03 Дек 2016


Казаки и Октябрьская революция


После отречения государя Временное правительство уже 2 марта 1917 года, в качестве первого акта проявления своей деятельности, разослало по всей стране указ, в котором провозглашало:

- Полную и немедленную амнистию по всем делам - политическим и религиозным, в том числе террористическим покушениям, военным восстаниям, аграрным преступлениям и т.д.

- Свободу слова, печати, союзов, собраний и стачек, с распространением политических свобод на военнослужащих в пределах, допускающихся военными условиями.

- Отмену всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений.

- Немедленную подготовку к созыву на началах всеобщего, равного, прямого и тайного голосования Учредительного Собрания, которое установит форму правления и конституцию страны.

- Замену полиции народной милицией с выборным начальством, подчинённым органам местного самоуправления.

- Выборы в органы местного самоуправления на основании всеобщего, равного, прямого и тайного голосования.

- Неразоружение и невывод из Петрограда воинских частей, принимавших участие в революционном движении.

- При сохранении воинской дисциплины в строю и при несении военной службы устранение для солдат всех ограничений в пользовании общественными правами, предоставленными всем остальным гражданам.

После революции на политической сцене, кроме членов Государственной Думы и Временного правительства, самочинно выступили партии социалистов разных оттенков, а также группировки социал-демократов, меньшевиков и большевиков, образовавшие Совет рабочих и солдатских депутатов. Партии эти не имели еще своих руководителей, которые находились в эмиграции, где искали опоры в своей деятельности в среде геополитических противников России, в том числе у германского правительства и его генерального штаба. Командный состав действующей армии о происходивших событиях внутри страны знал лишь по газетным сведениям, которые стали распространяться в большом количестве среди войсковых частей, и в создавшихся условиях все надежды возлагались на Временное правительство. Поначалу все эти разнообразные политические группировки, Временное правительство и высшие слои командного состава были в полном согласии в отношении происшедшей смены власти и свержения самодержавия. Но в дальнейшем они встали на совершенно непримиримые позиции. Ведущая роль в разлагавшейся армии, в местных гарнизонах и в стране стала переходить к самочинной организации - Совету рабочих и солдатских депутатов.

Революция выдвинула к власти много людей совершенно никчёмных, и очень быстро это стало совершенно ясно. Военным министром был назначен А.И. Гучков. Компетентность его по военным вопросам, в сравнении с коллегами, определялась пребыванием его в качестве гастролёра во время англо-бурской войны. Он оказался «большим знатоком» военного дела, и при нём за два месяца сменили 150 высших начальников, в том числе 73 начдива, комкора и командарма. При нём же появился приказ №1 по петроградскому гарнизону, ставший детонатором разрушения порядка сначала в столичном гарнизоне, а затем и в тыловых, запасных и учебных частях армии. Но даже этот матёрый разрушитель, устроивший беспощадную чистку командного состава, не решился на подписание Декларации прав солдата, навязанной Советом рабочих и солдатских депутатов. Гучков вынужден был подать в отставку и 9 мая 1917 года новый военный министр Керенский подписал Декларацию, решительно запустив в дело могучий инструмент окончательного разложения действующей армии. Офицеры, мало разбиравшиеся в политике, политического влияния на солдатскую массу не имели. Солдатскую массу идейно очень быстро возглавили эмиссары и агенты различных социалистических партий, посланные Советом рабочих и солдатских депутатов для пропаганды мира «без аннексий и контрибуций». Солдаты больше сражаться не хотели и находили, что если мир должен быть заключён без аннексий и контрибуций, то дальнейшее кровопролитие бессмысленно и недопустимо. Начались массовые братания солдат на позициях.
Но это было официальное объяснение. Тайное же состояло в том, что взял верх лозунг: «Долой войну, немедленно мир и немедленно отобрать землю у помещиков». Офицер сразу сделался врагом в умах солдатских, ибо требовал продолжения войны и представлял в глазах солдат тип барина в военной форме. Сначала большинство офицеров стали примыкать к кадетской партии, а солдатская масса стала сплошь эсеровской. Но вскоре солдаты разобрались, что эсеры с Керенским хотят продолжения войны и откладывают делёж земли до Учредительного собрания. Такие намерения совершенно не входили в расчёты солдатской массы и явно противоречили их устремлениям. Вот тут-то проповедь большевиков и пришлась по вкусу и понятиям солдат. Их совершенно не интересовал Интернационал, коммунизм и тому подобные вопросы. Но они быстро усвоили себе следующие начала будущей жизни: немедленный мир, во что бы то ни стало, конфискация у имущественного класса любого сословия всего имущества, уничтожение помещика, буржуя и вообще барина. Большинство офицеров не могли встать на такую позицию и солдаты стали смотреть на них, как на врагов. Политически офицеры были плохо подготовлены, практически безоружны и на митингах их легко забивал любой оратор, умевший болтать языком и прочитавший несколько брошюр социалистического содержания. Ни о какой контрпропаганде не могло быть и речи, офицеров никто и слушать не хотел. В отдельных частях выгнали всё начальство, выбрали своё и объявили, что идут домой, ибо воевать больше не хотят. В других частях арестовали начальников и отправили в Петроград, в Совет рабочих и солдатских депутатов. Нашлись и такие части, преимущественно на Северном фронте, где офицеров убивали.

Метки: 

Страницы