22 Июл 2017


Почему уничтожают психиатрию?


Российское общество подвержено эпидемии психических расстройств. Психической норме объявлена война. Но все чаще лечить больных некому, негде и нечем
Психиатрия и политика. Какая между ними связь? Кажется, ответ очевиден. Многие скажут, что в определенных политических системах психиатрия используется для подавления инакомыслия: неугодных объявляют душевнобольными и могут упечь в сумасшедший дом.
На пороге краха - Россия с трудом наскребла на 2018-й
Что удерживает Запад от войны с Россией
Речь из-за которой Путин вышел, хлопнув дверью. Что случилось в Гамбурге в 1994 году
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Ответ правильный, но не исчерпывающий. Во взаимоотношениях психиатрии и современной политики есть нечто гораздо более важное, но не столь очевидное. Об этом и поговорим.
Больных все больше, а врачей все меньше
По роду своей работы с детьми мы на протяжении многих лет тесно общаемся с кругом детских психиатров. И в разговорах с ними часто звучит жалоба на разрушение психиатрии. Началось оно в перестройку и продолжается до сих пор. Разрушают, как и во многих других областях, под видом реформирования, стремления соответствовать новым подходам, международным стандартам, улучшить, усовершенствовать и т.п. Причем делается все это на фоне заметного ухудшения психического здоровья людей, роста даже тех заболеваний (например, шизофрении), процент которых считался неизменным на протяжении десятилетий.
В ухудшении психического здоровья нет ничего удивительного. Иначе и быть не может в условиях такой информационно-культурной агрессии и расшатывания нравов. Чтобы не быть голословными, приведем данные XIV Съезда психиатров России, прошедшего в Казани в 2015 году. Итак, продолжает расти инвалидизация в связи с психическими расстройствами: за 10 лет число таких инвалидов увеличилось на 5,2% и в 2014 году составило 1 055 950 (один миллион пятьдесят пять тысяч девятьсот пятьдесят!) человек. При этом специалистов хронически не хватает. Обеспеченность населения врачами-психиатрами в расчете на 10 тысяч населения составила 0,92, врачами-психотерапевтами — 0,1. В период с 2005 по 2014 год произошло значительное уменьшение числа и мощности психиатрических учреждений, как амбулаторных, так и стационарных. Число психоневрологических диспансеров уменьшилось почти вдвое — на 43,3%. А их и было-то — кот наплакал: 173 на такую огромную страну! Осталось 98. Число психиатрических больниц сократилось на 22,2% (с 270 до 210), число диспансеров, имеющих стационары, — на 36,5% (с 115 до 73). Коечный фонд психиатрических стационаров сократился на 14,1%, средний срок стационарного лечения тоже сократили.
Продолжилось и уничтожение лечебно-производственных мастерских. Их количество, как сказано в резолюции Съезда психиатров, достигло минимального уровня за последние 20 лет и составило 5395 мест. Этот показатель на 100 диспансерных больных составляет 0,34, то есть ничтожно мал. А ведь в отечественной психиатрии трудовой деятельности больных (пускай несложной, но полезной) придавалось очень большое значение, поскольку она хорошо зарекомендовала себя в плане реабилитации.
Делается все для того, чтобы усложнить работу психиатров, а по возможности и отвратить от этой работы. «Увеличение числа врачебных посещений на фоне сокращения показателей кадровой обеспеченности, — читаем в резолюции Съезда, — свидетельствует о значительном сокращении времени на обслуживание одного пациента, снижении терапевтической активности участковых врачей-психиатров». Попросту говоря, врачи не справляются с валом пациентов. Душат и экономически. В течение последних лет значительно сократилось финансирование психиатрической службы, сотрудники лишаются надбавок за «вредность» и льгот.
Еще более удручающая картина в детской психиатрии. «В 80-е годы XX века, — говорит крупнейший детский психиатр, профессор Галина Вячеславовна Козловская, — психическая патология среди детей от 0 до 3 лет ограничивалась 8−9%, а в 2000 году она уже составляла 20%. Среди дошкольников старше трех лет эти цифры продолжают расти, достигая к 5−6 годам 70−80%. По свидетельству педиатров, лишь 7 детей из 100 не нуждаются в психоневрологической помощи. Количество психосоматических расстройств типа полиартрита, диабета, астмы и так далее выросло за последние пять лет в три раза. У 80% детей, являющихся пациентами педиатрического стационара, обнаруживают нервно-психические расстройства. За последние десятилетия в десять раз выросло количество инвалидов среди детского населения! Причем 25% из них составляют дети с психическими отклонениями, получившие инвалидность по психическому заболеванию. Из 50% юношей, признанных негодными к службе в армии, 10% — пятая часть — комиссованы по психическому заболеванию. А ведь освобождают от службы в армии по такому психическому заболеванию, которое совершенно очевидно для призывной комиссии. То есть речь идет о явных отклонениях, поскольку по пустякам никого не освобождают. А еще примерно столько же призывников имеет скрытые психические отклонения и, попав в армию, как раз и пополняют статистику дедовщины, суицидов, самострелов, побегов и прочих печальных явлений, которые, к сожалению, до сих пор не удается искоренить. Такова картина на настоящий момент: общество, можно сказать, подвержено эпидемии психических расстройств».

Страницы