07 Окт 2017


ГААГСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1899 ГОДА



П. КРАЧКОВСКИЙ



«Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими» (Мф. 5:9).


От Ред.: День 15/28 августа 1898 года (День Успения Пресвятой Богородицы) стал величайшей исторической датой. В этот день молодой - тридцатилетний - Император Всероссийский, по собственному почину, обратился ко всему миру с предложением созвать международную конференцию, чтобы положить предел росту вооружений и предупредить возникновение войны в будущем. Это предложение было замечательно тем, что оно исходило не от небольшого слабого государства, а от Монарха Великодержавной России, которая, во всеоружии своей необоримой мощи, выступила первая на защиту вселенского мира. 1-я Международная конференция в Гааге (Нидерланды) была созвана в 1899 году по инициативе Императора Николая II. По предложению королевы Нидерландов Вильгельмины начало работы конференции в знак уважения к её августейшему инициатору приурочили ко дню рождения Императора Николая II – 6/19 мая. (День памяти св. праведного Иова Многострадального). Председателем конференции был избран представитель России, барон Е. Е. Стааль. За инициативу по созыву Гаагской мирной конференции и вклад в её проведение Николай II (и известный русский дипломат Мартенс Фёдор Фёдорович) были номинированы в 1901 году на Нобелевскую премию мира. В Секретариате ООН по сей день стоит бюст Николая II и помещено его Обращение к державам мира о созыве первой Гаагской конференции.
Если движение человечества вперед, к прогрессу, к лучшему будущему изобразить графически, то, вместо плавной линии, получится какая-то изломанная кривая, так как в этом движении бывают застои, провалы и даже отступления назад.
Иногда социальные и научные идеи, ставящие вехи на историческом пути человечества, возникают одновременно в разных местах. Экономические идеи, легшие в основу “Богатства народов” Адама Смита, почти одновременно с ним формулировал Рикардо; законы сохранения вещества, независимо от Ломоносова, открыл Лавуазье; зависимость упругости газа от его объема открыли Бойль и Мариотт. Здесь, как принято говорить, идеи как бы носятся в воздухе.
Но бывает и обратное. Идеи, возникшие в передовых умах, являются гласом вопиющего в пустыне, так как не только массы, но и “вожди” еще не созрели для их восприятия: нужны десятилетия, чтобы они получили всеобщее признание.
Такова была идея ограничения вооружений и арбитража в международных конфликтах, предложенная всему миру нотой Русского Правительства от 16/28 августа 1898 года по инициативе Императора Николая II-го.
Приняв, по предложению Штейна, еще во времена Наполеона всеобщую воинскую повинность, как основу организации вооруженных сил, Пруссия, при сравнительно незначительной армии мирного времени, имела возможность, в случае войны, мобилизовать огромные, хорошо обученные резервы. Ее примеру вынуждены бьпли последовать и другие европейские державы. Состояние, в котором находилась Европа после Франко-Прусской войны, не без основания называли “вооруженным миром”.
Технические изобретения, непрерывное усовершенствование орудий войны делали то, что военное оборудование, накоплявшееся в арсеналах, через некоторое время оказывалось устаревшим и требовало замены.
Необходимость постоянно возобновлять техническое оборудование, необходимость содержать огромные армии тяжелым бременем ложились на бюджет государств, оставляя без достаточного удовлетворения другие насущные нужды: просвещение, постройку дорог, мостов, каналов, больниц, благоустройство городов, сооружение комфортабельных жилищ и так далее.
Военные союзы и накопление средств разрушения не предотвращали опасности войны, а лишь предвещали дать ей невиданные до тех пор размеры, размах и кровопролитие.
Все эти соображения принятые во внимание, положены были в основу ноты от 28-го августа, посланной Министром Иностранных Дел графом М. Н. Муравьевым, от имени русского Правительства, всем европейским государствам и некоторым азиатским и американским.
Реакция на русскую ноту была быстрой и, в общем, отрицательной.
Во Франции ноту приняли, как возможность закрепления навсегда существовавшего положения, то есть отказ от реванша и возвращения Эльзаса и Лотарингии.
В Германии – как возможность каких-то уступок в Эльзасском вопросе, что ею категорически отвергалось.
Англия, вообще, не приняла ноты всерьез. Она охотно шла на сокращение сухопутных вооружений, но не флота.
И только Италия и Австрия проявили известный интерес к предложению России.
Для разъяснения, что нота не имеет в виду разооружение, а лишь ограничение дальнейших вооружений, за границу были посланы Министр Иностранных Дел граф Муравьев и Военный Министр генерал Куропаткин.
Несмотря на общее отрицательное отношение, Мирная Конференция все же состоялась, благодаря настойчивости России. Она открылась в Гааге (Голландия) 6-го мая 1899 года, под председательством русского посла в Лондоне барона Стааля.
Конференция, после детального изучения вопросов в подкомиссиях, нашла невозможным закрепить численность наличных войск даже на ближайшие пять лет, так как боеспособность армии зависит не только от ее численности, но и от многих других факторов: количества артиллерии, качества огнестрельного оружия, оснащения ее новейшими техническими средствами, развития путей сообщения, усиления промышленности государства для пополнения материальной части армии.
Все таки Конференция приняла декларацию о запрещении: 1) разрывных пуль, 2) метания разрывных снарядов с воздушных шаров, 3) употребление снарядов с удушливыми газами.
Во время войны 1914-18 годов Германия нарушила все три пункта. Во время Англо-бурской войны (1902 года) Англия нарушила пункт первый.

Страницы