14 Янв 2014

Приходское духовенство Российской православной церкви и свержение монархии в 1917 году.

М.А. Бабкин

Итоги Февральской революции рядовые священнослужители Русской право­славной церкви (РПЦ) начали коллегиальным образом обсуждать уже через несколько дней после ее завершения. Приоритет в этом принадлежит со­браниям духовенства столичных и губернских городов. Несколько позже, начиная со второй половины марта, по всей стране стали созываться мно­гочисленные епархиальные, викариатские, городские и благочиннические собрания и съезды духовенства. На епархиальных съездах присутствовали избранные соответствующими собраниями делегаты от духовенства или всех благочиннических округов, или даже от всех приходов (например, по одному священнику, дьякону, псаломщику и мирянину), представители от мужских и женских монастырей (как правило — по одному человеку), два—три пред­ставителя от духовной консистории (епархиального управления — М.Б.), от духовных учебных заведений (зачастую по одному представителю) и от церковно-приходских школ (например, по одному от каждого уезда). В городс­ких и благочиннических собраниях принимали участие, как правило, все священнослужители (или их большинство из общего числа духовенства, со­ответственно, города и благочиния), а также выборные представители от низших клириков и прихожан. Мирян в основном представляли церковные старосты и преподаватели духовных учебных заведений. В марте и апреле эти съезды собирались по инициативе самих рядовых священнослужителей или местных архиереев. Нередко собрания священно- и церковнослужителей про­водились и без разрешения епархиального начальства. 5 мая 1917 г. опреде­лением Святейшего синода РПЦ всему российскому духовенству было дано официальное разрешение на проведение на местах различных съездов с уча­стием представителей духовно-учебных заведений и прихожан. На этих съез­дах обсуждению подлежали не только вопросы, касающиеся местных дел, но и проблемы, вызванные происшедшими переменами в политической жизни страны 1. Решения съездов по каждому вопросу принимались в виде отдель­ных резолюций.

На формирование мнения приходского духовенства о революционных событиях влияло несколько факторов. Один из них — позиция Синода, рас­поряжениям которого (например, об изменении богослужебных чинов и мо-литвословий)2 православные священнослужители подчинялись согласно внутрицерковной дисциплине.

Вторым фактором являлся массовый революционный настрой, охватив­ший с первых чисел марта 1917 г. население страны. В те дни монархические идеи были крайне непопулярны. Соответственно, государственный перево­рот воспринимался как насущная необходимость для спасения России.

Третьим фактором, определявшим позицию духовенства, являлось от­ношение к революционным событиям местных правящих архиереев. Епис­копы своими распоряжениями, проповедями, официальными посланиями и зачастую личным примером давали подчиненным определенную установку на оценку произошедшего переворота. Но мнения архиереев, как правило, влияли на позицию рядовых священнослужителей, если епископы пользова­лись авторитетом у своей паствы. В противном случае духовенством, зачас­тую при участии местных органов новой власти, предпринимались меры для увольнения своих архиереев с их кафедр: иногда за излишнюю строгость и взыскательность, за деспотический нрав, за имевшуюся у них в прошлом репутацию черносотенцев, за связь с Г. Распутиным и т. п. Всего за первые месяцы Февральской революции было уволено около полутора десятков пра­вящих архиереев, причем большинство из них было отправлено Синодом в отставку по ходатайствам местных епархиальных съездов 3. Такие факты вес­ной 1917 г. были нередки и имели место вследствие проходившей в тот пери­од «церковной революции», явления достаточно уникального для России. Она заключалась в том, что рядовое духовенство пыталось весьма радикаль­ными мерами, как правило, против воли своих архиереев, провести назрев­шие реформы во внутреннем строе Православной Церкви и добиться уста­новления социальной справедливости в церковноприходской жизни 4. Со стороны рядовых клириков достаточно громко звучали голоса о желании ус­тановить выборность епископата, о необходимости участия приходских свя­щеннослужителей в управлении епархиями, об уравнивании в правах белого, женатого, и черного, монашеского, духовенства; о справедливом распределе­нии между членами причта церковных доходов.

На формирование политической позиции приходских священнослужи­телей сел и небольших уездных городов оказывал влияние еще один фактор: мнение о революционных событиях духовенства крупных городов. Зачастую в этих промышленных, транспортных и культурных центрах имелась значи­тельная концентрация антимонархически настроенного населения, уставше­го от тягот войны и экономического кризиса, жаждущего демократических преобразований. Под влиянием общественной атмосферы оказывалось и многочисленное городское духовенство. В силу того, что в крупных городах, как правило, находились кафедры правящих и викарных архиереев, поста­новления, принятые на съездах и собраниях городского духовенства, имели руководящее значение для всей епархии. Таким образом, несмотря на то, что большинство православных клириков служило в селах и деревнях, где про­живало более 80 % населения России, священнослужители уездных церквей и монастырей ориентировались на губернские центры.

Страницы