30 Ноя 2019


ПРАВДА ОБЪ ІОСАФАТѢ КУНЦЕВИЧѢ.


Въ 1596 г. послѣ объявленія Брестской уніи, для западнорусскихъ православныхъ людей наступили тяжелыя времена. У нихъ стали отнимать церкви, начали преслѣдовать ихъ за вѣру, лишать правъ гражданства. Главными гонителями православныхъ явились уніаты и особенно пособники ихъ въ этомъ дѣлѣ – іезуиты съ учащимися іезуитскихъ школъ. Даже въ Вильнѣ, главномъ городѣ бывшаго Литовскаго княжества, іезуиты творили невообразимыя вещи.

Въ концѣ 1597 г. было окончено строительство деревяннаго Свято-Духовскаго храма. Тѣснимое въ Троицкомъ монастырѣ уніатскими и іезуитскими властями, мѣстное православное братство стало группироваться около вновь созданнаго православнаго Свято-Духовскаго храма. Въ 1598 г. оно впервые праздновало въ новой церкви великій христіанскій праздникь – свѣтлое Христово Воскресеніе. Но сколько страданій и мученій пришлось вынести православнымъ въ этомъ храмѣ въ Великую субботу и въ первые два дня Свѣтлаго праздника!

Ксендзъ Еліашевичъ съ іезуитскими студенты въ Страстную субботу ворвались черезъ притворъ въ алтарь, «всѣ ходячи гордо по олтареви и по всей церкви, гдѣ простому человѣку не годится входити. Тамъ же, на великомъ престолѣ Евангеліе и Крестъ и иныя святости шарпали, кидали, за нихъ ся насмѣхаючи, и до Гробу Господня, который стоялъ посрединѣ церкви, приступивши, срамотныя слова мовячи, Плащанину, въ Гробѣ положенную, шарпали, на сію и на ту сторону кидали». На просьбы церковниковъ – не производить такихъ безобразій, ксендзъ Еліашевичъ со своими сообщниками – студентами отвѣчали бранью, угрозами и побоями. Одного изъ священниковъ они схватили за бороду и за носъ, таскали, рвали, и только наступившіе сумерки заставили безобразниковъ удалиться изъ храма.

Но на слѣдующій день, день свѣтлаго Воскресенія Христова, іезуитскіе студенты, числомъ нѣсколькихъ десятковъ, возобновили свои нападенія.

Ворвавшись въ храмъ во время совершенія литургіи, они «людей въ церкви попихали, Гробъ Господень обступивши, трясли, перли, пхали, на люди обваливати хотѣли; а иные на немъ сидѣли и съ иныхъ церемоній шидили (насмѣхались), паней и паненъ потручали (толкали), шпильками кололи, въ набоженствѣ и въ молитвѣ всѣмъ прешкоду чинили, что всѣ христіане съ покорою терпѣли». Во время вечерни нѣсколько десятковъ іезуитскихъ студентовъ съ оружіемъ въ рукахъ протиснулись въ церковь и «стали въ различныхъ мѣстахъ купами межи людьми, одинъ у однихъ дверей, другіе – у другихъ, третьи – у спѣваковъ на клиросѣ, иные посреди церкви, а иные въ притворѣ; тамъ же людей попихали, шпильками кололи, панямъ и паннамъ по устамъ, по носу, но ухамъ пальцами, руками потирали, слова невстыдныя мовили; Михайлу діакону, который ходилъ кадячи по церкви, по шыи колькократъ дали, ижъ мусялъ, оповѣдшися предъ людьми и не докадивши, вернутися до алтаря»; другихъ тоже били по губамъ, по лицу, мѣшали пѣть, читать.

Въ то же время новая толпа іезуитскихъ студентовъ въ нѣсколько сотъ человѣкъ, со многими сообщниками изъ мастеровъ-латинянъ, напали на братскій домъ, грабили его, штурмовали, «ворота и форты бревеньями разводячися выбивали, сѣкерами рубали, краты (желѣзныя рѣшетки) у оконъ ломали, окна каменьями до щенту (совершенно) подрузготали, дахи побили, зъ ручницъ и зъ луковъ стрѣляли, челядь школьную (братскую) и слугъ церковныхъ поранили».

Въ Свѣтлый понедѣльникъ снова повторилось нападеніе. Іезуитскіе студенты «въ часъ святой литургіи, збройно зобравшисе зъ многимъ оружіемъ, впали въ домы братскіе и на цвинтаръ (погостъ) церковный... мѣгцанъ виленскихъ – братство, людей до церкви приходячихъ, гонили, били и, въ церковь съ оружіемъ голымъ впавши, великую тревогу, замѣшаніе и розрухъ въ церкви учинили» и нѣкоторыхъ ранили.

Среди такихъ тяжелыхъ обстоятельствъ праздновали въ 1598 г. православные вильняне первое свѣтлое Христово Воскресеніе въ новосозданномъ Свято-Духовскомъ храмѣ. Богъ даровалъ имъ великое терпѣніе и нравственную крѣпость. Съ полною преданностью волѣ Божіей, миромъ и любовью отвѣчали они на нападки своихъ злѣйшихъ враговъ. Не только какимъ-нибудь насильственнымъ дѣйствіемъ не отвѣчали они на нападенія враговъ, но даже слово упрека не сорвалось съ ихъ устъ: «все терпѣли съ покорою».

Зато для всѣхъ очевидно, до какой степени дикаго произвола и насилія дошли въ это время іезуитскіе студенты, какой безпорядокъ и безнравственность царили въ ихъ школахъ. А между тѣмъ, въ это именно время и въ этихъ же школахъ учился и подготовлялся для будущей своей дѣятельности получившій впослѣдствіи такую печальную извѣстность Іосафатъ Кунцевичъ.

Іосафатъ Кунцевичъ родился въ 1580 г. во Владимірѣ Волынскомъ отъ православныхъ родителей и въ крещеніи названъ Іоаномъ. Отецъ его былъ сапожникъ, хотя впослѣдствіи жизнеописатели Кунцевича причисляли уже его къ шляхтѣ и выдумали для него родовой гербъ. Научившись дома польской и русской грамотѣ, Кунцевичъ поступилъ въ Вильну къ одному купцу въ приказчики. Молодой приказчикъ Кунцевичъ, познакомившись съ монашествующими Свято-Троицкаго монастыря, часто ходилъ въ церковь къ богослуженію, пѣлъ въ церкви, читалъ на клиросѣ, иногда исправлялъ должность звонаря. Увлекшись по примѣру многихъ монашествующихъ изъ Троицкаго монастыря уніею, онъ сдѣлался горячимъ ея послѣдователемъ и проповѣдникомъ. Въ своемъ стремленіи къ распространенно уніи, онъ долженъ былъ оставить мѣсто приказчика и поселился, въ званіи послушника, въ Троицкомъ монастырѣ. Въ это время Кунцевичъ посѣщалъ іезуитскій коллегіумъ, и іезуиты Фабрицій и Грушевскій были главными его руководителями и наставниками. Понятно, какія чувства непримиримой ненависти къ Православію внушили ему его наставники. Около 1604 г. Кунцевичъ постриженъ былъ въ монашество, подъ именемъ Іосафата, а въ 1609 г. сталъ іеромонахомъ.

Страницы