11 Фев 2019

Нераздельно с подвигами самоотречения и молитвы в монашеской жизни и труд. И монастырь есть, в-третьих, место труда. Все созданное Богом – и ангелы, и люди призваны к жизненной деятельности. Бог ввел первого человека в рай, чтобы он возделывал его. Следовательно, еще до грехопадения существовал закон труда. Бог создал человека непосредственно своими руками. Он все призвал к бытию и жизни и содействует постоянно сохранению тварей. Христос, вочеловечившийся Бог, Своим примером также освятил закон труда, совершеннейшим образом соединяя созерцательную и деятельную стороны жизни. В назаретской хижине, в этом первом монастыре, Богочеловек с раннего утра до позднего вечера смиренно трудился наравне с Иосифом. С мозолями на руках и в поте лица Он зарабатывал кусок хлеба. Общественное Его служение было непрерывным трудом. Днем Он учил народ, исцелял различные недуги человеческие, а ночью молился Своему Небесному Отцу о падшем человечестве. Труд был и призванием Апостолов. От одного края небес до другого, они, как исполины, прошли свой путь (Пс. 18:6-7), и своей апостольской деятельностью подчинили Христу весь мир.

Эта апостольская деятельность продолжается в Церкви Христовой ее пастырями и учителями как живущими в мире, так и в монастырях. Монастырскими уставами ни в каком виде не допускается инокам праздность, так как она, по монастырскому выражению, «враг души».

Монастыри всегда были насадителями культуры. Неустанными руками монахи пролагали пути в непроходимых лесах и дебрях, осушали болота, обрабатывали поля. Сеяли и жали, не щадя своих сил. С этим материальным трудом монастыри соединяли духовное просвещение народов. Они спасли науку, литературу, искусства древности. С изумительным трудолюбием они списывали целые библиотеки, устраивали в монастырских стенах школы и ревностно занимались в них обучением. Но они спасли больше, чем науку, ибо они спасли нравственность и добродетель, укрощая варваров, обращая ко Христу дикарей-язычников.

Монастыри не перестают и теперь быть тем, чем они были некогда. И ныне наши монахи трудятся в распространении Евангелия в Сибири, в Японии и других местах. И теперь монастыри, по нуждам времени, дают потребных людей, как, например, во время войны для религиозного утешения раненых и умирающих, и ныне устрояют в своих стенах и на свои средства народные школы. Содействуя, таким образом, всем во всем, иноки в то же время совершают и свое спасение... И неудивительно поэтому, что безчисленное множество святых вышло именно из монастырей!

Итак, монастыри – суть места самоотвержения, молитвы и труда. Они доставляют все средства к святости тем, кто в них находится, но в то же время они имеют свое значение и для мирян.

Живя в мире, целовек легко привязывается к тленным благам земным и в своей повседневной жизни легко забывает о нетленном и вечном. Необходимо поэтому делать человеку иногда напоминание... И нельзя сказать, чтобы у христианина мало было таких напоминаний, как немых, так и громко говорящих.

Совесть, слово Божие, особенно судьбы Божии в жизни человеческой, храм Божий, издали сверкающий своим крестом, куполами; колокольный звон, раздающийся в шуме мирском и призывающий к молитве, – вот некоторые из таких напоминаний.

Такое же напоминание для мира и всякий монастырь. Уже вид монастыря с его стенами и затворенными воротами, с его торжественной тишиной и покоем, настраивает сердце человека, привыкшего к шуму суеты мирской, на благоговение. Что-то невольно заставляет здесь хоть на минуту забыть все обычное земное и направить взор к высшему, духовному. Представляется, что, вступая в монастырь, входишь в неземной мир, в небесный град Божий.

И тем сильнее от монастыря впечатление на мирян, потому что для них он являет живое опровержение того, как обыкновенно говорят: «хорошо проповедовать о самоотвержении и добродетельной жизни, но это превосходит человеческие силы, не под силу это обыкновенному человеку». Посмотрите на монастырских обитателей! Они храбро порвали цепи, приковывающие их к миру, оставили родителей, собственность, имущество, радости и удовольствия Христа ради... Таким образом из монастыря идет напоминание мирянам: не для земли вы созданы, но для неба, освободите же свое сердце от цепей, которые приковывают вас к тварному, преходящему. Никто не препятствует вам владеть благами мира, но владейте так, чтобы ничто не обладало вами (1Кор. 6:12). Пользуйтесь ими как учит Апостол, т.е. живите в мире так, чтобы каждую минуту быть готовым без скорби расстаться с ним, ибо время коротко, и образ мира сего проходит (1Кор. 7:31).

Иноки и инокини – молчаливый, но живой упрек всем, кто худо живет: исполненная подвигов самоотвержения жизнь иночествующих стыдит преданных чувственности. Послушание монашествующих без слов осуждает тех, кто не повинуется, не слушается власти и закона, что стало обычным в наше время. Девственная жизнь монашествующих – постоянное жало в сердце развратников. Отсюда и ненависть к монастырям со стороны противников веры и добрых порядков общественной и государственной жизни. Они хорошо видят, что там, где монах находит к себе доверие, нельзя безнаказанно проповедовать превратные идеи о неограниченном праве человека на животные наслаждения, на безнаказанность самоволия и прочее.

Таким образом, монастыри для всех живущих вне монастыря служат постоянным напоминанием слов Апостола: сия есть воля Божия, святость ваша.

Но монастырь служит также для мирян и утешением. Сколько несчастных, увечных, недугующих, сколько безродных сирот находят призрение, смягчение своей нужды и своих страданий в устроенных при монастырях и на средства монастырей благотворительных учреждениях! Не говорим о тех нуждающихся, которые ежедневно и ежечасно толкутся у трапезы и ворот монастырских... Монастыри разделяют с ними кусок хлеба, не отказывая в посильной помощи никому из просящих.

Страницы