26 Окт 2016

Следует сказать, что при подготовке к мировой войне в составе армий всех европейских стран было большое количество конницы. С началом войны на деятельность конницы возлагались большие задачи и надежды. Конница должна была обезопасить от вторжения противника пределы своей страны во время мобилизации войск. Затем она должна была прорвать пограничную военную завесу противника, проникнуть вглубь неприятельской страны, нарушить сообщения и коммуникации. Также всеми средствами должна была нарушать порядок мобилизации и переброски войск противника в процессе сосредоточения и развертывания их для начала военных действий. Для выполнения этих задач лучшим образом могли отвечать части легкой казачьей конницы, а также гусарских, уланских и драгунских полков регулярной конницы всех армий. Военная история запечатлела множество подвигов казаков ради достижения их кавалерийской мечты: «прорваться и уйти в глубокий набег». Однако военные планы всех стран, построенные на опытах прошлого, были нарушены новыми условиями войны и в корне изменили взгляд на военное значение конницы. Несмотря на героические порывы кавалерийского духа, воспитанные на героических конных атаках прошлого времени, коннице надо было примириться с тем, что огневой силе можно противопоставить только те же огневые средства. Поэтому конница уже в первый период войны фактически стала превращаться в драгун, т.е. пехоту, посаженную на коней (или конницу способную воевать в пешем строю). По ходу войны такое применение конницы стало всё более распространённым, а затем преобладающим. Многочисленная казачья конница в течение всей войны исключения из общего правила не составляла и, несмотря на побуждения многих военачальников использовать кавалерийские прорывы, не внесла существенных изменений в общее положение.
Чтобы лучше понять истоки этого военно-тактического фиаско начала мировой войны необходимо тезисно вспомнить ключевые моменты предыдущей европейской военно-политической истории. На рубеже XVIII – XIX веков из-за бурного развития капитализма Европа активно искала новые рынки сбыта и активизировала свою колониальную политику. Но на путях в Азию и Африку стояли Россия и ещё сильная тогда Турция, контролировавшая Балканы, Малую Азию, Ближний Восток и Северную Африку, т.е. почти всё Средиземноморье. Ключевым аспектом всей европейской политики в послеиспанский период было острое англо-французское соперничество. Стремясь нанести могуществу Британской империи смертельный удар, Наполеон маниакально рвался в Индию. Не давали ему покоя и лавры Александра Македонского. На пути в Индию, Бонапарт ещё в 1798 году предпринял попытку силой вырвать у Османской империи Египет и прорваться к Красному морю, но неудачно. В 1801 году в союзе с российским императором Павлом I Наполеон предпринял повторную попытку сухопутного прорыва в Индию через Астрахань, Среднюю Азию и Афганистан. Но этому безумному плану не суждено было сбыться и он сорвался в самом начале. В 1812 году Наполеон, уже во главе объединённой Европы, предпринял третью попытку сухопутного прорыва в Индию уже через Россию, путём силового принуждения её к добросовестному выполнению условий Тильзитского мира и обязательств континентального союза против Британской империи. Но Россия достойно выдержала этот удар колоссальной силы, и империя Наполеона была разгромлена. Эти эпохальные события и участие казаков в них более подробно были описаны в статьях «Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть I,II,III». После разгрома Франции главный вектор европейской политики вновь направился против Турции. В 1827 году соединенный флот Англии, Франции и России в порту Ионических островов Наварин уничтожил турецкий флот. Обширное средиземноморское побережье Турции было поставлено в беззащитное положение, что открыло пути европейским колонизаторам в Африку и на Восток.

Страницы