11 Фев 2019

Говорят, далее, что монастыри – пристанища для лентяев. – Нам не нужны-де монастыри, так как в них только праздность. Если бы простой человек стал спорить о задачах философии или об астрономии или слепой говорить о цветах, слушающий только улыбнулся бы. Но не то же ли самое происходит, когда известные люди говорят о монастырях, не имея никакого понятия о них? Некоторые же еще довольно благосклонно смотрят и готовы терпеть монастыри, имеющие своей специальной задачей попечение о больных, проповедь, обучение в школах и т.п., как это в некоторых католических монастырях, но они не могут понять, какой смысл имеют монастыри, члены коих посвящают себя исключительно созерцательной жизни и молитве.

Но именно последние и низводят с неба на землю обильные благословения Божии, и монастыри, где не главная обязанность молиться, очень много молиться, непрестанно молиться, не долговечны и не полезны в собственном смысле... Поймите, Бога ради, что благо человеческого общества не зависит только от деятельности человека, от трудов его, напр., от успешного возделывания свекловицы, от числа фабрик,.. ведь все – от Божия благословения. Если десять праведников могли бы отвратить суд Божий над Содомом и Гоморрою, то чего не могут просить у Бога столько благочестивых душ в монастырях, которые, подобно ангелам, виденным Иаковом восходящими и нисходящими по небесной лествице, восходят к небу своими молитвами и нисходят на землю с сокровищами благодати и милосердия Божия? Разве не подобны они Иакову, боровшемуся с Ангелом, и не отпускают Его, пока Он не благословит их и все человечество? Верно слово, давно сказанное великим подвижником о монахах: «Они носят шар земной, так как силою своих молитв они поддерживают его, чтобы он не погиб». Если бы Господъ Саваоф не оставил нам семени, то мы сделались бы, как Содом, и были бы подобны Гоморре, – говорит Апостол (Рим. 9:29). Может быть, мир давно пожран был бы огнем и серой, если бы непрестанная молитва безчисленных иноков и инокинь не приносилась ежедневно и ежечасно, как жертва за грехи...

Обвиняют в праздности людей, которые свой труд и свой покой находят в духовном самосозерцании, воздержании и молитве, непрестанной молитве... Но что делают в мире те люди, которые около полудня подымаются с постели, затем едят, пьют, совершают и принимают визиты, а потом снова еще больше едят и пьют, едут на званные вечера, в концерты, в клуб, чтобы не сказать худшего? Что полезного делают они, начиная следующий день тяжелым раздумьем, как бы лучше всего «убить драгоценное время»? Не справедливее ли было бы этих людей обвинять в праздности и лености? И примечательно, что именно такого рода люди называют монастыри приютами праздности!

«Монастыри только потребляют, ничего не производя», – вещают некоторые ученые (политики, экономисты), кидая и свой камешек для поражения монастырей. Эти ученые о людях рассуждают так, как если бы толковали о скоте, ибо так часто говорят о волах, овцах, лошадях... Обыкновенно принимается в расчет то, что они потребляют и что доставляют, и на основании этого определяется польза или вред, получаемый от их содержания. Этой же мерой названные ученые меряют и людей, принимая общество за говорящее стадо скота, рассчитывая, что они потребляют, что производят, дабы можно было бы затем определить приносимую каждым пользу.

Доселе добрые люди думали и думают, что неразумные твари созданы для человека, как человек создан для Бога. Думали и думают, что если человек надлежаще пользуется тварями, то никто не имеет права требовать от него отчета в этом. Их же наука учит, что общество имеет право устранить нас, как животных, если мы не приносим пользы. Но кто верит, что человек имеет безсмертную душу, что люди не стадо животных, которые после нескольких лет жизни в прахе земном должны возвратиться в ничтожество, тот верит и тому, что и монастыри, помогающие людям возвышаться над животной жизнью и приближаться к Божественной жизни, еще не потеряли своего значения. Но душевный человек не принимает того, что от Духа Божия (1Кор. 2:14); он привык все мерить своей меркой.

Говорят еще о монастырях, что они «лишнее бремя для народа». Отвечаю – это несправедливо, что они бремя для народа, хотя не несправедливо и то, что монастыри существуют народными приношениями. Если отчасти народ поддерживает существование монастырей своими копейками, а инде, как, напр. в Соловках, и своим личным трудом, то это он делает с душевным утешением и радостью, так как от монахов, большей частью из народа же и вышедших, он получает душевную пользу, отраду и утешение.

Православный народ охотно идет в монастырь, чтобы поклониться святыне, чтобы разговеться, чтобы послушать там Слово Божие, чтобы поведать монастырским старцам свои скорби, коими усеян жизненный путь его. И получить успокоение мятущейся совести прощением и разрешением грехов. Усладить свою душу благолепием монастырского богослужения, святолепного пения. Православный народ убежден, что справедливое и богоугодное дело помогать тем, кто трудится на общую пользу, хотя бы эта польза и не ощущаема была чувствами. Народ знает, что всякий делатель достоин мзды своей. Православному народу, напротив, не нравится другое; и можно бы указать на многое, что претит народному православному чувству, именно в среде тех, что ораторствуют против монастырей. Но не об этом ныне наша речь, да притом время к концу.

Да будет, Господи, воля Твоя – святость наша, как в монастырях, так и во всем мире Твоем. Аминь.

Поучения Иринея, Епископа Екатеринбургского и Ирбитского. Спб. 2005 (По изд. Екатеринбург 1901). С. 331-349.
источник материала

Страницы