11 Фев 2019


Не публиковавшиеся ранее воспоминания о новосвященномученике Иерофее (Афонине).



Воспоминания катакомбной монахини Серафимы (в миру Лидии).


Жила я у отца Сергия в городе Никольском 1923 г. Приехал новый епископ. Навербное (sic) Воскресение служил всеношную и мы пошли помолиться и посмотреть нового епископа Иерофея так звали его, он был не больщого роста брюнет, черные кудрявые волосы и большие выразитель[ные] глаза смотрящие прямо в душу, как два луча ея и заставляли трепетать сердце, Господи! Что-то было особенное в его взоре на вид, нельзя было его назвать красивым, бледный с большими шадринами на лице. Приятно, когда его одевали он смотрел по народу и все улыбался.

Ему на вид было лет 33 или 34 всем понравился служба совершалась хорошо, голос был приятен и все остались довольны, даже не которые свосторгом, слава Богу послал нам Господь такое сокровище. Очень уже хорошо благословлял и досамого конца всех благословил сам и приокончании службы сказал вот теперь станем молится приходите завтра и послезавтра, небойтесь я тихоновец послан к вам Светейшим патриархом Тихоном, прихожу домой разговариваю все про Владыку, я спросила отца Сергия Каков Владыка? то он сказал, что Бог послал нам такого Владыку! Что такого небыло ни не будет. Что Агнец готовый на заклание мы с ним одним духом, ему охота больше монашествующих и мне вот мы с ним наподстригаем монахов и монашек и без монастыря, да сделаем монастырь. Подвою и потрою станут жить в келиях и спасаться станут и славить Господа имя Его.

Когда владыка познакомился с батюшком (sic) ходил к нам часто. И всегда мы его встречали с радостью. Он жил с начала у о. Николая, а потом перешел в церковную сторожку, но свещенники (sic) и соборные относились к нему недружелюбно и враждебно, потому что он был молод, а они старики им не хотелось повиноваться и всердце питали к нему ненависть и вот началась его жизнь в соборе служил каждый день и пел на криласе (sic) голос его был приятный суслаждением хотелось слушать его. И что-то особенное наполняло душу молящегося, какое-то благоговенье и усердие к молитве, тогда так что незнали усталости и говорили, что скоро это отошла служба мы ненамолились.

Говорил очень хорошо проповеди о покоянии о суде и муках ожидающих грешников. Он говорил как спасти душу и не погубить ее, что бы наследовать царство небесное уготованное праведником и кающимся грешникам. Служба всегда совершалась неспеша это старикам попам ненравилось и стали недовольным (sic).

И вот настают для епископа Иерофея дни скорьби и печали, потому что это стало противно врагу, как епископ на них (sic) лап вырывает души погибших грешников, сколько он своею молитвою привел к покаянию грешников и неперечтешь, сколько по его молитве исцелялись больных скажу это был великий труженик, незнавший и неимевший себе покоя.

Кончится служба его уже дожидает народ, чтобы сходить в Владыке за советом и еще получить благословение его он всех примет, всех утешит и сам еще не попил чаю не подкрепив свои усталые силы на вид всегда веселый стоит среди народа и благословляет их: да и любил же народ своего дорогого Архиепастиря.

Как-то раз пришел владыка к отцу Сергию, я подовала им чай пошла под благословение, благословил меня и говорит спаси Христос тебя сестра Лидия, отец Сергий говорит владыка она ведь Бога славит, да Владыка сказал батюшку с улыбкой смотря на меня славит, славит.

Попоручению батюшки я ходила к нему часто и все ближе и ближе сроднилась с ним и всегда с великою радостью принимала от него благословение. И вот проживши года полтора, в августе месяце вызывают вдруг Владыку в Устюг на какие-то допросы, но допросов не было, как потом рассказывал Владыка, а только сказали ему что арестован и с агентом от правили его в Москву и посадили в бутарскую (sic) тюрьму.

Сколько было горя и слез у народа о своем дорогом отце руководителе и невыскажешь словами и не передашь всего этого, что мы переживали все верующие Господи! Из тюрьмы писал нам Владыка и там в тюрьме не забыл меня и недостойную, я получила очень умилительное письмо.

Народ стал думать, как бы поскорее высвободить Владыку, послали туда делегатов и ровно через шесть м-цев (sic) Господь послал нам радость его освободили, послал телеграмму, что еду и буду служить в Казанском храме.

О! Что это была зарадость увидеть снова дорогого отца, назначен день встречи в Крещенский сочельник народу собралось много ждали долго и все еще неверилось, да неужели это правда, что приедет и увидим. Поди обманул нас, и вот в храме все зашевелились и заговорили приехал, приехал и все воожидании священнослужители и народ вдруг, растворяет дверь взоры всех устремлены были на дверь, и видим идет и уже не идет, а как бы быстро вбежал или влетел с улыбкой на устах, наша радость, дорогой наш страдалец встал на свое место все заохали закрестились и плакали когда надели на него мантию взяв в руки крест пошел в амвону после достойны преподал всем общее Божие благословение, сказал мир тебе возлюбленная моя паства помилости Божий и опять с вами и будем молится Господу и благодарить его. Ровно шесть м-цев я был в разлуке с вами, но не думайте, что я забыл вам и там нет? Я и там возносил свои горячую молитвы (sic) о вас ко Господу, я молил его неоставить вас сирот, да и стены тюрьмы были мне храмом Божьим.

Плакал народ с услаждением, слушал, его ловя каждое слово и слагая в сердце своем плакал и сам Владыка и говорит теперь забудем печаль нашу, и скорбь, будем молится и радоваться мне, и самому неверится, что я с вами и в храме поклонился всем в ноги, благодарил народ, что не забыли его в тюрьме и хлопотали о нем и весь народ со стоном и слезами отвечал ему земным поклоном, со словами, милый дорогой ты наш Владыка, слава Богу дождались мы тебя, скоро началась служба, какая-то радость была у всех на душе довольство и умиление, и взоры наши устремлены были на дорогого нашего отца.

В Крещение совершал Божественную литургию, когда он пришел вышел (sic) его встречал отец Анатолий и сказал Владыко вы вчера нам кланялись, а сегодня мы вам кланяемся и очень рады все видеть и поклонился вместе со всем народом и высказал речь, хотя и не большую, но трогательную. Началась служба, народу было много и все спешили увидеть возвратившегося из тюрьмы своего Архипастыря. За службой много было пролито слез от всего сердца и возносили свои благодарения молитвы, что не забыл Господь нас грешных.

И вот опять мы ожили, как муравьи осводившиеся от снежного покрова прилучах солнечных, так же и мы ожили при своем Архипастыре, будем молиться и радоваться. Ходили в Крещение на воду, народу шло множество Владыка был веселый смотрел на народ улыбался у всех взоры сияли радостью. На другой день Крещения Владыка поехал со святой водой, приехал к Ольге Романоване, а она была больна и говорит мне Владыка вот мать Лидия я теперь к вам опять и приехал. Посетить вас и обязан это сделать за вашу милость, хотя-бы вы и 50 верст, я бы и то к вам приехал. Я ответила ему, очень, уже, рады мы видеть вас недостойные такой милости. Вот теперь опять по старому потекот (sic) наша жизнь, станем молиться славить Бога и устраивать праздники.

Раз как-то Владыка расказывал, что как ему было тяжело в тюрьме, как его там ругали и издевались над ним, не могу говорить, передать всего ужаса, что только перенес я, но некоторые предступники (sic) и там полюбили меня и делились своими пайками, как говорили они это тебе батюшка. Посмотрите на мои волосы где они? Чуть не все вышли вот сколько горя перенес святой страдалец за имя Господне.

Рассказывал еще Владыка, как он лежал на койке, кажется, что и не уснул, вижу говорит стоит большой крест стоит и на нам спаситель распятый висит живой толь смотрит на меня с такой отеческой любовью, таким умиленным взором и кровь из него (sic) раны капала на меня, я в ужасе смотрел на него, и не мог наглядеться, вдруг все изчезло и я задумался, что-же это такое означает, что еще меня ждет в переди, какой крест. И верно уже и молились вы горячо за меня, что я опять здесь с вами, а когда раздумаюсь наверное мне не видать своей пастовы вдруг являлась, какая-то в душе радость и успокаивала меня, я всю надежду возлагал на Господа, говоря буди воля твоя Господи.

Начались опять ежедневно служения, какие это чудные служения устраивались праздники например, успение Божей матери всю ночь молились, служба была по ерусалимски было много батюшков, обносили плащаницу вокруг церкви, певчие пели на два хора Господи! До чего было хорошо чувствовали себя, как на небе, сколько таких праздников устраивал нам незабвенный отец, он сумел заставить себя полюбить и любили же и обожали его нашу радость и сокровище.

Вот было устроено опять в великий четверг обмывание ног, как трогательно и торжествено было смотреть, как Владыка обмывал ноги у священников изображая Христа, да не перечтешь всех торжественных дней проведенных вместе с дорогим нашим отцом. А проповиди длинные часами измеряющие не может так говорить простой человек, без благодати Божей и святого духа.

Он сеял везде не жалея себя, получил плоды живой веры и любви к Богу и ближним. Он был той живой веткою виноградника, которая рождает плоды, душа его была обогащена всяким благим даром. Он уразумел всю гнилость и тщету мира сего; он был не от мира сего; если бы он был от мира то мир любил его, но как он был не от мира – не навидел его мир. Сколько ему пришлось терпеть всякой лжи и клеветы Господи! Бывало, когда придет к нам, говорит, если бы вы знали матушка какой я несу крест всех, где что сделается все, я виноват. Я слушала его и заливалась слезами очень было его жаль.
Водно время, когда был унас и говорит мне готовтесь к подстригу, меня просил отец Серафим об этом и я хочу исполнить его просьбу и вот 17 июля 1926г. я приняла подстриг с именем Серафимы в честь Серафима Саровского и сподобил меня Господь грешную принять подстриг от руки святительской, что я тогда чувствовала недостойная, когда Владыка возложил мне на голову свою светительскую руку какой-то огонь исходил от нея и проходил прямо в сердце. Согревало его и жгло, как бы огнем, я чувствовала радость и сильно плакала приокончание подстрига сказал небольшую реч (sic) и поздравил меня с Ангельским чином так-же я опять испытала во время прежде освещенной, когда Владыка вышел из алтаря с зажеными свечами и возгласил свят Христос посвещает всех в то время народ должен пасть ниц челом, но я не знаю почему не пала тогда стояла и вдруг как пучек огня я почувствовала у себя в сердце, что-то загорело, я пала тогда на колени и залилась слезами не могу вам передать что я чувствовала в это время, но какой-то огонь жег всю мою внутренность, вот что это был за человек наш Архипастырь. В нем была сила воли, он сам был полон божественного огня.

Время шло не заметно служба совершалась, проповеди говорились, гремел как труба как сладки были его слава слаще меда и сала (sic) душе нашей. Да! Были золотые его уста, но враг не дремлет ему не выносимо как с каждым днем обращались грешники к покаянию и приносили радость на небе ангелам, абесы с большой злобой ополчались на него сколько они приносили ему вреда и через попов которые неуважали его и всеми силами старались избавится от него, но он все терпел, как добрый воин на поле брани.

Был он послушник у Бога жизни выше суеты он нашел себе дорогу средь земной нечистоты и пошел на небо прямо с благодатным даром сил. Как он любил народ свой и заботился оспасении душ их. Какия он делал чудные общие исповеди, тогда он строго говорит обращаясь к народу, что воздержитесь подходить к причещению все свернословы, воры, убийцы, все виновные в новосмешение (sic), блудники, прелюбодеи и все меньшие (sic) незаконную связь, кайтесь в плачте, как он утешал грешников, просите милости у Господа. О вы девы непрельщайтесь, суеты мира избегайте грехов, не пейте вина храните целомудрие, ищите себе жениха небесного, а не земного, после окончания исповеди, подмет (sic) крест и указывая на него пальчиком скажет, смотрите что он сейчас говорили вы дали обещание не грешить, и дали его не мне, а самому Господу. Я только свидетель прекрасно действие кающихся сдерживающего рыдание, кто только тогда не заплачет, чье сердце нетронется, я думаю что не было человека нераскаевшегося. Прекрасно действие на кающегося разрешительная молитва припадите к земле плачте, читайте молитву мытаря говорит нам епископ со всех сторон слышны стоны и рыдания, а он подойдет молится к престолу кончит молитву идет с крестом в руке читает разрешительную молитву взявши амофор и обводя им со всех сторон молящихся и раздается его властное слово Аз недостойной епископ властию мне даной прощаю, и разрешаю, тя от всех грехов во имя отца и сына и святого духа Амин встаньте и счастлив тот человек, когда это время Амафор упадет на чью-либо голову, я это испытывала на своей голове, тогда чувствуется особенное сошествие благодати духа святаго. Сам еписков веселый поздравляет сочищением совести и на душе сделается легко какая-то тяжесть свалится и на сердце радостно,. Сколько было таких исповедей общих во время его жизни с нами.

Скоро нас постигло великое горе, заболел наш дорогой архипастырь и хотел уехать лечиться на теплые воды много было пролито слез о том, жаль нам было расставаться с дорогим отцом задавали себе вопросы уедет а приедет – ли? и при мысли, что уедет и не приедет и не увидим его. Сжимало сердце до боли и слезы текли неудержимым потоком наконец услышал все – милосердный Господь наши стоны отец и Владыка сказал, что не поедет уже а будет лечиться здесь, и вот простым лекарством стали лечить, я варила сосновые почки с медом и носила ему каждый день и мало – по малу здоровье его стало поправляться и обрадовались же мы по выздоровлению Владыки, я прихожу к нему он расказывает мне чуть, чуть матушка я не ушел от вас, совсем на тот свет, даже тело мое осталось здесь.

Вижу говорит я как-бы во сне пришел ко мне прекрасный юноша и велит мне следовать за ним, и мы пошли, я оглянулся, а тело мое вижу осталось на кровати, шли долго, много того встречали на пути и все мы проходили негде неостановлялись, дошли до прекрасного сада, красоту которого не могу вам передать, как было там хорошо, какое благоуханье, какие деревья и цветы, как распевали птицы так что мне не хотелось выходить от туда но как прекрасный юноша сказал пойдем еще дальше, пришли наконец в комнату не описанной красоты тут сидит дева вся блистающая чудным светом на которую я грешный не смел смотреть, когда увидел ее пал от страха и поклонился ей слышу она говорит юноше, еще не время ему сюда отведи его на землю пусть еще потрудится во славу Господа и прославлят сына моего, и мы опять пошли, как мне не хотелось выходить от туда не могу выразить и я проснулся и чувствую, что у меня ничего не болит и стал здоровым, юноши не стало, я сожалел за чем меня там не оставили, так от матушка опять с вами станем вместе прославлять Господа.

Я говорю для нас-то очень хорошо и очень рады, что вы остались, а что мы без вас стали делать, как станем жить. Я говорит думаю матушка прекрасный юноша это был Михаил Архангел, а пречудная дева – это Матерь Божья, которая и послала меня еще на землю, я слушала его и плакала от радости.

Скоро Владыка поправился, а его уже дожидают скорби:стало часто призывать ОГПУ и обвиняли то в том, то в другом и даже об явили (sic) ему выехать от сюда и все это происходило в посте великом на последней неделе, его опять вызывал ОГПУ на кануне вечером владыка сказал народы (sic) обо мне не тужите, что будет со мной я ничего не боюся, помолимся вот завтра Господу и он не оставит нас.

Рано утром служил молебен все плакали очень было нам жаль его, думаем что-то будет сегодня отпустят-ли его? Что будет с нами тогда? А попы похаживают довольные после молебен сказал проповедь не бойся моя возлюбленная паства я иду страдать за имя Господне, видите показывая пальчиком на крест сам сладчайщий спаситель страдал вися на Кресте, а не ме-ли грешному не пострадать, в церкви слышим только стоны и рыдания, Господи! Что только переживали все верующие очень уж было нам жаль его.

Знаите что я Тихоновец, а необновленец постукивая своим железом вот этот жезл, вручил мне патриарх Тихон. Призвал меня и сказал вручаю тебе брат мой и пошлю тебя в г. Никольск, паси овец моих народ плачет навзрыв, я пришел к вас буду пасти вас и заботиться об ваших душах, пришел я к вам прямо дверью неперелязал нигде бойтесь волков не теряйте веру Христову помните что я вам говорил, если и меня не будет, и иду и хочу подражать Апостолам и всем святым я готов на все, верю что не оставить меня Господь и вас и так Господи благослови огради всех, сделался веселый, молитись пуще, сказал и пошел все кинулись за ним со словами поди с Богом сохрани тебя Матерь Божья, я говорю скорее дай Господи возвратиться.

Владыко вот ушел оставил всю плачувшую паству, возвратились в церков и усердно стали молиться со слезами молить Господа ниспослать нам милость и надежду на Бога не посрамила нас как медленно шло время казалось что давно ушел наш владыка, что-то будет говорили все и вдруг бежит народ радостным говорят отпустили, отпустили, посмотрела, действительно идет и улыбается дорогой наш Владыка окруженный множеством народа, идет прямо в церковь слава Богу сказал теперь помолимся воздадим благодарение Господу и его пречистой матери и Аристатигу божью Михалу нашему защитнику.

После молебен получив от Владыки благословение, разошлись домой, хотя и была радость, а на сердце все что-то тоскует и еще чего-то ждет. И действительно скоро узнали, что его опять водили на допросы и оставили его только на пасху и велели уезжать, дожил и до пасхи, но Пасха радости нам не принесла, стретили ее в слезах как-то грудь сжимало сердце до боли в первый день поехали был у меня со славой пил чай обедал, но был невесел, говорил, а хот день домой матушка упрашивай народ не волноваться и не произносить скандалов, говорит что этим вы повредите мне, и вот в праздник живоностного (sic) источника служил он на кладбище и служил водосвещенные молебина ходил кропил святой водой и так много брызгал что человек не может взглянуть и он улыбается, он очень любил кропить много.

Приокончании обедни он сказал народу я уезжаю от вас полечиться, и отдохнуть, но весь народ закричал нет не отпустим, не отпустим и заглушили его слова, что он говорил дальше. После обедни поехал со славой и не стало его, долго я не знала где он находится, но скоро он послал письмо мне и прочим сестрам такое умиленное было письмо просил не оставлять его в изгнании вас Господь не оставит, но вы окажите милость Архирею Божию примет Владыка недостойную молюсь о вас Господу, хотя было и тяжело жить в разлуке с дорогим отцем, но и радовались, потому что не в тюрьме, знаем что у добрых людей и можно помочь ему и началась опять жизнь с начала, прислали ему все нужное, а потом и сами стали ходить Господи! Что это была за радость увидеть срадальца томящегося в изгнании, вдруг получаю письмо и Владыка пишет мне приходить 19 июля на день моего ангела и я пошла, что это была за радость увидеть нашего дорого Владыку, думаю что я скажу, когда увижу, что будет со мной, пришли мы туда ночью до утра его не видели и вот настал час Владыка идет с улыбкой и говорит, а матушка и я тоже радостно улыбаюсь и говорю, владыке пала в ноги подошла под благословение и говорю: Владыка наконец то я увидела вас и он сказал мне и я желал вас видеть разделить вместе с вами свою убогую молитву.

На нем был белый подрясник он очень похудел, бледное лицо со впалыми глазами и все это наполняло душу скорбию и жалостью к страдальцу. Он смотрел прямо в душу и говорит вот матушка узнаите (sic) где я живу и отдохните немного и станет молится вы сегодня именинница.

Он совершал там Божественную литургию. Я сказала Владыка недостойна такой милости, если бы говорит не была достойна и не была бы здесь. Вы другая Алимпида, которая служила в изгнании Иоанну златоусту и вы мне служите, я его спросила а чем -же она служила ему, вот сказал он когда был в сылке, то она помогала ему, кормила, одевала и все доставляла нужное он ей много писал писем из сылки, так же как и я пишу, я ответил ему Владыка святый я-то на нее не похожу, потому-что я ничего не делаю для вас доброго.

Скоро началась и служба Господи! Какую радостью наполнилось мое скорбящее сердце и не передашь. Служба совершалась в амбаре завешенными окнами читали и пели тихо тут и престол и близко жертвенник где совершалась бескровная жертва и вспомнилось, как в древнее время как жили христиане совершали службы так называемых катакомбах слезы текли и с каким умилениеи и жаром молился Владыко недостойная, что видела и слышала говорил поднявши свои взоры и руки к небу прости Господи всех не знают что творят, когда причастилась и не помню где я нахожусь.

Кончилась служба поздравил меня Владыка с днем Ангела и с принятием свя. Божетвенных даров и сказал да матушка и помолились же мы сегодня вот и завтра еще помолимся я очень рад с вами молится, скоро пришел Владыка и стали пить чай и обедать угощала его сидел долго и разговаривал о многом. Владыка подарил мне свои четки на именины и пошел отдохнуть, не много погодя приходит Владыка и стали пить чай напившись пошли опять к ночной, молящихся было человек 10 служба была очень трогательна. Как-то особенно молились вздохи и молитва летела в небо к престолу всещедрого Бога, кончилась служба получив благословение поблагодарила Владыку за молитву был тут и о. Анатолий и пошли спать, но от избытка радости и волнения души сон бежал от очей моих, подумаешь, где это мы? Вдруг идет Владыко подошел к кровати и говорит, а кто тут спит я сказала что это вы матушка спите с Богом и стал разговаривать с о. Анатолием пробудивши рано утром стали читать Акафист, пошли в церков (sic) Владыка благословил и сегодня причаститься опять есть к чему. Я была очень рада.

За службой сердце было непокойно потому-что сегодня надо было идти домой, как скоро прошло время, как не хотелось расставаться, кончилась служба, скоро пришел Владыка стали пить чай и обедать, а потом собираться домой точно камень привалил к сердцу дочего тяжело душе, да когда-то увижу опять. Увидел мою скорбь Владыка сказал матушка вы можете приходить, когда вам захочеться вовсякое время не печальтесь, скоро опять увидимся, я заплакала и благословил и мы пошли домой, так и ноги не устояли, подумала, Господи! Ведъ (sic) Архиерей, а где живет? В простой деревенской избе и то худой маленькое окошечко без всякой мебели одна лавка да стол, да и то надо бояться, что бы не кто не увидел. А как раньше-то жили Владыка сколько комнат какая обстановка и церковь в доме а нам страдалец где живет, ну матушка теперь высмотрела, где я живу даже если сам хозяин не жил в ней 15 лет.

Благословил мне две просфоры сказал храните их матушка они особенные, я за вас молится ну теперь с Богом домой скорее увидимся, а я пойду отдохну. Посылаю на всех Божье благословенье, и мы пошли ноги отказывались повиноватmся и я утешала себя тем, что Владыка не в тюрьме а у добрых и верующих людей.

Когда пришли домой на сердце стало повеселей и стало легче вся забота стала чтобы чего бы поспать не нуждается-ли чем, и ходила часто с помощью других, посылала свою послушницу Матрену, которая исполняла все поручения и жить стало лучше, то мы пойдем, то он пошлет письмо и своих гостинцев кусочков хлеба, которые принимали с великою верною любовью.

Время хотя медленно, но все шло в перед письма получала часто. И вот получаю письмо Владыка приглашает на праздник Успения Божьей Матери, очень обрадовалась что увижу дорогого страдальца. Настал наконец ожидаемый день и мы пошли, пришли еще до всеночной Владыка принимал ласково и сказал вот матушка опять увиделись и помолимся вместе народу собралось много служба была торжественна потому-что пришла новая икона Успенье Божьей Матери завел ее Владыка, икона была очень хороша. Освещал ее сам Владыка. Были певчие из города и пели хорошо.

Поокончанию всеношной стал служить молебен и обмывать икону и часть дерева гроба от гроба преподобного о. Серафима Соровского, кусочик мантии и еще от полотенца лоскуточик которым утирался преподобный о. Серафим Саровский и раздавал эту воду Владыка сам и велел хранить ее говоря, что такой воды больше не будет. В этот раз мы гостили долго, и время пролетело незаметно. Стали собираться домой, на сердце была радость, очень уж утешились и насладили душу молитвой и приобщились святых таинств получив на дорогу благословение и поблагодарили Владыку за его милость и пошли домой, по приходу домой стало слышно что хотят опять хлопотать и стали собираться в Москву послали делегата, но ничего не выездил (sic): хотя и обещали дело разобрать поскорее, время тянется медленно, а освобождения все нет и не видно, через несколько времени послали опять, но и тут ничего не вышло Господи! Думаем да скоро ли ты сжалишься над нами и пошлет нам радость.

Получаю от Владыки письмо, приглашает придти на свои именины, пишет матушка я желаю вас видеть в день моего ангела помолится вместе и причащу вас, сходите ко всем моим почитателям не пошлет-ли что мне гостинца. Все это я исполнила, гостинцев принесла много, очень была рада провести день Ангела вместе с нашим сокровищем.

Когда мы пришли народу было порядочно и праздник провели торжественно была всеношная, я подарила Владыке хороший орлец ему очень понравился. Говорит жалко и встать вот как дарят. Святителя в день Ангела. Стали опять говорить как-бы послать делегатов в Москву и скоро послали трех, и была какая-то радость причувствие (sic), что наверно охлопочут (sic) и освободят Владыку, когда пришла домой, пишет мне Владыка, что бы шла ко мне о. Инимархом (sic) и вы матушка приходите с ним, я его буду приучать в еромонахи вот мы опять и пошли он был у Прокопия на горях (sic) за источной.

Народу было порядочно наисповедь принимал Владыка, я тоже ходила Владыка был весел что-то я заговорила про себя все я живу плохо не стараюсь о душе, он сказал успокойтесь матушка не забодтесь если чего и не хватает у вас на будущем то о. Серафим все за вас дополнит вы служили ему и вдруг на сердце сделалось радость кака-ято (sic) и на душе легко Господи, как он умел утешить и ободрить кающегося надеждой на милосердие Божие.

За обедней о. Ининарха (sic) рукоположил Владыка в чин иеродиякова после обедни напившись чаю отобедали и отдохнув, Владыку увезли в беляевку (sic). Тут-же понесли икону успенье Божьей Матери Владыка с ней не раставался.

Был такой случай в беляевске, был мужичек Николай Васильевич, прибегает поздно вечером к Владыке плачет и говорит помоги Владыка моему горю, помолись у меня умирает жена вот уже третьий (sic) день мучиться (sic) и не может родить, да уже и младенец не шевелится и она обессилела совсем Владыка взял платочик помолился Матери Божией и сказал беги домой оботри им родительницу и полож платочик на живот проводил его Владыка стал горячо молится Матери Божьей и молился-же я с великой верой на помощь царицы Небесной и вот она милосердная мати услышала молитву мою недостойного грешного епископа. Когда пришел Николай домой, как рассказывал, он обтер больную жену бывшей уже при смерти и положил ей платочик на живот и о чудо сотворилось, жена моя пришла в чувство и сейчас-же благополучно разрешилась младенцем, вот сколько сила молитвы праведника, хотя и было нам скучно дни и вечера провести одним без родного отца, но утешали себя тем что скоро и мы пойдем туда-же.

Когда мы пришли туда получив благословение и скоро пошли ко всеношной, за всеношной служил новый иеродъякон о. Илинарх, а за обедней рукоположил его Владыка иеромонаха, и когда одели его совсем, надел крест и сказал Владыка, как вырос настоящий Архимадрит после обедни пришел Владыка, пили чай и обедали, спросил его, а когда нам домой он сказал, что вы идите завтра утром.

Собирался домой утром и не видав Владыку не получив благословение ноги не шли и сильно унывали, кое-как дошли до мельницы и вернули о. Илинарха обратно, а мы ушли домой, но все беспокоились и чего-то не хватало пришел скоро. Илинарх принес нам радость гостинца кусочков и письмо. Владыка писал, что его наверное освободят в силу манифеста, а паче (sic) в силу молитвы верующих душ, и что скоро приедет он в город и будет служить. Пишет что на пути заеду к Вам матушка с вами чай пить, и благословить наше святое жилище, теперь говорите матушка всем что Владыка приедет и станет служить.

И вот наконец приехали делегаты из Москвы и привезли гумашку (sic) что освобожден Владыка и о радость, назначен день приезда 2 октября, на кануне Казанской до всеношной все ждали с нетерпением наше сокровище, народу у нас собралось много, с замиранием сердца ждали и выходили смотреть на улицу в друг (sic) бежат и кричат едет, едет все мы вышли на улицу с хлебом и большой иконой, и запели воскресение Христово.

В помещение вошел быстро такой радостный отслужил краткий молебен, всех благословил, посидел часа два, а в церкви их уже его ожидали, а когда встретили его, он приподал Божье благословение, и сказал мир тебе возлюбленная моя паства, я уже второй раз говорю это приветствие в первый раз когда приехал из баторской (sic) тюрьмы и сейчас, народ плакал от радости и говорит слава Богу опять дождались. Ровно шесть месяцев был с вами в разлуке. Спасибо вам, что вы и там не забывали меня, а всегда возносил свою убогую молитву о вас к Господу.

Скоро началась служба, народу было очень много, у всех молящихся была радость и довольство, Владыка был тоже веселый, служба было до полночи и еще не хотелось выходить из церкви. После всеношной была еще, полуношница, служил сам Владыка, а потом обедня, народу было из разных сторон, была длинная проповедь, всех благословил, всех напитал, всех утешил и скоро после обедни уехал к старосте вырыстюг (sic), когда его провожали, то он сказал теперь ждите до 8 ноября тогда тоже устроим праздник Архистратига Михаила, тогда опять бегите сюда все. Было много из Воздвиженья они ответили приедем, приведем Святой владыка.

На другой день получила от Владыки письмо пишет, как матушка торжествено мы провели праздник наверно все довольны, сколько сумел утешил. Пошлите говорит мне чего-нибудь, что осталось у вас; я раньше уже послала свою послушницу туда кое с чем. Он там был долго. Приехал на кануне Михаилова дня ко всеношной, почему-то его не встретили, очень было его жаль и тяжело, что такое невнимание оказывают ему и он сам очень расстроился не хотел даже служить, но всетаки служил и был не весел, народу очень обрадовались (sic) и увидя своего дорогого Архипастыря всеношная была торжественна служили долго, после всеношной вдруг Владыку зовут в ГПУ и он пошел с народом там были ихние все в сборе, какие то просили документы, он сказал нет, они у меня у мужичков и вышел от туда, к нему подошли еще послушники и повели его, хотя его остонавливали говорили стой Владыка, стой Владыка, но он не слушал и с помощью Божью дошли благополучно.

Просто Господь сотворил чудо, что не забрал его, а у них была та цель, арестовать его и отправить, но Господь хранит раба своего, хотя Владыка и вышел от них сильно испугался и посох оставил в ГПУ. Потом ходили за ним. Ночью Владык (sic) ночью Владыку ито стороной отправили в деревню родюкинь (sic) все встревожились и загоревали, думали что уже не будет служить обедню, но все-таки приехал и служил, но все беспокоился. Владыка думал что заберут, но все прошло благополучно и стали опять поживать и молится.
После Михалкова дня Владыка уехал на мельницу там он пожил, его все доспрашивались искали, но все пока сходило благополучно.

Приехал Владыка и стал жить в Казанском храме в келье между двух алтарей. В посте было частые общие исповеди и собороваться народу всегда скоплялось много из дальних сторон, все спешили увидеть и услышать слово назидания своего родного Архипастыря и святой веры Христовой города Никольска. И действительно он был свет? (sic) Стоявшим на светилище и светил всей своею проповедью своею любовью к пастве, и своим наставлением Наш Епископ Иерофей нас к Богу ведет чувствуется это, когда стоит в церкви за его службой, как в раю? (sic) Забываются тут все невзгоды и лишение, печали, воздыхания и болезни наши. Какая-то особенная благодать получается во время его служения, так что и старики могли выстаивать службу доконца.

Во время служения, лицо его было прекрасно, то оно строгое, то печальное то детски радостное с прекрасной улыбкой, такое лицо не бывает у людей с грязной жизнью. Прекрасен он бывает, когда стоит, коленопреклоненный в простом монашеском одеянии пред ликом Казанской Божьей Матере(sic), горячо молится ей во время гонения на него. Прекрасен он бывает в мантие во время полуношницы Когда стоит пред народом тесно с группировавшимся перед ним с золотым блестящим крестом в руке. В полуночи при малом освещении в церкви, и произносит длинную часами измеряющую (sic) проповедь о Воскресении Христовом излагающуюся живых картинках. Прекрасен бывает и народ во время его проповеди в эту полуношницу, хотя я и не смотрю на народ, чувствую что смотрят на своего Архипастыря с полными слез глазами, боясь пропустить какое-либо его слово.

Тихая полутьма представляется в море волны. Служба древних христиан в катакомбах и уносится мыслью в (sic) древним христианам, посмотришь, на всех окружающих, какое-то особенное благоговение было у молящихся, В сторонке стоят девушки певчие крестьянские в черных платочках. Полумонашеньки они сошли с крыласа, чтобы слышнее было и некоторые склонили свои головы как по время чтения Евангелья прекрасен наш архипастырь во время проповеди на полуношнице он читает какое-либо молитвенное изречение наверно и мы слушающие в то время бываем прекрасны, потому что мы все вместе дружно крестимся и молимся со слезами, все тогда лучше бывает в нас, и бесы отступают от нас Ангелы хранители нами не видимо молятся вместе с нами Богу. Прекрасен наш епископ когда он стоит иногда в начале полуношницы на крыласе среди певчих просто в монашеском одеянии и рука водит певчим прекрасен бывает он на кафедре в полном Архирейском облачении с посохом в руке украшенном всегда цветами. Прекрасен он когда благословляет народ и детей с улыбкой на устах лаская их кладет светительскую руку на их головки, прекрасен он бывает в выликий пост сам он смиренный просит прощения у своей паствы и кланяется всем в ноги. Прекрасна картина, когда вся церков (sic) земным поклоном отвечает ему. Прекрасно лице (sic) нашего епископа, когда он ходит между рядами народа и помазывает миром. Во время общего соборования, лицо его тогда бывает не могу описать какое-то сосредоточенное в себе, как буд-то (sic) он помазывает и не кого не видит, видит только соверщающегося (sic) таинства.

Великий молитвенник наш епископ паства любит, своего Архипастыря и дружно говорят ему спаси Вас Господи в благодарность за него проповедь. Кончилась служба, но народ все еще стоит в церкви. И трудно заставить его выходить когда епископ еще не вышел наш Архипастырь смиренный, он ненадеялся (sic) на свою молитву, а надеялся на молитву общую всего собравшегося народа. Наш епископ сумел всех заставить себя полюбить. Молились мы с ним не знали усталости чем больше народу, тем радостней он взглянул на него услышат его голос вот чего жаждет весь русский народ, иные к одежде его прикасались маньтию (sic) целовали, и имя его далеко прославляли спешили скорее увидеть его.

Жизнь текла пока спокойно, время бежало не заметно службы совершались, наступил и праздники Рождество Христово и нового года в первый день Рождества Владыка был у нас со славой пил чай и обедал и отдохнул до вчера праздники пошли всего народу было много.

Жили до самого Крещения в Крещенский сочельник приехал к нам Владыка рано утром и говорит я матушка к Вам приехал отдохнуть там мне народ несколько не дают покоя, мы очень рады, дорогому гостю сказал я, был долго, отдохнул и поспал. В Крещение ходили на иордань при большем стечении народа Владыка был веселый он очень любил если было, когда много народу, скоро Владыка заболел жаловался на боль в ноге, так-что через силу ходил на службу, все совершал.

Дорогой наш страдалец Владыка вздумал съездить в Вятку к матушке и мы проводили его и стали ждать его обратно с нетерпением. К прощальному воскресению обещался приехать, а приехал еще раньше, и привез от матушки мне большую просфору и расказывал (sic), как много было с ним приключений на путе (sic).

В прощальное воскресение за вечерней было очень хорошо и торжественно, служба была пасхальная Свещеннослужители были в белых рясах и служба совершалась пасхальная пели Христом Воскресе? (sic) Владыка объяснил народу может быть из нас кто и недоживет до пасхи и не услышит Христос Воскресе? Так вот насладитесь и радуйтесь в сей день, простите меня грешного и недостойного и поклонился всем в ноги наш дорогой молитвенник, как трогательно было смотреть. Кончилась служба и получив благословенья (sic) и прощение разошлись.

В понедельник вечером читался канон Андрею Критчкому споклонами Владыка читал его сам, стоя на кафедре и кладя земные поклоны, и мы все с ним дружно молились Господи до чего было хорошо, как трогало душу, сокрушенным сердцем сознавая свое ничтожество покаяния так молились до четверга. Говорились проповеди как надо проводить великий пост каятся избегать грехов и стараться непрогневать (sic) Бога, говорил устрашая судом Божьим, что будет грешным, и что ожидает праведных да и было-же что послушать у нашего любимца наставника и как хотелось слушать его-то, сделается грозный, а устрашает гневом Божьим грешников нераскаянных, успокоит говоря ухо не слышало и на сердце человеку невнидано (sic) что приговорил Господь любящим его будем-же работать Господу и исполнять его святую волю, какое блаженство ожидает всех кто идет на Христом. Слушали его снаслаждением и проливали слезы с упованием на милость Божью. Была общая исповедь причастников было много приобщали на 3 чаши, но всем хотелось приобщиться от руки святительской, хотя он и говорил народу идите к батюшкам жертву совершал я сам все равно, но народ как-бы и не слышали все тянулись к нему говоря ведь охота причаститься у Владыки наконец, концов при службе Владыка сильно устал, очень было его жаль нашего труженика, и когда-то еще отдохнет его уже дожидает народ сходить за советом и получить благословение. Это не утомимый труженик и молитвенник незнавший себе покоя немножко подкрепить свои слабевшие силы и опять готов служить.

В ГПУ его просил (sic) придти не один раз даже, просил приехать в устюг, но Владыка ехать и не думал даже говорил церкви, что не поедет не куда, а будет с нами, пущай берут меня с кафедры со свечами, а все пост теснили его то в церкви не велели жить, велели уехать на квартиру, тогда они могли бы его взять завсякое время.

Раз поехал Владыка в деревню и его схватили миллионер в это время шла просфорна Аграпина и отняла его подошли еще и другие мужики и увели Владыку в церковь очень уже испугали Владыку, но Господь сохранил его, а только посадили в тюрьму просфорню Н. И Рышкова как он был участник этого дела послушника Андрюшу и сторожа Андреяна тем и кончилось, но как им не удалось взять в тот раз то они стали еще злее, и придумывали разные меры, что бы взять его.

На последней неделе в понедельник приехал Владыка я ему шила облачение говорит я матушка приехал отдохнуть у вас, я говорю очень рада, а сошете-ли (sic) вы мне к пасхе облачение то я говорю, что сошью. Ходит по комнате и говорит праздник пасха, веселее всех праздников и какие поются песнопения, например:ныне вся исполнившаяся света небо, и земля преисподняя да празднует-же мир видимый-же и не видимый, как мы счастливы верующие, а вот неверующие и грешники не могут так радоваться наслаждаться, и горе ожидает всех грешных не раскаявщихся (sic), на страшном суде и так сказал умилительно, что я слушала его и плакала, и говорю а ой Владыка, что тогда будет сомной, где обращусь окаянная он сказал с улыбкой непечальтесь матушка ваша дорожка вся усыпана цветами бояться вам нечего такой молитвенник стоит у престола, и молится за вас вы мне служите я и молюсь, мне за вас и не умолить, надо день и ночь молиться мне, а вы и не молитесь, ой Владыка что вы сказали понятно у меня мало грехов то так и не умолить.

Сидел тогда Владыка весь день очень мы рады Господи, какое это блаженство я говорю да Владыка когда вы раскажите что-то, когда в церкви услышишь да дочего сделаются слова приятны и какие всякие слушая Вас невольно текут слезы и сознаешь себя, как ничтожна и окаянна бедная душа моя.

Всю неделю Владыко (sic) служил сам, что это была заслужба, вынос плащеницы а потом и погребение, какие говорил проповеди Господи! Как они трогали душу видя лежащего Христа и Бога из язвленного, и окровавленного от твари страдал сам Бог и Господь за грехи людей. Сшила облаченье и понесла в суботу уж был доволен Владыка и благодарил, а когда благословлял, и держал мою руку говорил такой веселой завтра Матушка я в первую очередь приду к Вам.

Заутренней в пасху народу было из городов никогда так не бывало Владыка говорил я думал, что меня уже раздавят, да ничего прошло все благополучно и после обедни скоро действительно приехал Владыка, пропел пасху и стали пить чай и обедать. Отдохнул было очень весело Говорят ему много-же было народу, да говорит Владыка улыбаясь, когда я скажу им Христос Воскресе, как в трубе раздается по церкви и меня как-будто поднимало от этого, да хоть день да мой сказал дорогой Владыка, были у нас и мужички от Воздвиженья и все остались довольны, у всех на душе была радость Владыка из благословил еще оставаться погостить.

Матушка спросил Владыка, есть Крещенская вода я сказал ваша-та водичка улыбнулся и сказал, да которую я освещал, говорю есть, так ее храните мне больше не придется освещать я заохала говорю ой Владыка что вы говорите он сказал время иные тяжелое может все случиться или может и умру, посидев благословил всех и поехал к вечерне, на другой день поехал со славой и опять привернул к нам пропел пасху и посидел не много покушал пирожков я говорю, что облачение ваше всем понравилось очень он улыбнулся и говорит да уж хорошо не у кого такого нет так все и горит. Посидел не много благословил и поехал на третий день поехал ко старосте и была (sic) там да жен мироносиц приехал воскресенье утром служил обедню и был такой то не веселый, а народ не мог кажется наглядется на него все стоял хотели проводить его, потому что он хотел опять уехать

принял всех ко Кресту затворил царские врата, но народ все стоит тогда владыка снова отворяет царские ворота и благословил опять всех и сейчас-же затворил и ушел в келию, да это было последнее благословение вот так простился владыка со своей паствой, наш любимец да знал он это, что видит своих детей последний раз напившись чаю и подкрепившись пищею стал собираться в деревню сославой.

Когда вышел Владыка то все кинулись к нему, чтобы получить благословение словестное его. Что-то растроили веревенские парни, что-то они смеялись, кого сначала благословил кому только руку положит, а тут не стал благословлять, да ну вас говорит я уже сегодня благословлял вас и стал садится я подошла и говорю благословите Владыка он с улыбкой благословил хорошо сказал с Богом матушка оставайтесь сел и поехал и еще оглянулся и говорит не забывайте меня пусь (sic) я буду матушка и уехал.

Думали-ли что получим от него благословение уже в последний раз думали-ли, что растались на веки и не когда уже больше не увидим его и не услышим его проповеди призывающих грешников к покаянию. Да! верно что не думали, а ждали скорого возвращения. Когда он уехал, то я еще посылала свою послушницу Матрену кое с чем и она там с ним ходила с ним по деревне. Это было в Рыстрюге а потом уехал на Макрецево эта была его любимая деревня говаривал бывало у меня есть матушка своя деревня, когда он славил в Макрецеве пришли с Кипшенки мужички и стали его звать к себе он долго отказывался не соглашался, но они от отступили просили его и да же укорили, что мы за тебя все хлопочем, а ты только обещаешься и не едешь, тогда он сказал ну хорошо пойдите домой я приеду и когда они ушли Владыка стал невесел и все молчал, кончил славу и уехал нарыстюг и стал собираться в Капишинку много его разговаривали не ездить туда, как да Владыка вас заберут там он говорил ничего там народ верующий не выдаст меня и поехал вместе с Колей побыл в Кипшинке и поехал в Кему Коля (sic) что-ли ехать туда не хотелось, но его уговорил и он поехал

Кема эта принесла много горя всему народу Господи! Товарищи всеми силами старались его поймать даже говорили так, если в Кеме то будет наш.

И вот, что слышим уехал от туда начальство чтобы арестовать владыку Господи, что только мы тогда переживали все верующие сколько было горя, и действительно Владыку арестовали, но народ что-ли отняли его и заперли вызбу (sic) какие были ужасы народу было много защищали Владыку даже стояли тут и женщины с грудными детьми власть обратилась за помощью и Устюг просила послать отряд, когда приехал отряд то окружили дом и везде искали Владыку, Коля стал проситься домой долго разговаривал, его владыка и наконец сказал, хотя денег погоди, а он говорит, поеду дам ему провожатую девочку и он поехал только, что отъехал их поймали связали руки на зади и повели в город и стали спрашивать сказывай где Владыка сначала не говорил, а потом когда они начали ему обещать и место хорошее то угрозой, то лаской выпытывали у него где Владыка и когда сатана вошла (sic) в сердце его он дерзнул сказать несчастный дайте мне леворвер (sic) я пойду и убью его сам, как подходят слова святого писания его-же ученик лукавый насмерть предал.

Думали-ли мы что пострадает наш дорогой Архипастырь, как пострадал Христос, Христа предал ученик его, а Владыку предал келейник любимый Господи! Что совершилось, сколько было ему сказано любви, сколько он ему творил милости? А он чем заплатил ему чем только но был он доволен от него, как вспомнить все как мы жили и радовались с дорогим нашим одцем (sic) сердце замирает от боли, только и слышно было на улице Господи сохрани и недопусти, что бы его поймали? (sic) и вот Колю повезли туда с уверенностью, что он где епископ мы его найдем.

А когда Коля уехал в город то Владыку увели в лес так что никто не знал, только знали две девочки Павла и Александра. Да еще мужичек Василий по приезду Коли обратился к Василию сословами где Владыка? А он привел с собой переодетого милиционера ему сказал, на что тебе Коля тогда сказал, вот этот мужичек хочет увести его в пипщинку сказывай скорее мешкать нельзя скоро приедет отряд и Владыку найдут, тогда Василий сказал пойди к Александре она не давно ходила и тебя уведет!

Приходят Коля к А-ндре (sic) и говорит где Владыка она заохала и говорит, где Владыка ай Коля на что тебе Владыку как расказыв[ала] она потом я что у меня сердце очень испугалось тогда Коля сказал те-же слова, вот это мужичек с Кипшинки и его увезет туда веди скорей немедли, а то скоро придет отряд и тогда будет поздно Владыку найдут. И А-ндра поверила дьявольской хитрости и повела. А Павла была с владыкой в лесу и как рассказывала потом она что Владыка весь день тот молился и ее заставлял молится говорит что надо молится и молится и молится о всех.

Вдруг слышу разговор Владыка встревожился Павла сказала ты не выходи, а я пойду посмотрю, когда она-то увидела А-ру и Колю Александра спросила где Владыко Павла сказала здесь и пошли, Павла пришла сказала и говорит Коля пришел Владыка увидев его обрадовался сказал а Коля стой Владыка сказал громко Коля, Владыко, чтоли поднял руки в вверх, как бы сдавался тайный милиционер говорит ты хотел стрелять так стреляй, ты тогда девушка А-дра скричала и заплакала говорят Коля. что-ты делаешь мы тебя считали за Ангела а ты оказываешься иудой предателем не дам стрелять Владыку и меня вместе пускай и стала заступать и стала прежде Владыка-то пользы не приносила никакой

Господи! что совершилось какой ужас зашли с боку и выстрелели (sic) прямо в голову попала пуля и как с ног упал наш святой страдалец мученик обливаясь кровью, а они пошли довольные распевали думали, что убили его на смерть, когда остались девушки одни с Владыкой то сильно плакали и говорили, что мы наделали простит-ли нас Владыка прости, тогда он что-ли смотрел только благословлял их и ложил свою святительскую руку на их головы

Господи! все оставили все ушли не оказали помощи один в лесу, на холодный земле лежит даже в то время был еще и снег оставили истекающего кровью лежать до утра. Приехали за ним только утром и без всякой жалости обращались с ним грубо.

Господи когда пришла в город весть, что Владыку ранили в голову нашли его в лесу, что только мы переживали тогда и подумать страшно город был на военном положении поздно ходить запрещено всех арестовывают и забирают толпами ведут в тюрьму поулицам едут кони отряд пришел и пороход (sic) говорят, что на нем везут Владыку. Дожидали его, что скоро привезут его из Кемы, но как Владыка был слаб то его везли тихо впереди шли арестованные по бокам на лошадях везли котомки, арестованных и так медленно продвигались к берегу. Вся эта процессия кожидавшим (sic) и пароходу Господи, что тогда творилось невозможно описать всего ужаса, что происходило вокруг еще до приезда Владыки весь народ прогнали с берегу близко никого не было не допускают в друг (sic) говорят везут, везут показался отряд и арестованные и под везли Владыку прямо к параходу и вынесли его на носилках в параход нашу радость и скоровище и никто не видал его пишут эти строки с замиранием сердца. после Владыки повели арестованных тоже напароход. Скоро пришел доктор перевязку сделать когда он увидел Владыку раненого во крови заволновался говорил фу что наделали, фу что наделали а Владыка что-ли узнал его и смотрел на него с любовью и благословил его он был в чувстве, когда доктор сделал перевязку, то просил оставить его здесь, говоря что он слаб не довести вам его до устюга дорогой умрет, но они не согласились говорят и мертвого да увезем, а то этта (sic) у вас будет шуму у народа после доктора, опять везут арестованных из нашей тюрьмы тоже на пораход отправлять вместе с Владыкой.

О, какие ужасы мы переживали тогда, сколько было пролито слез, сколько стонов, вырывающихся на ружу и не выскажешь до чего было жаль нам нашего святого страдальца, наставника и руководителя так поступившего самоотверженно не жалел себя пролил кровь, положил душу свою, за веру Христову своею кровью обмыл грехи пастырей и паствы своей. Сам не отрекся от Господа и просил паству свою и раньше твердо веровать в Господа! Не хромать на оба колена, а идти прямым к богу на небо, да за то и прославил Господь раба своего, он предал душу в руки Господа сподобился мученической кончины пролил кровь свою за то он теперь у престола Господа ликует со всеми святыми и молится Богу о нас и о предателях и убийцах своих.

Скоро пароход пошел, и отвезли нашу радость, наше сокровище и утешение, и больше уже не увидим его, народ и из ближних деревень бежал по берегу плакали и кричали Владыка, по что нас оставляешь возьми нас собой, но не слышал ихнего зова владыка. Параход шел очень быстро на полном ходу, птички стаей носились и щепетали (sic) на своем языке приветствуя Владыку, а плачущая и бегущая толпа так и осталась одна.

В устюг прибыли скоро, а его уже ждал Афтомобиль скорая помощь вынесли на носилках и увезли в больницу лечить, один доктор обратил внимание на Владыку и стал его лечить, дал ему хорошую комнату и ухаживал за ним И Владыка всегда встречал с любовью и благословлял. Ему назначили операцию собрался консилиум, но почему-то доктора не могли приступить к нему, до тех пор пока Владыка не открыл глаза и благословил их и они приступили, началась операция

Господи! Страдалец все был в чувстве и никто у него не слыхал ниодного стона и вздоха, как-бы это все совершалось не с ним, доктора удивлялись и говорили, что никогда им не приходилось видеть такого больного. Скоро после операции Владыке стало плохо доктор сказал, сиделка смотрела за ним скоро умрет скажите мне. И вот будто-бы Владыка просил позволения встать по молиться, до сего дня никто не слыхал ни единого слова. Сиделка сказала ему можно и он встал поднявшись в руце твои Господи передаю дух мой, прими душу мою, а тело мое усть (sic) бросят псам, лег на постель скрестивши руки на груди и почил сном праведника. И его святая душа многострадальная улетела к престолу Бога для которого он жил трудился и страдал не жалея себя, вечная тебе память страдалец Христов – Владыка. Закрылися очи? Да которые смотрели прямо в душу и заставляли трепетать ее. Уста замольчали (sic), да замолчали на веки, златые уста и не услышим его ни когда (sic) умер и похоронили без почестей и не отпели, и не знали где его могила, где положили его? Это еще больше увеличивает нашу скорбь.

Аминь.
источник материала