14 Июн 2017


Преступная группировка размером со страну.



Криминализация семьи в России


В рамках гуманизации правосудия сейчас стараются смягчить, а то и отменить уголовные наказания за какие-то не очень серьезные преступления. Поэтому Верховный Суд предложил, а Дума приняла к рассмотрению законопроект № 9533/69−6 «О декриминализации побоев» (полностью название звучит как «О внесении изменений в Уголовный Кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности»). Было предложено оставить в УК уголовную ответственность только за «квалифицированные побои», то есть нанесенные из хулиганских побуждений, а также по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти и вражды в отношении какой-либо социальной группы.
Le Monde: Путин не был готов к такому натиску
Леонтьев перешел на мат, отвечая Навальному
426 мигрантов выгнали из Челябинской области
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Первое чтение в Госдуме прошло на удивление спокойно, но вскоре послышались возражения со стороны борцов с «семейным насилием». Ювеналы поняли, что такая декриминализация затруднит кару родителей за шлепки расшалившимся детям и вообще это идет вразрез с требованиями Совета Европы запретить телесные наказания детей в России. Феминистки тоже заволновались: как же тогда приструнять мужей? И в результате появилась поправка: было предложено добавить к квалифицированным побоям, за которые полагается уголовная ответственность, «побои, совершенные в отношении близких лиц». А также был предложен перечень этих близких лиц, как то: супруг, супруга, родители и дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки и внуки, опекуны и попечители, а также лица, состоящие в родстве с виновным лицом, или лица, ведущие с ним общее хозяйство». Иными словами, все, кого можно причислить к членам семьи. В результате, несмотря на отрицательное заключение Общественной палаты, протесты родительской общественности и возражения Уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова (за которые против него тут же была развязана травля) законопроект с дискриминирующей семью поправкой был принят.
Вас, наверное, удивляет намерение поставить родственников в один ряд с хулиганами и экстремистами? Но если вы послушаете сторонников этой поправки, то поймете, что хулиганы и экстремисты совсем не так опасны. В зависимости от специализации (и, вероятно, грантообеспечения) борцов с семейным насилием, можно услышать, что:
а) больше всего насильственных действий над детьми совершается в семье;
б) огромный процент женщин в семьях страдает от жестокого обращения своих мужей;
в) старики в семьях массово терпят истязания, издевательства и другие формы агрессии со стороны родственников.
И все это зашкаливает. Якобы ни в одной стране мира такого безобразия нет. Ну, а то, что официальная статистика дает совсем другие цифры, ничего не значит. Хотя по данным Главного информационно-аналитического центра МВД РФ, который является единственным достоверным источником уголовной статистики, на долю НЕродительских преступлений приходится 86,6% (стало быть, родительские составляют лишь 13,4%) а на долю НЕсемейного насилия в отношении женщин — 81,3% (семейное соответственно — 18,7%). «В семьях, — говорят ювеналы, феминистки и иже с ними, — преступность латентная, скрытая. И не думайте, что насильники — это психически больные, наркоманы и алкоголики! Ничего подобного! Как раз самые благополучные, с виду добропорядочные люди, профессора, доктора наук мучают жен, детей, беззащитных стариков». Короче говоря, семьи — это самое опасное место на Земле, а потому в идеале в каждую семью нужно запустить контролирующие органы, ибо любой семейные человек — потенциальный, особо опасный преступник.
Вам кажется такая логика дикой? Не торопитесь с выводами. Сперва ознакомьтесь с фактами. Всего несколько примеров (на самом деле их множество). По материалам Российского информационного агентства «Иван-чай»:
В городе Боготол Красноярского края полицейские, нагрянувшие в семью без предъявления документов, действуя грубо, забрали детей.
В городе Заозерный Рыбинского района изъяли шестерых детей. Матери отказывали даже в посещении их в приюте.
В Сергиевом Посаде матери с огромным трудом удалось вернуть троих отнятых ювеналами сыновей. Но радость была недолгой. Вскоре в дом вломились два десятка людей с оружием, выбили дверь, детей отобрали, а мать насильно поместили в психиатрическую больницу.
В Екатеринбурге у двухлетнего ребенка поднялась температура. Рекомендации вызванного на дом врача не помогли. Родители повезли ребенка в поликлинику. Там сказали, что не знают, почему температура держится, и велели идти домой. Когда мать, обеспокоенная состоянием ребенка, не согласилась покинуть поликлинику, администрация вызвала группу быстрого реагирования, и женщину четыре с половиной часа держали в «обезьяннике».
В Пятигорске мать шестерых детей (из которых — четверо несовершеннолетние) послала премьер-министру Д.А. Медведеву просьбу о помощи. Прошение спустили вниз по инстанциям. Чиновники в отместку отобрали детей, не разрешив матери с ними видеться, да еще начислили алименты за их содержание в приюте. Платить ей было нечем, и, несмотря на то, что она была на седьмом месяце беременности, суд вынес решение о семимесячных принудительных работах. Когда по состоянию здоровья несчастная женщина не смогла выйти на работу, ее посадили в колонию. Там она родила седьмого ребенка, которого тоже пытались отобрать, но одна из сотрудниц колонии помогла его оставить. Дети в приемной семье, хотят домой, рыдают. Бабушке разрешают говорить с ними по телефону, матери — нет.

Страницы