26 Окт 2016

Уже в первых боях определилось преимущественное значение тяжелой артиллерии в полевых войсках германской армии, производившей не только сильный моральный эффект, но и большие потери. Также выявилась необходимость обеспечения надёжной связи между войсковыми частями, которой в русской армии не было. В первоначальных, как и последующих, операциях русских войск в Пруссии характерным было то, что при наличии большого количества и лучшей по качеству русской конницы совершенно отсутствовала между частями связь. Конница не знала, что происходит на фронте главных сил, фланги которых она обеспечивала, а в армии не было никаких сведений о деятельности конницы. Тем не менее, при мощном давлении русских войск 1-й армии была одержана победа при Гумбиннене. При взятии Гумбиннена (ныне г. Гусев Калининградской области) особенно отличился 39-й Донской казачий полк, который спешенными сотнями ночью атаковал германские части оборонявшие город. Не выдержав атаки, вражеский гарнизон отступил за реку Ангерапп. Казаки также первыми вошли в Гольдап, Арис, Элк, Бишофштейн. В составе кавалерийской группы Хана Нахичеванского успешно действовал 3-й Донской казачий полк, а 51-й Донской казачий полк 17 августа 1914 года занял исторически памятный для России Тильзит (ныне г. Советск Калининградской области). 47-й и 48-й Донские казачьи полки проявили свою воинскую выучку под Прейсиш-Эйлау (ныне г. Багратионовск Калининградской области), Фридланд, т.е. в тех памятных местах, где более ста лет назад их прадеды мужественно сражались с войсками Наполеона. На левом фланге 1-й армии доблестно воевал 1-й Донской казачий полк, особо отличившийся в середине августа в рейде на город Алленштайн. В штабе 8-й германской армии возникла страшная паника, и командующий генерал фон Притвиц принял решение оставить Восточную Пруссию, отойти за Вислу и приступил к эвакуации войск на запад железнодорожным транспортом. Причём немцы в докладах своему генштабу даже опасались, что уровень воды в реке низок и не остановит русских. В Пруссии воцарился страшный переполох. Он ещё более усиливался из-за беженцев, которые распространяли панические слухи о диких казаках, «насаживающих на пики немецких младенцев и насилующих женщин».

План Шлиффена однако, допускал возможность поражения на Восточном фронте и отхода заслона в глубь Германской империи. Считалось, что при этом ни в коем случае нельзя снимать дивизии с Западного фронта, чтобы гарантированно разгромить французскую армию и избежать войны на два фронта. Однако решение Притвица не приняли в Берлине, где побоялись политических и моральных последствий от потери Восточной Пруссии. Кёнигсберг считался вторым по важности городом Второго рейха. Город считался сердцем Германской империи, местом коронации прусских королей. Восточная Пруссия была родовым гнездом многих военных и дворян, прусское юнкерство занимало важное место в германской иерархии. Германская Ставка решила Восточную Пруссию не сдавать и перебросить с Западного фронта два корпуса (11 армейский и гвардейский резервный) и 8-ю кавалерийскую дивизию. Таким образом, психология победила стратегию. Это решение спасло Восточную Пруссию от захвата русскими войсками, но сыграло роковую роль в битве на Марне. Тактический успех германской армии на Восточном фронте за счёт переброски войск с Западного фронта привел в итоге к стратегическому поражению Германии на Западе. Германии пришлось вести затяжную войну на два фронта. А в такой войне ресурсы Центральных держав сильно проигрывали потенциалу стран Антанты.

22 августа начальник Генерального штаба фон Мольтке сместил «паникера» Притвица и заменил его вызванным из отставки генералом фон Гинденбургом, а начальником штаба 8-й армии стал фон Людендорф. Эти два генерала оказались более достойными учениками Мольтке-старшего. Они не стали разворачивать идущие на запад воинские эшелоны, а выгрузили их в полосе наступления 2-й русской армии. Этот манёвр не был известен русскому командованию и позволил германцам создать резерв в полосе наступления 2-й армии. Вместе с этим с бельгийского фронта были сняты два армейских германских корпуса и кавалерийская дивизия и отправлены на Восточный фронт. Кроме того, два германских резервных корпуса, формировавшиеся внутри страны и предполагавшиеся для отправки на Западный фронт, были задержаны и отправлены для действий на Восточном фронте. Как писал потом французский генерал Дюпон: «…от этой ошибки начальника германского генерального штаба генерала фон Мольтке, другой Мольтке, его дядя, должен был перевернуться в гробу...». В результате этой ошибки и произошло «чудо на Марне». А Первый Лорд британского Адмиралтейства У. Черчилль в статье в газете «Дейли телеграф» написал: «Чудо на Марне», было выиграно русскими казаками», но это было пафосное преувеличение. Главная заслуга в победах 1-й русской армии принадлежит стрелковым частям, а вот паники среди войск и населения противника своими разведками, набегами и рейдами в прифронтовой полосе казаки посеяли немало.

Справедливости ради следует сказать, что провал плана Шлиффена ставить в заслугу исключительно только деятельности русской армии, а тем более казаков, будет явным преувеличением. План начал трещать с самого начала войны по нескольким важным направлениям, а именно: 1. Произошёл отказ Италии от вступления в войну на стороне Тройственного союза, а это было совершенно необходимым условием для успеха всего плана. Во-первых, итальянская армия, выдвинутая на границу с Францией, должна была отвлечь на себя значительную часть французских войск. Во-вторых, итальянский флот, объединённый с австрийским, представлял бы серьёзную угрозу коммуникациям Антанты в Средиземном море. Это вынудило бы англичан держать там крупные силы флота, что в итоге привело бы к утрате ею абсолютного господства на море. В реальности же и германский и австрийский флоты оказались практически заблокированными в своих базах на протяжении всей войны.

Страницы