18 Янв 2017


Монахиня Феогния


Монахиня Феогния (в миру Фекла Власовна Борлуцкая) родилась в 1893 году в семье крестьян пос. Кременная Власия Тимофеевича и Евдокии Самойловны Борлуцких. До замужества Евдокия Самойловна носила девичью фамилию Запорожец. В семье было четыре сына и две дочери. Власия и Евдокия были очень благочестивыми, глубоко верующими людьми. Они особое внимание уделяли воспитанию своих детей и это дало свои добрые плоды – все их чада выросли боголюбивыми, добродетельными чадами Церкви Христовой. Двое детей Власия и Евдокии избрали путь монашеской жизни и посвятили себя на служение Богу. Сын Иоанн поступил в мужской монастырь, а дочь Фёкла вступила в число сестёр Успенско-Серафимовского Раздобаровского монастыря. Здесь с большой ревностью Фёкла начала свой иноческий подвижнический подвиг. И днём и ночью она молилась, а особенно за своего брата Иоанна.

Но не долго наслаждалась Фёкла мирной монастырской жизнью. В стране произошла февральская революция, потом октябрьская …. Начались ужасы гражданской войны….

Неожиданно пришло горе в семью Борлуцких. Сын Иоанн был вынужден встать в ряды Белой армии на борьбу с большевистскими изуверами и в одном из боёв погиб. Горько оплакивала Фёкла гибель своего любимого брата и до конца своей жизни усердно молилась о упокоении его души.

Подвижническая жизнь Фёклы обратила на себя внимание игуменьи Херувимы и по её благословению она была пострижена в монашество с именем Феогния.

Монастырь терпел гонение от безбожной власти, один из храмов был захвачен обновленцами, ещё более усилились притеснение насельниц после того, как они открыто выступили против союза с безбожной властью Митр. Сергия (Страгородского). До 1936 года в окрестностях монастыря ещё сохранялись островки монашеской жизни, а с 1936 года началось жестокое преследование насельниц обители.

Монахиня Феогния была вынуждена возвратиться к своим родителям. В 1937 году ночью мон. Феогния была арестована и брошена в тюрьму г. Артёмовска. Родные матушки начали хлопотать о её освобождении, так как единственно в чём её обвиняли было то, что она является монахиней.

Вот как вспоминала об этом периоде жизни мон. Феогнии её племянница Скарбовчук Лидия Максимовна: «Я, семиклассница, решила поехать со взрослыми в тюрьму г. Арёмовска. Попала к начальнику тюрьмы и со слезами умоляла освободить тетю, как единственную мою попечительницу. Нас у матери было четверо детей, ей было очень тяжело содержать семью. И тётя взяла меня к себе на воспитание.

Я, рыдала, рассказывала начальнику, что оставшись дома сама без тёти я, не выдержав одиночества приехала со старшими в Артёмовск.

Не то из любопытства, не то из-за интереса к моему рассказу, но начальник меня волновавшуюся и плачущую очень внимательно слушал, и я чувствовала, что мой рассказ на него подействовал. На следующий день с утра до позднего вечера я стояла у стен тюрьмы, а на следующий день тётю отпустили. 1937 год для нас с тётей был радостным.....».

Мон. Феогния обладала прекрасным голосом и после войны украшала им церковный хор в храме с. Новокраснянка. При этом храме со временем она стала псаломщицею. Но неудержимое желание жить в монастыре заставило матушку продать свой старенький домик и поступить в женский монастырь в Одесской области. В обители мон. Феогния пела на клиросе и занималась шитьем священнических риз.

Шли годы, телесные силы постепенно стали слабеть и матушка уже не могла исполнять монастырские послушания.

Потерпев жестокое гонение со стороны безбожной власти и отступников в церковной среде, преследование от местных представителей власти и милиции, матушка Феогния бесстрашно донесла до конца тяжёлый крест монашеской жизни.

21 ноября 1983 года в день Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных 90-летняя мон. Феогния мирно предала свою душу в руки Божии. Погребена матушка в обители, где прошли последние годы её жизни.