13 мая 2017


ПОЛНОТА ПАСХАЛЬНОЙ РАДОСТИ – ЛИШЬ В ВЕРНОСТИ ХРИСТУ



АРХИЕП. АВЕРКИЙ (ТАУШЕВ)


"Возрадуется сердце ваше, и радости вашея
никтоже возмет от вас" (Иоан. 16, 22).
"Веселимся Божественне... Христос бо
воста – веселие вечное" (Канон Пасхи).
Наша православная христианская вера – это никогда не престающая, вечно живущая в сердцах наших радость. Это – радость о Воскресшем Господе, радость Воскресения, радость пасхальная.
Не без особого глубокого значения, как свидетельствует об этом великий отец Церкви св. Иоанн Златоуст, в пасхальную ночь, а затем и в течение всего пасхального периода читается в храмах наших боговдохновенная книга Деяний Апостольских. Она, как никакая другая книга, живо и ярко говорит нам о величайшей истине христианства – о Воскресении Христовом и "содержит в себе по преимуществу доказательства Воскресения" (Творения св. Иоанна Златоуста, том IX, стр. 5-8). Из нее мы узнаем, что свв. Апостолы, проповедуя евангельское учение, благовествовали прежде всего о Христе Распятом и Воскресшем из мертвых, и эта именно проповедь оказывала такое могущественное действие на слушателей, пленяя тысячи сердец в послушание Христово.
Это и понятно, ибо ничего так не жаждет человечество, как избавления от многообразных скорбей, неизбежно сопряженных с "оброком греха" – смертью (Рим. 6, 23). Воскресением Христовым побеждена смерть, попрана адская сила греха, и потому Пасха торжественно прославляется нами, как "избавление скорби" (см. стихиры Пасхи).
Вот почему так чутко и восприимчиво сердце человека к светлой пасхальной радости!
Но вся полнота пасхальной радости доступна нам лишь при хранении нами безусловной верности Христу Воскресшему, всецелой преданности Ему, как Богу и Спасителю нашему, и полной непримиримости к врагам Его.
Не случайно в дни св. Пасхи, в течение всей Светлой седмицы, за Божественной литургией, вместо Трисвятого, поется ликующе-радостное песнопение: "Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся, аллилуиа", являющееся составной частью великого таинства Крещения. Это не потому только, что ко дню св. Пасхи, в день Великой Субботы, принимало св. крещение множество оглашенных. В этом есть и свой особый глубокий таинственный смысл.
Видь Крещение, как учит нас св. Апостол Павел, совершается во образ смерти и Воскресения Христовых:
"Или не разумеете", спрашивает св. Апостол Римлян, к которым пишет свое послание: "яко елицы во Христа Иисуса крестихомся, в смерть Его крестихомся? Спогребохомся убо Ему крещением в смерть: да якоже воста Христос от мертвых славою Отчею, тако и мы во обновлении жизни ходити начнем. Аще бо сообразни быхом подобию смерти Его, то и воскресения будем" (Римл. 6, 3-5).
Эти слова св. Апостола Павла и читаются как раз за Божественной литургией в Великую Субботу, указывая нам на таинственную связь, существующую между смертью и Воскресением Христовым и нашей смертью для греха и воскресением к новой жизни в таинств Крещения.
Таким образом, радость Крещения и радость Воскресения – это, в существе своем, одно и то же чувство – чувство высокой духовной радости, "радости о Господе".
Это – радость духовного обновления, радость облечения во Христа, радость сочетания со Христом, как источником жизни вечной, радость всецелой отданности, верности Христу, как нашему Спасителю, воскресением Своим даровавшему нам жизнь вечную.
"Аще любите Мя, заповеди Моя соблюдите", завещал Христос Своим ученикам, а в лице их и всем нам на Тайной Вечери (Иоан. 14, 15). Верность Христу-Спасителю, естественно вытекающая из любви к Нему, выражается прежде всего в хранении Его заповедей. Любящий Христа и стремящийся быть верным Ему должен всячески ограждать себя от впадения в грехи, противные евангельским заповедям. Но само Слово Божие учит нас, что совершенно уберечь себя от впадения в грехи мы не можем: "Несть человек, иже жив будет и не согрешит" (3 Цар. 8, 46 и заупок, молитва) и "Аще речем, яко греха не имамы, себе прельщаем" (1 Иоан. 1, 8). Потому-то и установлено таинство "второго крещения", или покаяние, которое и очищает нас вновь от грехов, содеянных после крещения.
И при впадении в обычные, по немощи естества человеческого, грехи, мы можем все же хранить верность Христу, как Богу и Спасителю нашему, если не забываем приносить искреннее покаяние.
А это и есть самое важное.
Что это так, об этом свидетельствуют слова заключительной в чине "Последования по исходе души от тела" молитвы, столь для нас, грешных людей, утешительные:
"... Даруй ему (новопреставленному усопшему) причастие и наслаждение вечных Твоих благих, уготованных любящим Тя. Аще бо и согреши, но не отступи от Тебе, и несумненно во Отца и Сына и Святого Духа, Бога, Тя в Троице славимаго верова, и Единицу в Троице и Троицу во Единстве, православно даже до последняго своего издыхания исповеда. Темже милостив тому буди, и веру, яже в Тя, вместо дел вмени, и со святыми Твоими яко щедр упокой. Несть бо человека, иже поживет и не согрешит..."
Из слов этой молитвы ясно видно, что самое страшное это не столько грехи, свойственные немощному естеству человека, сколько отступление – отступление от истинной веры, отступление от истинной Церкви, сознательный отход от служения Христу, как Богу и Спасителю нашему.
Такой "отход" неизбежно ведет к переходу в стан врагов Христовых – в сообщество служителей Антихриста, подготовляющих явление его.
"Всякий дух", говорил еще в апостольские времена возлюбленный ученик Христов св. Иоанн Богослов: "который не исповедует Иисуса Христа, пришедшаго во плоти, не есть от Бога, но это – дух Антихриста" (1 Иоан. 4, 3).

Страницы