16 Ноя 2016

Но значительная часть русской конницы (2 корпуса) в это время оказалась в ковельских болотах, и развить успех и пожать плоды замечательной победы под Луцком оказалось некому. Дело в том, что, не сумев прорвать оборону противника на ковельском направлении, командование спешило резервную конницу и бросило в помощь пехоте. Однако хорошо известно, что спешенная кавалерийская дивизия, с учётом меньшей численности и отвлечения до трети состава в коноводы, не вполне равноценна даже стрелковому полку. Совсем иное дело, когда эта же кавалерийская дивизия в конном строю вводится в прорыв, тогда ей цена совсем другая, и никакая пехота её не заменит. К стыду штаба армии и фронта, они не сумели грамотно распорядиться резервами и вместо переброски конницы с ковельского направления под Луцк, для усиления и развития прорыва, позволили командованию 8-й армии спалить прекрасную конницу в пеших и конных атаках на укреплённые позиции. Особенно печально, что этой армией командовал донской казак и прекрасный кавалерист генерал Каледин и он вполне причастен к этой ошибке. Постепенно 8-я армия исчерпала свои резервы и, встретив западнее Луцка упорное сопротивление, остановилась. Превратить наступление Юго-Западного фронта в грандиозное поражение противника не удалось, но результаты этого сражения переоценить трудно. Было вполне доказано, что существует реальная возможность прорыва устоявшегося позиционного фронта. Однако тактический успех не был развит и не привёл к решающим стратегическим результатам. Перед наступлением Ставка рассчитывала, что могучий Западный фронт выполнит своё предназначение, и Юго-Западному фронту было отказано в подкреплении даже одним корпусом. В июне обнаружились крупные успехи Юго-Западного фронта и общественное мнение стало считать его главным. Вместе с тем, войска и главные силы артиллерии оставались на Западном фронте в полном бездействии. Генерал Эверт был твёрд в своём нежелании наступать, всякими правдами и неправдами затягивал начало наступления, и Ставка начала перебрасывать войска на Юго-Западный фронт. Ввиду слабой провозоспособности наших железных дорог это уже была мёртвому припарка. Немцы успевали перебрасывать быстрее. Пока мы перебрасывали 1 корпус, немцы успевали перебросить 3 или 4 корпуса. Ставка настойчиво требовала от Юго-Западного фронта взять Ковель, чем и способствовала бесславной гибели 2-х конных корпусов, но не смогла столкнуть Эверта в наступление. Будь в армии другой Верховный Главнокомандующий, за подобную нерешительность Эверт был бы немедленно отрешён от командования, Куропаткин же ни при каких обстоятельствах в действующей армии должности не получил. Но при том режиме безнаказанности оба «ветерана» и непосредственных виновника неудач русско-японской войны продолжали оставаться излюбленными военачальниками Ставки. Но даже покинутый своими боевыми товарищами Юго-Западный фронт продолжал своё кровавое боевое шествие вперёд. 21 июня армии генералов Леша и Каледина перешли в решительное наступление и к 1 июля утвердились на реке Стоход. По воспоминаниям Гинденбурга, надежд у австро-германцев удержать неукреплённую линию Стохода было мало. Но эта надежда сбылась, благодаря бездействию войск Западного и Северного русских фронтов. Можно твёрдо сказать, что действия (точнее бездействие) Николая II, Алексеева, Эверта и Куропаткина во время наступления Юго-Западного фронта преступны. Юго-Западный фронт из всех фронтов был несомненно слабейшим и ожидать от него переворота всей войны не было никакого основания. Но свою задачу он неожиданно выполнил с лихвой, но один он не мог заменить всю многомиллионную русскую рать, собранную на фронте от Балтики до Чёрного моря. После взятия 11-й армией Брод Гинденбург и Людендорф были вызваны в германскую Ставку, и им была вручена власть над всем Восточным фронтом.

В результате операций Юго-Западного фронта было взято в плен 8225 офицеров, 370 153 рядовых, захвачено 496 орудий, 744 пулемета и 367 бомбометов и около 100 прожекторов. Наступление армий Юго-Западного фронта в 1916 году вырвало инициативу наступления у германского командования и поставило под угрозу полного разгрома австро-венгерскую армию. Наступление на Русском фронте притянуло все резервы германо-австрийских войск, имевшихся не только на Восточном фронте, но и на Западном и Итальянском фронтах. За период Луцкого прорыва германцами было переброшено на Юго-Западный фронт 18 дивизий, из которых 11 были сняты с Французского фронта, и 9 австрийских, из которых шесть дивизий с Итальянского фронта. На Русском фронте появились даже две турецкие дивизии. Другие русские фронты проводили незначительные отвлекающие операции. Всего, за время с 22 мая по 15 сентября, русской армией было: взято в плен 8 924 офицера и 408 000 рядовых, захвачено 581 орудие, 1 795 пулеметов, 448 бомбометов и миномётов, а также громадное количество разнообразного интендантского, инженерного и железнодорожного имущества. Потери Австро-Венгрии убитыми, ранеными и пленными доходили до 1,5 миллионов человек.

Рис. 4 Австрийские пленные на Невском проспекте, 1916 год

Страницы