26 Ноя 2016


Казаки и Первая мировая война. Часть V. Кавказский фронт



К 100-летию Первой Мировой войны

Кавказский фронт отличался от фронтов западного театра Великой войны тем, что не знал поражений. В любое время года здесь велась не окопная позиционная война, как в иных местах, а шли активные боевые действия с обходами, охватами, окружениями и решительными прорывами. Казаки составляли до половины численности войск этого фронта. Барон Будберг писал: «Численно небольшая, но сильная духом Кавказская армия в руках талантливого и волевого вождя генерала Юденича стала непоколебимой стеной на пути захватнических планов Энвер-Паши, мечтавшего не только о завладении Кавказом и Туркестаном, но и о дальнейшем вторжении в восточные пределы Poссии». Эту мечту о «Туранском царстве» от Казани и Урумчи до Суэца военный министр Турции Энвер-Паша пронёс через всю свою жизнь. Уже будучи побеждённым, свергнутым и изгнанным из Турции, он пытался реализовать её, пользуясь гражданской войной в России. Он метался между красными и белыми, националистами и сепаратистами, наконец, примкнул к басмачам, но был убит клинком красного конника и похоронен в Таджикистане. Однако обо всём по порядку.

С началом войны в Османской империи не было согласия - вступать ли в войну или придерживаться нейтралитета и, если вступать, то на чьей стороне. Большая часть правительства выступала за нейтралитет. Однако в неофициальном младотурецком триумвирате, олицетворявшем партию войны, военный министр Энвер-паша и министр внутренних дел Талаат-паша были сторонниками Тройственного союза, но Джемаль-паша, министр общественных работ, был сторонником Антанты. Однако присоединение Османии к Антанте было полной химерой, и Джемаль-паша это вскоре понял. Ведь уже в течение нескольких веков антитурецкий вектор был основным в европейской политике, а весь XIX век европейские державы активно рвали на куски османские владения. Об этом более подробно писалось в статье «Казаки и первая мировая война. Часть I, довоенная». Но процесс раздела Османии не был закончен и страны Антанты имели виды на турецкое «наследство». Англия настойчиво планировала овладеть Месопотамией, Аравией и Палестиной, Франция претендовала на Киликию, Сирию и Южную Армению. Обе они решительно желали России ничего не давать, но вынуждены были считаться и пожертвовать частью своих интересов в Турции во имя победы над Германией. Россия претендовала на черноморские проливы и турецкую Армению. Учитывая геополитическую невозможность вовлечения Османии в Антанту, Англия и Франция всячески стремились отсрочить начало вступления Турции в войну, чтобы боевые действия на Кавказе не отвлекали русские войска с европейского театра войны, где действия русской армии ослабляли главный удар Германии на Запад. Немцы же, наоборот, пытались ускорить нападение Турции на Россию. Каждая сторона тянула в свою сторону.

Метки: 

Страницы