04 Ноя 2016

После оставления Галиции серьёзно ухудшилось положение русских армий в Польше. Германское командование планировало окружить русские войска в «польском мешке» и этим окончательно решить судьбу войны на Восточном фронте. Для достижения этой цели немцы наметили провести три наступательные операции по стратегическому охвату русских армий с севера и юга. Германское командование бросило в наступление по сходящимся направлениям две группировки войск: северную (генерала фон Гальвица) западнее Осовца, и южную (генерала Августа Макензена) через Холм-Люблин на Брест-Литовск. Их соединение грозило полным окружением 1-й русской армии Северо-Западного фронта. Фон Гальвиц направил крупные силы в стык между 1-м Сибирским и 1-м Туркестанским корпусами. На фронте 2-й Сибирской стрелковой дивизии образовался прорыв, грозивший войскам трагическими последствиями. Командующий армией генерал А.И. Литвинов спешно перебросил в район Цеханова 14-ю кавалерийскую дивизию из резерва, и она встала непоколебимой стеной на пути врага. 2-я бригада этой дивизии, состоявшая из гусарского и казачьего полков, стройно развернулась в неустрашимую лаву перед лицом торжествующего победу противника. Комбриг, полковник Вестфален, попрощался со всеми и повёл лаву под шквальным огнём в атаку молча, без криков «ура», всех до единого, включая штаб, конвой и обоз, и остановить их было уже просто невозможно. А наступление врага было остановлено. Дорого заплатили гусары и казаки за эту важную победу, потеряв до половины своего состава, но 1-я армия была спасена от обхода и окружения.
Одновременно армия Макензена, выполняя замысел командования, повернула из Галиции на север, но под Томашовым развернулось ожесточённое оборонительное сражение. В нём большую роль сыграли отличные действия 3-й Донской казачьей дивизии. Месяц длились тяжёлые упорные бои и, чтобы избежать окружения, 2 августа 1915 года русские войска оставили Варшаву, был эвакуирован Брест-Литовск. Русская армия тонула в собственной крови, её охватила деморализация и паника. Из-за этого только за три дня, с 15 по 17 августа, пали две сильнейшие русские крепости – Ковно и Новогеоргиевск. Комендант Ковно генерал Григорьев просто сбежал из своей крепости (по его выражению, «за подкреплениями»), а комендант Новогеоргиевска генерал Бобырь после первых стычек перебежал к врагу, сдался ему в плен и, уже сидя в плену, приказал сдаться всему гарнизону. В Ковно немцы взяли 20 000 пленных и 450 крепостных орудий, а в Новогеоргиевске – 83 000 пленных, включая 23 генералов и 2100 офицеров, 1200 (!!!) орудий и свыше 1 000 000 снарядов. Лишь четверо офицеров (Федоренко, Стефанов, Бер и Берг), сохранив верность присяге, покинули крепость и, преодолев неплотное окружение, через 18 дней пробрались по тылам противника к своим.
17 августа в Управлении русских армий были произведены изменения. За развал армии, катастрофическое отступление и огромные потери бывший Верховный Главнокомандующий Великий Князь Николай Николаевич Романов был отстранён и назначен наместником на Кавказе. Во главе армии становился император. В условиях кризиса в армии принятие Государем общего командования являлось вполне разумным шагом. Вместе с тем, было общеизвестно, что Николай II в военном деле решительно ничего не понимал и что взятое им на себя звание будет номинальным. За него всё должен был решать начальник штаба. Но даже гениальный начальник штаба не может заменить везде своего начальника и отсутствие настоящего Верховного Главнокомандующего очень сказалось во время боевых действий 1916 года, когда по вине Ставки не были достигнуты результаты, которые могли бы быть. Принятие на себя должности Верховного Главнокомандующего было мощным ударом, который нанёс сам себе Николай II и который повлёк за собой, наряду с другими негативными обстоятельствами, печальный конец его монархии. 23 августа он прибыл в Ставку. Своим ближайшим помощником царь избрал генерала М.В. Алексеева. Этот генерал был отличным военным специалистом и очень умным человеком. Но он не обладал волей и харизмой настоящего полководца и объективно не мог восполнить недостатки столь же слабовольного императора. В соответствии с директивой Ставки №3274 от 4 (17) августа 1915 года Северо-Западный фронт, объединявший 8 армий, разделялся на 2 фронта, Северный и Западный. Северному (командующий генерал Рузский) предписывалось прикрытие Петроградского направления, Западному (командующий генерал Эверт) – Московского, Юго-Западному (командующим остался генерал Иванов) прикрытие Киевского направления. Следует сказать, что помимо военных неудач были и другие причины смещения Верховного Главнокомандующего. Определённая часть царедворцев и думцев, почти открыто поддерживала Великого Князя Николая Николаевича не только как Главнокомандующего, но и как возможного претендента на престол. Немалую роль в Ставке играли корреспонденты, которые за ласковое слово популяризировали и превозносили Великого Князя как незаменимого военного и гражданского деятеля. В отличие от большинства других Романовых, он был кадровым военным, хотя воевал только в 1877-1878 годах - на Балканах. На посту Верховного Главнокомандующего Великий Князь приобрёл завидную популярность. Николай Николаевич поражал всех, впервые его видевших, прежде всего своей выдающейся царственной внешностью, которая производила небывалое впечатление.

Страницы