04 Ноя 2016

В 1915 году тактика применения казачьей конницы постоянно претерпевала изменения. Некоторые соединения были расформированы. Полки и бригады были распределены по армейским корпусам и выполняли функции корпусной конницы. Они вели разведку, обеспечивали связь, охрану штабов и коммуникаций, участвовали в сражениях. Как пехота кавалерийские полки не были равноценны стрелковым полкам из-за меньшей численности и необходимости при спешивании выделять до трети своего состава в качестве коноводов. Но эти полки и бригады (как правило, 2-х полкового состава) были эффективны как мобильный и оперативный резерв командира корпуса. Отдельные сотни и дивизионы использовались в качестве дивизионной и полковой кавалерии. О качестве этих войск говорит то обстоятельство, что до половины личного состава казачьих войск, призванных на войну, были отмечены различными наградами, а половина терских казаков были георгиевскими кавалерами, а офицеры все. Большая часть наград была заслужена за разведочную и рейдовую деятельность.

Вместе с тем, позиционная война постоянно требовала применения оперативных мобильных резервов и большего масштаба. Ещё во время наступления в Галиции в 1914 году на Юго-Западном фронте были сформированы и активно действовали конные корпуса генералов Драгомирова и Новикова. В феврале 1915 года в составе 9-й армии был создан 2-й конный корпус генерала Хана Нахичеванского в составе 1-й Донской казачьей, 12-й кавалерийской и Кавказской туземной («дикой») дивизий, а вскоре был сформирован 3-й конный корпус Ф.А. Келлера. Горлицкое сражение на Юго-Западном фронте подсказало командованию идею использования оперативного казачьего заслона. Он состоял из 3-й Донской казачьей, 2-й Сводно-казачьей, 16-й кавалерийской и 3-й Кавказской казачьей дивизий. Это стало первой попыткой создания более крупных казачьих формирований, нежели корпус. Идею создания Особой казачьей конной армии, как оперативного резерва фронта, постоянно отстаивали казачьи генералы Краснов, Крымов и другие. В конце года конармия была создана под руководством генерала Орановского, но выбор командарма был явно неудачным и идею загубили. Накопленный боевой опыт подсказывал необходимость создания крупных кавалерийских формирований в русской армии для решения различных военно-тактических задач. Но на начальном этапе войны были типичны случаи нерационального применения кавалерийских соединений, что привело к отрицанию их влияния на оперативную ситуацию. Вновь эта идея ожила уже в ходе Гражданской войны и была блестяще развита, творчески переработана и талантливо исполнена красными казаками Думенко, Мироновым и Будённым.
Деятельность на Французском фронте в 1915 году ограничена была наступлением, начатым в сентябре месяце в Шампани у Арраса, не имевшим даже местного значения и, конечно, не имевшим никакого значения для облегчения положения русских армий. Но 1915 год оказался знаменит для Западного фронта совсем по другому поводу. 22 апреля немецкая армия в районе маленького бельгийского городка Ипр применила против англо-французских войск Антанты газовую атаку хлором. Огромное, массой в 180 тонн (из 6000 баллонов) ядовитое желто-зеленое облако высокотоксичного хлора, достигнув передовых позиций противника, в течение считанных минут поразило 15 тысяч солдат и офицеров, из них пять тысяч погибли сразу же после атаки. Оставшиеся в живых либо погибли потом в госпиталях, либо стали на всю жизнь инвалидами, получив эмфизему легких, тяжёлые поражения органов зрения и других внутренних органов. "Ошеломляющий" успех химического оружия стимулировал его дальнейшее применение. 18 мая 1915 года 45-й Донской казачий полк почти целиком погиб во время первой газовой атаки на Восточном фронте у Боржимова. 31 мая немцы применили против русских войск ещё более высокотоксичное отравляющее вещество под названием "фосген". Погибло 9 тысяч человек. Позднее немецкие войска использовали против противников новое химическое оружие, боевое отравляющее вещество кожно-нарывного и общетоксического действия, получившее название "иприт". Маленький городок Ипр стал (как позже Хиросима) символом одного из величайших преступлений против человечества. В Первую Мировую войну были "апробированы" и другие отравляющие вещества: дифосген (1915 год), хлорпикрин (1916 год), синильная кислота (1915 год). Химическое оружие опрокинуло любые представления о гуманности вооруженной борьбы, основанной на подчинении международному законодательству, касавшемуся войны. Именно Первая Мировая война высветила всю ту жестокость якобы «цивилизованных» наций, кичившихся своим «превосходством» над прочими народами, которая и не снилась Тамерлану, Чингисхану, Аттиле или любому другому азиатскому властителю. Европейское искусство массовой жестокости в двадцатом веке превзошло любой геноцид, что до этого вообще смогла бы придумать человеческая мысль.

Однако в целом, общая военно-политическая обстановка для союзников к 1916 году складывалась благоприятно. Но это уже совсем другая история.

Использованы материалы:

Гордеев А.А. - История казачества
Мамонов В.Ф. и др. - История казачества Урала. Оренбург-Челябинск 1992
Шибанов Н.С. – Оренбургское казачество XX века
Рыжкова Н.В. - Донское Казачество в войнах начала ХХ века-2008
Неизвестные трагедии Первой мировой. Пленные. Дезертиры. Беженцы. М., Вече, 2011
Оськин М.В. Крах конного блицкрига. Кавалерия в Первой мировой войне. М., Яуза, 2009.
Брусилов А.А. Мои воспоминания. Воениздат. М.1983
Автор: Сергей Волгин
Источник: topwar.ru
источник материала

Страницы