13 Апр 2017


Подвижница ИПЦ блаженная Ксения Рыбинская


Блаженная старица Ксения Рыбинская была одним из тех избранников Божиих, которые освящаются Господом для служения Ему еще во утробе матери.
Родилась Ксения Степановна Красавина в 1848 г. (по др. данным в 1842) в деревне Ларионовская Мышкинского уезда Ярославской губернии, в обыкновенной крестьянской семье.

С малых лет блаженную отличали кротость, терпеливость и праведность христианской жизни. Уже в юном возрасте, в окружающем ее деревенском быту, она порой являла данный ей от Господа дар прозорливости: иногда могла предсказать, сколько в этом году льняных снопов навяжут, или когда придется собирать урожай. С детства ей приходилось много работать, занимаясь тяжелым крестьянским трудом, а все ее свободное время занимали церковные службы и молитва.

Сердце юной девицы не прилеплялось ни к чему земному, и поэтому, когда ей исполнилось 19 лет и пришло время подыскивать жениха, блаженная Ксения оставляет родной дом и уходит в лес «спасать душу и тело».

Здесь она обустроила себе землянку и питалась «чем придется»: приносимыми из церкви сухариками, лесными ягодами, мхом... а иногда и просто подолгу голодала. По праздникам она посещала церковь в деревне Рудиной Слободке в 20 верстах от г. Мышкина. В этом строгом затворе она прожила 30 лет.

Гостей из мира блаженная старалась избегать, поэтому о ее жизни в этот период почти ничего неизвестно. Дважды навещал затворницу Святой Праведный Иоанн Кронштадский вместе со своим помощником - о. Михаилом Зеленским, причащая ее Святых Христовых Тайн. О. Иоанн одобрял ее подвиг и благословлял на новые труды.

После 30-летнего затвора блаженная Ксения вернулась в свою деревню Ларионовскую.

Очевидно, уже живя в лесу она потеряла телесное зрение, оставаясь слепой до конца жизни, но взамен него получила дар зрения духовного. Прозорливость, духовная мудрость и рассудительность блаженной притягивали к ней жаждущих спасения со всей Русской земли. В основном это были простые крестьяне, но было среди них и много пастырей овец Христовых священного и епископского сана – будущих Священномучеников и Исповедников Российских. Среди духовных чад блаженной были и будущие Первоиерархи Российской Церкви: митрополит Ярославский Агафангел (Преображенский), митр. Казанский Кирилл (Смирнов), митр. Петроградский Иосиф (Петровых) и архиепископ Угличский Серафим (Самойлович). Поэтому впоследствии и судьба всей Российской Церкви теснейшим образом будет связана с судьбой этой старицы.

Отношение ее к революции и новой власти не могло быть положительным. Блаженная заранее предсказала все беды, грядущие на Русь: голод, террор, гонения на Церковь, коллективизацию, войну, блокаду Ленинграда... Советскую власть она называла антихристом.

В 1927 г., после того, как митрополит Сергий (Страгородский) [с 1943 г. стал первым советским патриархом] издал свою Декларацию о сотрудничестве с богоборческой властью, которая вызвала раскол в Российской Церкви, позиция блаженной Ксении сыграла огромное влияние на многих пастырей и архипастырей того времени.

Ранее этого, Тучков предлагал издать подобную декларацию Ярославскому митрополиту Агафангелу (Преображенскому), но блаженная Ксения запретила ему идти на это, сказав, что «если согласишься, то потеряешь все, что раньше приобрел». Митрополит Агафангел издать декларацию отказался, но был принужден передать власть Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергию (Страгородскогому), т.к. тогда еще не знал, что тот вошел в сговор с большевицким ГПУ.

Соблазн сергианства на тот момент был действительно велик среди духовенства. Под предлогом служения своей пастве многие священники, прошедшие ад большевицких тюрем и издевательств, нередко соблазнялись поиском компромисса с безбожной властью и подчинялись митр. Сергию, только бы не покидать родного прихода.

Много таких приходило к старице за советом. Блаженная Ксения, сама пройдя тюрьмы и ссылки, всегда обличала подобные соблазны и никогда не допускала каких-либо компромиссов с богоборцами-большевиками и всех наставляла к тому же.

Нельзя ради собственной паствы предавать Бога – считала она. Единственный теперь возможный и верный путь – исповедничество даже до смерти. В этом она наставляла всех к ней приходящих пастырей и мiрян. И те покидали ее всегда воодушевленные, с горячей ревностью и радостью готовые идти на путь тесный и прискорбный, сознавая, что их ждет неминуемая смерть.

Много приходилось блаженной Ксении дискутировать и с убежденными сергианами. Известен случай, что когда один из сторонников митр. Сергия стал указывать, что Сергий не проповедует никакой догматической ереси и что он не еретик, блаженная возразила:

«Что же, что не еретик, он хуже еретика: он поклонился антихристу и, если не покается, участь его в геене вместе с сатанистами».

За такое отношение к сергианству и советской власти большевики особенно ненавидели блаженную и преследовали. В это время ей приходится постоянно переезжать с место на место, проживая у своих духовных детей и всех жаждущих от нее духовной помощи. Несколько раз ее брали в заключение, где 85-летняя старица подвергалась издевательствам и уничижениям.

Известен случай, что однажды чекисты глумились над слепой и подали ей жареную ворону, со словами: «Вот мы курочку тебе приготовили». Блаженная ответила: «Ворона летала, летала и Ксении на тарелочку попала. Кушайте сами».

В 1930 г. ее арестовали и выслали на 3 года в Архангельск. В 1932 – освободили по амнистии в силу «дряхлости», после чего она вернулась в родную деревню, а затем переехала в Рыбинск, где жила у профессора Алексея Алексеевича Ухтомского. В 1934 г. ее снова арестовывают, как «участницу церковно-монархической к-р организации ИПЦ на территории ИПО» и приговаривают к 3-м годам ссылки.

Страницы