11 Фев 2019

Призирает Господь и на жизнь людей бедных, нищих, которых в настоящее время везде стало так много. Всякого поражает множество нищих, день со дня странствующих по улицам, с места на место, выпрашивающих милостыню. Они утверждают, что не могут нигде найти работы, и весьма часто это – истинная правда. Чья бы ни была здесь вина, но подобная жизнь все-таки есть нарушение заповеди Божией.

Господь Бог призирает так же видеть, как проводят свою жизнь люди, принадлежащие к так называемому среднему сословию. Там единственно желанная цель – собрать достаточно средств, чтобы еще в цвете жизненных сил удалиться от всяких дел и доживать свой век в ничего не делании. Всякий, приобретший достаточный капитал, устраивает себе уютное жилище и проводит свои дни только в прогулках, чтении книг и газет, в безполезной болтовне с такими же, как он сам. Господь Бог щедро дарует такому время, силу, деньги и другие средства для полезного труда. Но все это расточается в преступной праздности. Если даже подобный человек и не делает ничего видимо дурного, не является ли все-таки каждый прожитый им день новым и новым грехом?

Великую и тяжкую вину навлекают на себя люди своею праздностью и вынужденным или добровольным ничего не деланием. В результате оказываются весьма печальные последствия. Прежде всего, такая жизнь развращает характер и вредит общему благосостоянию, а затем, вследствие такой жизни теряется потребность в воскресном и праздничном отдыхе, теряется смысл заповеди Божией.

И нужно сказать, что именно праздность более всего приводит к нарушению четвертой заповеди. Кто в течение всей недели ничего не делал (так как ему не было надобности трудиться), у того, конечно, нет никакой потребности в воскресном отдыхе. И, если в подобной среде находятся благочестивые люди, которые, соблюдая заповедь Божию, пожелали бы посвятить воскресный день и употребить его по заповеди святой Церкви, они не могут сделать этого.

Отдыхать можно только после труда. Ничегонеделание – страшная язва, разрушительным образом действующая на наследованные от предков добрые нравы и благочестивые наклонности людей богатых и знатных. Их жизни не достает благословения труда, и поэтому душа их лишена наслаждения отдыха.

Эта язва заражает даже слуг и подчиненных, связанных общей жизнью с богатыми господами. Ради комфорта (удобств жизни всякого рода) господ и по их дурному примеру и у слуг отнимается или ограничивается право отдыха в седьмой день, право, дарованное им самим Господом Богом. Нет основания думать, чтобы даже самые богатые и богатеющие в себя, а не в Бога, обращали когда-либо внимание на то, что их покой и комфорт покупаются ценой нарушения заповеди, ценой отдыха в воскресные и праздничные дни их меньших братьев, от которых они эгоистически отнимают это святое право на воскресный покой. Разве вам не придется, богатые земли, в день последнего суда дать в этом отчет? Разве не выступят тогда пред Господом обвинителями вашими души ваших рабочих, ваших наемников, у которых вы отняли драгоценное земное благо? Дайте же им право на отдых, которое Всемогущий Господь даровал людям в Своей заповеди!

Кто проводит всю жизнь в лености, или хотя и в деятельности, но бездельной и безпутной, у того нет ни внутреннего, ни внешнего покоя. Он не требует отдыха, он не умеет им наслаждаться, и он не получает его. Подобные люди всем недовольны; внутреннее безпокойство заставляет их искать все чего-то нового, бранить и осуждать все вокруг. О воскресном и праздничном покое, по смыслу заповеди Божией, тут, конечно, не может быть и речи.

Замечательно, что самые трудолюбивые и деятельные народы на земле (англичане и американцы), строже всех чтут воскресные дни. Там же, где воскресный день безчестится беззаконным провождением его, там более всего развита праздность и леность.

Шестъ дней делай, «работай», повелевает человеку заповедь Божия. «Работай», – подтверждает ему и другая власть – нужда. Эта жестокая повелительница говорит ему: если не хочешь умереть с голода, если не хочешь довести до нищеты свою семью, должен трудиться! И человек не может не слушаться этих повелений. Угроза слишком серьезна: необходимо подчиниться. Но труд только по принуждению – это не христианский труд. При таком труде для человека безразлично, что и как он делает, лишь бы получить заработок. И он будет трудиться только до тех пор, пока его будет понуждать к тому необходимость. Иногда заставляет человека трудиться и другая, еще более злая власть, а именно – алчность. Есть труженики не знающие отдыха. Цель у них одна: во что бы то ни стало составить себе состояние.

Но и это не достойный человека и христианина труд. Труженики этого рода не имеют цели создать своим трудом что-нибудь доброе па пользу ближним и во славу Божию, к работе их побуждает не стремление исполнить заповедь Божию, не чувство долга, но своекорыстие и личный расчет.

Подобный труд никогда не сопровождается истинным празднично-религиозным отдыхом. Между тем, он сильнее истощает человека и отнимает у него больше сил, чем труд правильный, христианский. Потребность восстановить свои силы чувствуется в этом случае весьма настойчиво. Но за таким трудом обыкновенно следует и соответственный отдых, который не может действительно восстановить ослабленные силы. Какое-либо пустое удовольствие, весело проведенный день или несколько часов разгула разве могут вознаградить за многие часы и дни тяжелого труда? Вместо желаемого и потребного для тела и души покоя – шумное веселье, вместо отдохновения – безпутные наслаждения, вместо освежения – изнеможение.

Нельзя не видеть, что в наше время именно таковы труд и отдых у многих и многих без различия состояний и положений в обществе. Поэтому и наши праздники, наши воскресные дни, как в городах, так и селах представляют такое неприглядное, неприятное зрелище.

Страницы