02 мая 2019


КАРТИНЫ ПОЛКОВОЙ ЖИЗНИ



Полк. М. Н. МУРАХОВСКІЙ


1. Голубушка

Существуетъ три категоріи Командировъ полка: изъ Гвардіи, изъ Арміи и по Генеральному Штабу. Обычно принято считать (какъ научила практика), что самой пріятной категоріей является первая, терпимой — вторая и наихудшей — третья. Раньше чѣмъ говорить о причинахъ такой оцѣнки, слѣдуетъ конечно оговориться въ томъ смыслѣ, что она отнюдь не является правиломъ и что исключенія весьма возможны.

Въ служебной карьерѣ Гвардейскаго Офицера періодъ командованія Армейскимъ полкомъ не имѣетъ никакого крупнаго значенія и обычно бываетъ очень краткосроченъ. Вполнѣ понятно, что, зная это, большинство изъ нихъ всячески стараются сдѣлатъ этотъ періодъ обоюдно пріятнымъ и для себя и для полка, избѣгая какой бы то ни было ломки полкового уклада и всецѣло полагаясь на Старшаго Штабъ Офицера полка. Взамѣнъ этого благодарное общество г. г. Офицеровъ и полностью сохраняющій свой престижъ Старшій Штабъ Офицеръ изъ кожи лѣзутъ чтобы оправдать оказанное довѣріе и черезъ какой-нибудь годъ стороны разстаются, унося другъ о другѣ самое лучшее воспоминаніе.

Такъ обычно бываетъ съ Полковымъ Командиромъ изъ Гвардіи. Скажу больше: такое командованіе нерѣдко приноситъ полку опредѣленную пользу, ибо сплошь и рядомъ знакомства и связи такого Командира вводятъ офицерскій составъ въ высшіе круги и создаютъ знакомства, могущіе быть очень и очень полезными въ будущемъ.

Командиръ полка армеецъ имѣетъ свои и хорошія и дурныя стороны. Начать съ того, что командованіе его долгосрочно и чревато для его дальнѣйшей службы послѣдствіями. Такой Командиръ устраивается въ полку прочно и надолго и старается войти во всѣ изгибы полковой жизни. Онъ знаетъ, что максимальнымъ напряженіемъ всей полковой машины онъ можетъ ускорить моментъ полученія бригады, на большее же рѣдко кто изъ нихъ разсчитываетъ. Какъ добиться этого максимальнаго напряженія — дѣло другое и здѣсь-то и выходятъ на сцену индивидуальныя качества каждаго. Не надо забывать, что передъ принятіемъ полка каждый изъ нихъ былъ Старшимъ Шт. Офицеромъ въ своемъ полку и ревниво оберегалъ свой престижъ, а потому и немудрено, что большинство изъ нихъ стараются сохранить хорошія отношенія со своими ближайшими помощниками. Рѣдкій изъ нихъ становится въ рѣзкую оппозицію къ Старшему Штабъ Офицеру полка, зная по личному опыту, что на сторонѣ послѣдняго всегда будетъ весь офицерскій составъ, а такъ какъ условія длительнаго командованія выдвигаютъ на сцену и другія взаимоотношенія, кромѣ служебныхъ, то такая открытая оппозиція можетъ отравить существованіе. Въ первые годы командованія такіе Командиры стараются вникнуть во всѣ отрасли полкового хозяйства и пріобрѣтаютъ названіе “тренчиковъ”, но съ теченіемъ времени они прочно сживаются съ полкомъ и всячески блюдутъ его интересы въ ущербъ своимъ собственнымъ.

И наконецъ 3-я категорія — идущіе по Генеральному Штабу. Само поступленіе въ Академію Ген. Штаба вырываетъ офицера изъ полковой среды въ чинѣ Шт. Ротмистра, т.е. по 7-му-8-му году его службы, ввиду чего такой офицеръ никогда не проникается настоящимъ полковымъ патріотизмомъ. Съ момента начала своей подготовки полкъ теряетъ для него значеніе “семьи”, а становится лишь первой ступенью по пути его служебной карьеры.

Личность Старшаго Шт. Офицера полка, укладъ полковой жизни, полковыя традиціи — однимъ словомъ все то, что для настоящаго кавалерійскаго офицера полно огромнаго значенія — для него пустой звукъ, смѣшные предразсудки. Переходя изъ Штаба въ Штабъ онъ наконецъ добирается и до командованія полкомъ, какимъ — для него не важно, главное это то, что на этомъ полку онъ долженъ показать всю степень своей подготовки и въ возможно скорый срокъ, ибо затѣмъ его опять ждетъ уютный кабинетъ въ очередномъ Штабѣ. И вотъ начинается энергичная работа по расчисткѣ пути для собственнаго продвиженія, ибо “послѣ насъ хоть потопъ”, какъ говорятъ французы. Обычно въ началѣ передъ строемъ г. г. Офицеровъ говорится громоносная рѣчь противъ пьянства съ угрозами жесточайшихъ мѣръ, затѣмъ слѣдуетъ критика всего состоянія полка, составляется новая программа, отъ которой ежится кожа у командировъ эскадроновъ, а у младшихъ офицеровъ выступаетъ испарина, ибо и тѣ и другіе отлично понимаютъ, что когда уляжется пыль, поднятая этой новой метлой, жизнь полка опять войдетъ въ старую колею, но полку долго еще прійдется зализывать раны и вправлять вывихнутые суставы. Безтолково проводимая “полевая работа”, этотъ конекъ генштабиста, не знающаго толкомъ системы втягиванія въ работу и правильной тренировки лошадей быстро расшатываетъ весь конскій составъ полка, сводя на нѣтъ долгую работу эскадронныхъ командировъ, а безконечные часы, посвящаемые тактическимъ задачамъ, доводятъ до обалденія офицерскій составъ. Полкъ сразу разбивается на два лагеря: съ одной стороны Командиръ полка, а съ другой Старшій Шт. Офицеръ, вокругъ котораго плотно смыкается строй офицеровъ. Нѣтъ ни общности интересовъ, ни взаимопониманія. Кипучая до сего времени жизнь Офицерскаго Собранія, находясь подъ недоброжелательнымъ контролемъ, замираетъ и переносится на частныя квартиры. Вотъ такъ, или приблизительно такъ, проходитъ “цензовое” командованіе полкомъ офицера Ген. Штаба.

Страницы