14 Янв 2017


Новый год.



Архиепископ Аверкий (Таушев)


Вот и еще один год отошел в вечность, и мы – на пороге Нового года. Что несет нам с собою этот Новый Год?

При наступлении Нового Года у нас, русских людей, издавна было принято поздравлять друг друга словами: «С Новым Годом, с Новым счастьем!»

Но заслуживаем ли мы этого «нового счастья?»

Зададим себе этот вопрос, в частности, мы, православные русские люди, «в изгнании и разсеянии сущие»: заслуживаем ли мы великого счастья увидеть нашу несчастную Родину освобожденной от «горькаго мучительства безбожныя власти» и возрожденной к новой жизни?

Велики сейчас надежды на это у многих, в связи с событиями последнего времени, с целым рядом фактов, как будто бы дающих некоторые основания для таких радужных надежд. А настроенные среди нас мистически склонны даже видеть благоприятный знак близ грядущего освобождения и возрождения России в том, что 1957-й год – сороковой год со времени водворения у нас безбожного большевизма. «Как ветхий Израиль, по правосудному приговору Божию, сорок лет странствовал по пустыне, прежде чем войти в Обетованную Землю, так и мы, новый Израиль, по истечении сорока лет нашего странствования заграницей, должны удостоиться возвращения на освобожденную от большевизма Родину» – говорят они.

Не дано нам, однако, знать времена или сроки, которые Отец наш Небесный положил в Своей власти (Деян. I, 7), но одно для нас должно быть совершенно ясно. Если мы желаем друг другу на Новый Год «нового счастья», то должны помнить и то, как совершенно справедливо гласит старая русская поговорка, что «каждый человек – сам кузнец своего счастья». И, следовательно, это «новое счастье» зависит от нас самих. От нас, православных русских людей, зависит и освобождение и возрождение к новой жизни нашей несчастной изстрадавшейся Родины.

Как, – спорят некоторые, – а разве не от воли Божией?

Да! конечно, – от воли Божией. Но поскольку Господь наделил нас еще при сотворении великим Богоподобным даром свободной воли, сама воля Божия, в Своих определениях о человеке, всегда сообразуется с тем направлением, какое даем мы нашей свободной воле – добрым или злым, и, в зависимости от этого, устраиваем нашу жизненную судьбу – награждает нас или карает, милует или бичует, посылает радость или скорбь, живит или умерщвляет.

А потому будущее наше – «новое счастье» или, не дай Бог, может быть, и «новое горе», или «новые беды», могущие постигнуть нас в наступающем Новом 1957-м году, зависят прежде всего от нас самих – от того направления, какое мы сами дадим нашей свободной воле.

И... – прежде всего – от самого нашего отношения к наступлению Нового Года.

Что такое «Новый Год» и что, собственно, он для нас знаменует?

Разве не то же ли самое будет в нем и впредь чередование дней и ночей, месяцев и времен года, как это было и прежде, до сих пор?

«Что было, то и будет», – говорит премудрый Екклесиаст». – «И что делалось, то и будет делаться, – И НЕТ НИЧЕГО НОВОГО ПОД СОЛНЦЕМ... Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, все суета и томление духа» (I, 9-14).

И этот «Новый Год» будет для нас таким же старым, как и все прежде прожитые нами годы, если мы сами не захотим обновиться – стать в этом 1957-м году новыми, по сравнению с тем, какими мы были в прошлые годы.

А для этого что нужно?

Нужно прежде всего ясно осознать, что означает для нас наступление «Нового Года». Встречая Новый Год, мы должны, первым долгом, подумать о том, что вот еще один год нашей жизни канул в вечность, еще на один год сократилась наша жизнь, еще на один год стали мы ближе к могиле – к общему для всех нас, смертных людей, неизбежному концу, и все ближе и ближе становится к нам тот час, когда мы должны будем, хотим того или не хотим, предстать перед нелицеприятным Судиею для того, чтобы дать отчет в том, как провели мы всю эту быстротекущую земную жизнь.

Чем дальше живем мы, тем быстрее летит время, и мелькает год за годом, пока не наступить, наконец, тот страшный последний час бытия Вселенной, когда и самого «времени больше не будет» (Апокал. X, 6). И все мы постоянно должны готовить себя, как к исходу из этой земной жизни, так и к этому последнему страшному часу, согласно повелению Господню:

«Будьте готовы, ибо в который час не думаете, приидет Сын Человеческий» (Матф. XXIV, 44); «Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий» (Матф. XXV, 13).

Вот с такими именно мыслями и чувствами и должны мы, православные христиане, встречать наступление Нового Года.

Так ли его действительно встречают у нас?

Собираемся ли все мы в полунощный час наступления Нового Года в наши храмы или отдаемся ли, по крайней мере, у себя дома (если нет возможности встретить Новый Год в храме) горячей молитве в этот час о том, чтобы Господь простил нам «безчисленная беззакония и лукавая наша деяния, в мимошедшем лете зле нами содеянная», чтобы «отвратил от нас весь гнев Свой, праведно на ны, грех ради наших движимый», чтобы «отогнал от нас вся душетленныя страсти и растленные обычаи» и «страх Свой Божественный всадил в сердца наша ко исполнению заповедей Его», чтобы «обновил дух правый во утробах наших и укрепил нас в православной вере» и «соделал способными к доброделанию и исполнению всех заповедей Его», чтобы «избавил Церковь Свою Святую, страждущее Отечество наше и всех нас от всякия скорби, беды, гнева и нужды, и от всех врагов видимых и невидимых» и «оградил» бы нас вообще от всякого зла «Ангел Своих ополчением», даровав нам «лето благоприятное», «времена мирная» и «безгрешную жизнь» со «здравием и довольством?» С таким ли молитвенным обращением к Богу, в руках Которого наше будущее и наше «новое счастье», с такими ли мыслями и чувствами о внутреннем духовном обновлении встречаем мы наступление Нового Года?

Страницы