11 Фев 2019


Преосвященный Ириней (Орда), епископ Екатеринбургский и Ирбитский – Поучение о том, что такое монастырь для монахов и мирян.


Сия есть воля Божия, святость ваша

(1Фес. 4:3).

Часто ли приходит вам, слушатели, на мысль вопрос: зачем мы существуем на земле? – Не часто?.. Мы как будто даже не хотим помнить, что мы предназначены собственно не для земли, а для неба, для Бога, для вечности, что мы – только временные граждане грешной земли и странники в этом привременном мире, что наше отечество на новой земле, под новым небом (2Пет. 3:13.), что мы живем здесь, дабы получить утверждение в своих правах на нетленное, непорочное, неувядаемое, хранящееся для нас на небесах наследство (1Пет. 1:4). А между тем помнить это внушает нам святая вера наша; это проповедует апостол Павел, убеждая: вышних ищите, идеже есть Христос, одесную Бога сидя; горняя мудрствуйте, а не земная (Кол. 3:1-2.). А потому, к какому бы кто званию земному ни принадлежал, общая для нас всех, удостоенных христианского звания, обязанность – стремиться к почести вышнего звания Божия о Христе Иисусе (Флп. 3:14), жить согласно воле Божией, желающей нашей святости, т.е. нравственного освящения, очищения и исправления души, соответственно нашему высокому призванию.

Но, увы, люди поступают совершенно наоборот. Иной в заботах и житейских попечениях не только днем не имеет отдыха, но и в нощи не спит сердце его (Еккл. 2:23.), оставляя без внимания, к несомненному вреду своему, именно то, что ему больше всего необходимо, т.е. душевное благополучие, вечное свое спасение.

Иной так устрояет себя на земле, как если бы вечно ему здесь оставаться: всецело живет для мира. Его труды и заботы только для тела, для земли. О горнем отечестве он не помышляет. Но зато в результате и не остается у него ничего, кроме чувства неудовлетворенности, душевной пустоты, тоски и сердечного томления.

Совсем иное, если человек, исполняя в своей сфере земные обязанности своего звания, состояния, служебного долга, всегда помнит при этом свое высшее назначение, если трудится по мере своих сил и для вечности. Какое радостное упование в душе его! Какой душевный мир и спокойствие вы замечаете даже на лице его! Это благо так вожделенно, что некоторые, чувствуя в себе особое призвание Божие, совсем оставляют мир, чтобы безпрепятственно совершать свое спасение и стремиться к горнему: поступают в монастырь.

К сожалению, ныне это не частое явление. Ходящие в обществе нарекания на монастыри и распространяемые недобрыми людьми кривотолки о монахах, отсутствие надлежащего понимания задач и значения монастырской жизни удерживают нередко в мире даже тех, кто порвал с миром свои личные связи и счеты... Очень и очень немногие из вас имеют надлежащее понятие о значении монастырской жизни? – Полагаю поэтому, что вы не из-за одного любопытства воспримите мое поучение о том, что такое монастырь для монахов и мирян.

Предварительно установим надлежащий взгляд на то, что такое монастырь вообще.

Монастырь – это такое духовное, церковно-религиозное общество, члены которого, в силу данных ими пред лицем Церкви и запечатленных церковными священнодействиями обетов, имеют своей задачей исполнение евангельских советов нестяжательности, послушания и целомудрия. Монашество установлено Самим Иисусом Христом. В основанной Им Церкви Спаситель Христос предначертал два пути к достижению людьми вечного спасения и блаженства: на одном достаточно обыкновенного соблюдения заповедей Божиих, а на другом необходимо исполнение и евангельских советов. Первым необходимо должны идти все, вторым – могущие вместить (Мф. 19:12), исполнить евангельские советы к достижению высшего совершенства. Первый путь установлен Христом, когда Он сказал: хочешь войти в жизнь, соблюдай заповеди (Мф. 19:17). Второй определен Его же словами: если хочешь бытъ совершенным, иди, продай имение твое и раздай нищим и иди за Мною (Мф. 19:21).

Но что Господь установил в Своей Церкви, то будет продолжаться до скончания века. Из этого следует, что иноки (т.е. ведущие иную жизнь, чем все другие), что монашествующие всегда будут до конца мира. Это нужно всегда помнить тем, кто превратно толкует о монастырях. Наш же долг пояснять всем смысл и значение существования их. Приложите, слушатели, к предлагаемому выяснению свое внимание и заметьте вот что. Монастырь, во-первых, по смыслу своего существования, есть место самоотвержения: если кто хочет идти за Мною, сказал Спаситель, отвергнисъ себя и возьми крест свой и следуй за Мною (Мф. 16:24). Отвергнуться себя, – это значит побеждать свои страсти, похоти. Вообще побороть свои естественные склонности, когда они начинают воевать на дух. К этому и направляется вся жизнь иночествующих. Монах должен перестать быть тем, что он есть, вследствие греховности и извращенных наклонностей своей природы, дабы стать тем, чем он должен быть по духу Христову. Он должен стать в собственном смысле иноком, иным человеком.

Уверенный в помощи благодати Божией, он должен решительно сказать себе: не хочу, не должен я быть таким, каким был доселе – равнодушным к вере, ленивым к добру, суетным и своекорыстным. Отныне я перестаю или перестал быть гордым, чувственным человеком, который дает свободу только своим похотям и ищет всяческих удобств жизни. Я хочу жить всецело по духу Божиему, умереть для себя. Со смирением и послушанием готов всем жертвовать, все претерпеть для славы Божией и спасения своей души. Такое самоотвержение и самоотречение составляет существенный характер жизни монастырских насельников. Об этом прекрасно сказано в книге «О подражании Христу»: не одеяние и пострижение только, а перемена нравов и совершенное умерщвление страстей составляют истинного инока. (1. 17, 2).

Страницы