16 Мар 2019


Образование Оренбургского казачьего войска


В 20-40 годы XVIII века российское правительство осуществляет ряд крупных мероприятий по укреплению юго-восточной границы империи и повышению роли казачества в её обороне. Два обстоятельства делали эти меры жизненно необходимыми.
Во-первых, были достигнуты значительные успехи в освоении Россией Поволжья и Урала. На Урале в начале XVIII века была создана крупнейшая по тем временам металлургическая база. Поволжье к этому времени становится житницей страны. Но именно Урал и Поволжье были районами империи, наиболее уязвимыми для нападений кочевников.
Во-вторых, в результате Северной войны Россия решила самые неотложные внешнеполитические задачи на своих западных границах и поэтому смогла сосредоточить основные усилия на востоке. И здесь сразу же выявилась слабость военно-политических позиций империи. Так, на западе к тому времени русскими были завоёваны берега Балтийского моря, и это открыло возможности торговли с Европой. Сильно ослабленные Швеция и Польша уже не могли угрожать Российскому государству. На востоке же сложилось совершенно иное положение. После неудачного Прутского похода Петра I выход в Азовское море был вновь утерян, и сильная Османская империя в союзе с большим числом полувассальных и вассальных государств не только закрывала для России выход в тёплые моря, но и представляла серьёзную угрозу в военном отношении. Среднеазиатские караванные торговые пути контролировали враждебные России ханства и эмираты. Неудачный поход в Хиву отряда Бековича-Черкасского, а затем крупные поражения казаков при отражении нападений кочевников на русские территории в 1723 и 1724 годах показали, что в чисто военном отношении возможности России здесь ограничены. Причём ограничены настолько, что было не только трудно проводить активную наступательную политику, но даже за безопасность собственно русских поселений нельзя было быть полностью уверенными.
Прежде всего, следовало позаботиться об укреплении оборонительных сооружений в Башкирии, непосредственно примыкавших к южноуральским заводам. Это был центральный участок обороны юго-восточной границы Российского государства, где несли службу преимущественно самарские и уфимские казаки Закамской оборонительной линии. Здесь в соответствии с Указом Сената от 15 марта 1728 года повсеместно вводится система сигнальных маяков. Вся Башкирия от города к городу, от крепости к крепости, в 20-30 годы была покрыта сторожевыми вышками (маяками) на расстоянии видимости один от другого. Маяки размещались на вершинах гор или возвышенностей. На маяках постоянно дежурили сторожевые казаки. При приближении опасности с помощью световых и дымовых сигналов они давали знать от маяка к маяку о том, что приближается противник и какова его численность. В случае необходимости наряд вызывал подкрепление или атаковал противника сам.
Кроме маяков, в труднодоступных местах для наблюдения устраивали дозоры, посты и "секреты". И так на протяжении сотен вёрст от Башкирии до Поволжья. Но слабым местом Закамской линии была её несвязанность с территорией яицких казаков. Наиболее опасным был участок границы между Башкирией и средним течением Яика, где начинались заселённые яицкими казаками территории. Этот практически никем не оборонявшийся участок привлекал внимание азиатских хищников, именно здесь проникавших на русскую территорию и беспрепятственно двигавшихся до Поволжья. Для прикрытия этого пробела по распоряжению императрицы Екатерины I указом Военной коллегии в 1725 году был основан городок в месте впадения реки Сакмары в Яик. Яицкому атаману Меркурьеву предписывалось оказать казакам, пожелавшим поселиться на новом месте, всю необходимую помощь. При этом Коллегия чётко оговаривала населять городок исключительно вольными казаками, а ни в коем случае не беглыми из России крестьянами. Впрочем, в этой части указ оказался невыполненным. У части крестьян было желание бежать от помещиков к казакам, где была хоть и трудная и опасная жизнь на границе, но жизнь вольных людей. А у казаков было желание и материальный интерес принимать, а порой и приманивать, этих беглых людей. Беглые нанимались в работники к зажиточным казакам и из них вербовались удальцы для организации различного рода военных мероприятий. И казаки, насколько это было возможно, старались беглых укрывать. Неслучайно два года спустя именным указом Верховного Тайного Совета Сенату предписывалось выслать из городка Сакмары беглых людей и крестьян на прежнее место жительства. Правда, и этот указ оказался невыполненным. Однако этот городок был недостаточным прикрытием от набегов кочевников. Характерно, что проживавшие в этом районе башкиры, сами не слишком в ту пору надёжные подданные Российской короны и нередко сами нападавшие на русские селения, были вынуждены просить построить здесь несколько крепостей, чтобы загородить дорогу кочевникам. Связано это было с тем, что нападения их были систематичны и киргиз-кайсацкие кочевники склонны были мало разбирать, кого следует грабить, русских или башкир. К середине 30-х годов XVIII века вопрос о создании в этом районе системы укреплений был остро включён в повестку дня. Непосредственным поводом для этого послужили два события: формальное вступление в российское подданство в декабре 1731 года казахов (тогда их называли киргиз-кайсаками) младшего и среднего жузов; башкирское восстание 1735—1741 годов.

Метки: 

Страницы