26 Апр 2014

Владыка Никон


(Из книги А.Фирсова «Подвижники благочестия и святые места Луганской земли»)

Высокопреосвященный Владыка Никон — в миру Александр Порфирьевич Петин — родился в городе Екатеринодаре (с 1920 года Краснодар) в начале нынешнего века.
«1-го июня 1902 года родился сын Александр III» — такую запись сделал в своей записной книжке Порфирий Александрович Петин, сын курского протоиерея о. Александра. В честь своего отца он называл своих сыновей его именем. Но первые два один за другим умерли, и, когда родился третий сын, родственники старались отговорить отца дать ему то же имя. Но тот настоял на своем. Александр не умер, рос здоровым и был очень смышленым мальчиком.
Когда исполнилось шесть лет, его отдали учиться в начальную школу. Затем учился в Духовном училище города Екатеринодара.
В тринадцать лет он уехал учиться в Духовную семинарию в Ставрополь, где и проучился до 1919 года, до того времени, когда новыми властями были закрыты все духовные учебные заведения в стране.
В детстве у него был чудесный голос, нежнейший дискант необычайного диапазона, настолько чистый, что в Духовном училище к. Саше Петину был приставлен специальный человек — дядька, который строго следил за режимом обладателя такого необыкновенного голоса. Идеальным был у него и слух. Пел он в хоре Духовного училища, настолько его украшая, что многие ходили слушать хор из-за необыкновенного маленького певца.
Однажды, в день праздника училища, был организован концерт, на котором Саша исполнял сольный номер: он пел серенаду. Зал был переполнен приглашенными гостями. Трудно описать тот восторг, который охватил слушателей, потрясенных красотой голоса юного исполнителя. Когда он окончил петь, началось нечто невообразимое: кто-то схватил его со сцены в зал и поднял на руки, зал наполнился криками и овациями. Его передавали из рук в руки, подбрасывали вверх, что сильно испугало мальчика.
В семинарии он пел тенором. После, когда уже был псаломщиком и приходилось петь всеми голосами, голос был несколько надорван, но все равно умение петь и умение руководить хором навсегда остались за ним.
Чувство же ритма у него было необыкновенным. Тот, кто видел его в служении, знает, как он двигался в алтаре, как он кадил... Была полная гармония во всем: в движениях, в словах, возгласах. И тон, и ритм никогда не диссонировали.
Обладая недюжинными способностями, отличаясь определенной целеустремленностью, уже в молодости он все свои таланты посвятил Тому, Кто неудержимо влек его к себе. С ранней юности свою жизнь он посвятил только одному Богу, которому верно служил до конца своих дней.
Он очень любил молиться. В детстве подолгу стоял перед иконами, юношей любил молиться, глядя в небо, для чего уходил в сад, поле, лес. Каким одухотворенным становилось его умное, доброе лицо после, как светились его глаза. Казалось, они только что видели какой-то чудный неземной свет, отражение которого запечатлевали надолго.
Работать над собой он начал рано. Много читал, не отказывался от художественной литературы, хорошо знал произведения русских и зарубежных классиков, но всему предпочитал философскую и богословскую литературу.
Настольной же книгой была всегда Библия, которую он не просто читал, а изучал, отдельные места выучивая наизусть.
Учился он хорошо, по первому разряду, еще с Духовного училища был стипендиатом: получал самую лучшую стипендию, что обеспечивало дальнейшую учебу в Духовной академии. Но это осуществить не удалось, так как в 1919 году были закрыты все духовные учебные заведения.
Александр поступил на юридический факультет и одновременно на историческое отделение университета. После реорганизации университета в 1920 году, когда вместо него создали институты, он поступил в Кубанский политехнический институт на административно-хозяйственное отделение. На историческом же отделении продолжал учиться в педагогическом институте.
К этому времени не стало отца, нужно было самому добывать средства к существованию. Семнадцатилетним юношей Александр стал учителем и одновременно псаломщиком при кладбищенской Успенской церкви города Краснодара.
Обладая удивительнейшей работоспособностью, умением все быстро схватывать, необыкновенной жизнерадостностью, он легко справлялся со своими обязанностями и отлично учился. В институте он еще исполнял обязанности председателя студенческого профкома.
Но вскоре школу пришлось оставить, так как был назначен ученым секретарем научной библиотеки, поскольку знал латинский, греческий и древнееврейский языки. Работа эта ему очень нравилась, тем более что приходилось общаться с преподавателями, лучшими профессорами того времени, большинство из которых были замечательными людьми.
Молодого ученого секретаря очень полюбили за добрый, мягкий, общительный характер, за деловые качества и умение работать с людьми. Любили его и студенты, которым оказывал бескорыстную помощь в учебе. Работая в библиотеке, общаясь с профессурой, он мог всегда достать любую книгу, любые лекции тому, кто обращался к нему с этой просьбой.
Очень любил он каждого человека, и любовь эту постоянно культивировал в себе, считая, что только добром и любовью можно жить и исправлять жизнь. Он не только не отказывал просящему у него, но и искал людей, которые бы нуждались в нем. Он считал необходимым для себя сделать, как минимум, три-четыре добрых дела в день, полагаясь только на свои силы и средства. Нуждающимся он мог отдать все деньги, сбереженные в семье «про черный день», свое белье, забыв о том, что оно нужно ему самому.

Страницы