04 Ноя 2016

Следует сказать, что неудачи 1915 года произвели мощную психологическую перестройку в сознании армии и окончательно убедили всех, от солдата до генерала, в жизненной необходимости настоящей и тщательной подготовки линии фронта к позиционной войне. Перестройка эта происходила тяжело и долго и стоила очень больших жертв. Ещё русско-японская война, как прообраз будущего, показала пример позиционной войны. Но военные авторитеты всего мира набросились с критикой на способ её ведения. В особенности немцы страшно восстали и зло смеялись над русскими и японцами, говоря, что позиционная война доказывает их неумение воевать и что они такому примеру подражать не станут. Они полагали, что при силе современного огня, фронтальная атака успеха иметь не может и решение участи сражения следует искать на флангах, концентрируя там войска в наибольшем количестве. Эти взгляды усиленно проповедовались германскими военспецами и в конечном итоге разделились всеми другими. Общий лозунг всех европейских военачальников состоял в том, чтобы до последней крайности избегать позиционной войны. В мирное время её никогда и никто не практиковал. И начальники, и войска терпеть не могли и ленились укрепляться и окапываться, в лучшем случае ограничиваясь ровиками для стрелков. В начале войны укреплённые позиции представляли собой один лишь ров, даже без ходов сообщения в тыл. При усиленном обстреле артиллерии, этот кое-как сделанный ров быстро заваливался, а сидевшие в нём люди уничтожались или сдавались в плен во избежание неминуемой смерти. Также практика войны уже вскоре показала, что при сплошной линии фронта, понятие флангов весьма условно, а сконцентрировать скрытно в одном месте большие силы очень непросто. При сплошных линиях фронта приходится атаковать в лоб сильно укреплённые позиции, и только артиллерия могла играть роль молота, способного раздробить оборону на избранном участке атаки. На русском фронте к позиционной войне, вперемежку с полевой, стали переходить в конце 1914 года. Окончательно же перешли к позиционной войне летом 1915 года, после грандиозного наступления армий центральных держав. На каждый армейский корпус было по одному сапёрному батальону, состоявшему из телеграфной роты и трёх рот сапёров. Такого количества сапёров при современном оружии и необходимости искусно закапываться было совершенно недостаточно. А пехота наша в мирное время обучалась самоокапыванию отвратительно, спустя рукава, ленилась, и вообще сапёрное дело было поставлено плохо. Но урок пошёл впрок. К осени 1915 года уже никто не ленился и не оспаривал необходимость самого тщательного окапывания и маскировки. Как вспоминал генерал Брусилов, никого уже не приходилось заставлять или уговаривать. Все зарывались в землю как кроты. На серии снимков показана эволюция оборонительных позиций по ходу войны.
Неудачи русской армии имели и международные последствия. По ходу войны мнимый нейтралитет Болгарии быстро улетучивался, так как на болгарском престоле сидел австро-германский агент царь Фердинанд I Кобург. И ранее, в условиях нейтралитета, Болгария поставляла турецкой армии боеприпасы, вооружение, офицеров. Начиная с отступления русской армии из Галиции, в Болгарии началась оголтелая антисербская и антирусская истерия, в результате которой царь Кобург 14 октября 1915 года объявил войну Сербии и предоставил для Австро-Германского союза 400 тысячную болгарскую армию, которая вступила в боевые действия против Сербии. Для Сербии, союзника России, это имело катастрофические последствия. Получив удар в спину, к концу декабря сербские войска были разгромлены и покинули территорию Сербии, уйдя в Албанию. Оттуда в январе 1916 года их остатки были эвакуированы на остров Корфу и в Бизерту. Вот чем отплатили «братушки» и их правители за сотни тысяч русских жизней и миллиарды рублей, потраченных на их освобождение от турецкого ига.

Страницы