11 Фев 2019

Плакал народ с услаждением, слушал, его ловя каждое слово и слагая в сердце своем плакал и сам Владыка и говорит теперь забудем печаль нашу, и скорбь, будем молится и радоваться мне, и самому неверится, что я с вами и в храме поклонился всем в ноги, благодарил народ, что не забыли его в тюрьме и хлопотали о нем и весь народ со стоном и слезами отвечал ему земным поклоном, со словами, милый дорогой ты наш Владыка, слава Богу дождались мы тебя, скоро началась служба, какая-то радость была у всех на душе довольство и умиление, и взоры наши устремлены были на дорогого нашего отца.

В Крещение совершал Божественную литургию, когда он пришел вышел (sic) его встречал отец Анатолий и сказал Владыко вы вчера нам кланялись, а сегодня мы вам кланяемся и очень рады все видеть и поклонился вместе со всем народом и высказал речь, хотя и не большую, но трогательную. Началась служба, народу было много и все спешили увидеть возвратившегося из тюрьмы своего Архипастыря. За службой много было пролито слез от всего сердца и возносили свои благодарения молитвы, что не забыл Господь нас грешных.

И вот опять мы ожили, как муравьи осводившиеся от снежного покрова прилучах солнечных, так же и мы ожили при своем Архипастыре, будем молиться и радоваться. Ходили в Крещение на воду, народу шло множество Владыка был веселый смотрел на народ улыбался у всех взоры сияли радостью. На другой день Крещения Владыка поехал со святой водой, приехал к Ольге Романоване, а она была больна и говорит мне Владыка вот мать Лидия я теперь к вам опять и приехал. Посетить вас и обязан это сделать за вашу милость, хотя-бы вы и 50 верст, я бы и то к вам приехал. Я ответила ему, очень, уже, рады мы видеть вас недостойные такой милости. Вот теперь опять по старому потекот (sic) наша жизнь, станем молиться славить Бога и устраивать праздники.

Раз как-то Владыка расказывал, что как ему было тяжело в тюрьме, как его там ругали и издевались над ним, не могу говорить, передать всего ужаса, что только перенес я, но некоторые предступники (sic) и там полюбили меня и делились своими пайками, как говорили они это тебе батюшка. Посмотрите на мои волосы где они? Чуть не все вышли вот сколько горя перенес святой страдалец за имя Господне.

Рассказывал еще Владыка, как он лежал на койке, кажется, что и не уснул, вижу говорит стоит большой крест стоит и на нам спаситель распятый висит живой толь смотрит на меня с такой отеческой любовью, таким умиленным взором и кровь из него (sic) раны капала на меня, я в ужасе смотрел на него, и не мог наглядеться, вдруг все изчезло и я задумался, что-же это такое означает, что еще меня ждет в переди, какой крест. И верно уже и молились вы горячо за меня, что я опять здесь с вами, а когда раздумаюсь наверное мне не видать своей пастовы вдруг являлась, какая-то в душе радость и успокаивала меня, я всю надежду возлагал на Господа, говоря буди воля твоя Господи.

Начались опять ежедневно служения, какие это чудные служения устраивались праздники например, успение Божей матери всю ночь молились, служба была по ерусалимски было много батюшков, обносили плащаницу вокруг церкви, певчие пели на два хора Господи! До чего было хорошо чувствовали себя, как на небе, сколько таких праздников устраивал нам незабвенный отец, он сумел заставить себя полюбить и любили же и обожали его нашу радость и сокровище.

Вот было устроено опять в великий четверг обмывание ног, как трогательно и торжествено было смотреть, как Владыка обмывал ноги у священников изображая Христа, да не перечтешь всех торжественных дней проведенных вместе с дорогим нашим отцом. А проповиди длинные часами измеряющие не может так говорить простой человек, без благодати Божей и святого духа.

Он сеял везде не жалея себя, получил плоды живой веры и любви к Богу и ближним. Он был той живой веткою виноградника, которая рождает плоды, душа его была обогащена всяким благим даром. Он уразумел всю гнилость и тщету мира сего; он был не от мира сего; если бы он был от мира то мир любил его, но как он был не от мира – не навидел его мир. Сколько ему пришлось терпеть всякой лжи и клеветы Господи! Бывало, когда придет к нам, говорит, если бы вы знали матушка какой я несу крест всех, где что сделается все, я виноват. Я слушала его и заливалась слезами очень было его жаль.
Водно время, когда был унас и говорит мне готовтесь к подстригу, меня просил отец Серафим об этом и я хочу исполнить его просьбу и вот 17 июля 1926г. я приняла подстриг с именем Серафимы в честь Серафима Саровского и сподобил меня Господь грешную принять подстриг от руки святительской, что я тогда чувствовала недостойная, когда Владыка возложил мне на голову свою светительскую руку какой-то огонь исходил от нея и проходил прямо в сердце. Согревало его и жгло, как бы огнем, я чувствовала радость и сильно плакала приокончание подстрига сказал небольшую реч (sic) и поздравил меня с Ангельским чином так-же я опять испытала во время прежде освещенной, когда Владыка вышел из алтаря с зажеными свечами и возгласил свят Христос посвещает всех в то время народ должен пасть ниц челом, но я не знаю почему не пала тогда стояла и вдруг как пучек огня я почувствовала у себя в сердце, что-то загорело, я пала тогда на колени и залилась слезами не могу вам передать что я чувствовала в это время, но какой-то огонь жег всю мою внутренность, вот что это был за человек наш Архипастырь. В нем была сила воли, он сам был полон божественного огня.

Время шло не заметно служба совершалась, проповеди говорились, гремел как труба как сладки были его слава слаще меда и сала (sic) душе нашей. Да! Были золотые его уста, но враг не дремлет ему не выносимо как с каждым днем обращались грешники к покаянию и приносили радость на небе ангелам, абесы с большой злобой ополчались на него сколько они приносили ему вреда и через попов которые неуважали его и всеми силами старались избавится от него, но он все терпел, как добрый воин на поле брани.

Страницы