жертвоприношения и молитвы, внезапно ощущен был шум с небес: как бы сильное дыхание ветра неслось оттуда и устремилось на место пребывания Апостолов. Знамение небесное явилось здесь в разделяющихся, как бы огненных языках, которые почили на Апостолах; вместе с сим сообщена им способность говорить на иностранных языках, досель им не известных; и избранные свидетели Христовы вышли к народу, чтобы возвестить ему о великих делах Божиих на тех языках, какие каждому были сообщены. Множество иностранцев, бывших в Иерусалиме на сем празднике, и жители самого Иерусалима в изумлении слышали, как неученые Галилеяне проповедуют им на их природных языках. По нашлись и нечестивые, которые стали ругаться над богодухновенными проповедниками. Тогда Апостол Петр, – не прежний Петр робкий и боязливый, но мужественный и неустрашимый, – возвещает народу, что необычайное явление, совершившееся в сей день над ними, есть действие Духа Святого, которого Бог обещал никогда чрез Пророка излить на рабов и на рабынь своих; что сего Духа ниспослал на них, учеников Иисуса, Сам Иисус, Которого недавно в Иерусалиме распяли иудеи и Которого Бог воскресил от мертвых, прославил и посадил одесную Себе; что наконец как страдания Его, так и прославление совершенно были сообразны с предсказаниями Пророков. Сия первая проповедь свидетелей Христовых имела такое действие на их слушателей, что тогда же обратилось ко Христу и крестилось душ яко три тысящи. Апостолы Христовы, вступив таким образом в свое служение, продолжали отселе проповедовать Евангелие – и проповедовали всюду, при содействии Господнем.

Так изображает сошествие св. Духа на Апостолов и все обстоятельства сего события ев. Лука в книге Деяний апостольских (гл. 2).

Начало праздника.

Празднственное воспоминание сего славного события началось, без сомнения, с первым годовым возвратом того дня, в который оно совершилось. Для Апостолов сей день напоминал их вступление в служение всемирное, для новых веровавших во Христа – их призвание в царство Христово, для всех вообще – неизреченно великую милость Божию, явленную роду человеческому. Естественно посему было день столь многознаменательный отличать особенным празднованием от прочих дней.

В апостольской истории действительно находим указания на празднование дня Пятидесятницы, собственно христианское, во времена самых Апостолов. Апостол Павел, положив намерение посетить Церковь коринфскую, писал в послании к ней о сем намерении своем; но прибавлял, что он пробудет еще в Ефесе до Пятидесятницы (1Кор. 16, 8), а выше, говоря об исправлении некоторых беспорядков в сей Церкви, сделал ясный намек на празднование Пасхи, но не иудейской, а христианской (5, 6-8). Здесь слово: Пятидесятница, очевидно, означает один определенный день. И если Пасха здесь разумеется христианская, и Пасха cия есть праздник; то, конечно, таков же и день Пятидесятницы. Для чего Апостолу, столько ревновавшему о свободе христиан от закона иудейского, дожидаться в Ефесе праздника иудейского? – Вскоре после сего мы видим того же Апостола поспешающим на праздник Пятидесятницы в Иерусалим (Деян. 20, 10). Можно ли думать, что Апостол имел в виду при сем исполнить только требование закона Моисеева, который повелевал каждому Израильтянину являться в сей день к месту общественного Богослужения? Не справедливее ли допустить, что в том и в другом случае, разумеется, день Пятидесятницы, который Апостол и в Ефесе и в Иерусалиме желал провести, как праздник христианский, и, чтобы не быть в сей день в пути, в одном случае медлил, в другом спешил? Св. Епифаний[4] и Бл. Августин[5] утверждают, что св. Апостол Павел и евангелист Лука в указанных местах разумеют христианский, а не иудейский праздник.

Страницы