25 Окт 2017


КАКИЕ РИСКИ ЖДУТ ДЕВОЧЕК ИЗ НЕПОЛНЫХ СЕМЕЙ?



Интервью с педагогом и арт-терапевтом Татьяной Шишовой.


Проблема неполных семей – это драма и даже трагедия нашего времени, которая особенно тяжело сказывается на растущих в них детях. О том, как отсутствие отца в семье может повлиять на девочек, и о причинах кризиса семьи как общественного института в целом мы беседуем с педагогом, арт-терапевтом, членом правления Российского детского фонда Татьяной Шишовой.
– Насколько вообще проблема безотцовщины, на ваш взгляд, сегодня актуальна для России?

– Она сегодня актуальна и для России, и для многих других стран. В обществе очень много разводов, и, как следствие, множество детей остается без отцов. Причем очевидно, что серьезность этой проблемы недооценивается. Многим кажется, что если внешне незаметно, что ребенок страдает, что если он явно не выражает свои переживания, то и проблемы-то, по большому счету, нет. Но дети часто скрывают свои чувства, и больше всего они скрывают как раз то, от чего больше страдают. А взрослым людям хочется себя утешать, что они все сделали правильно, поэтому они и закрывают на это глаза. А на самом деле мы имеем дело с настоящей трагедией.

– Как вы думаете, откуда корни проблемы безотцовщины в нашем обществе? Это наследие советских времен, ведь разводы как массовое явление начались именно тогда? Или, может, всему причиной Великая Отечественная война, когда погибло так много мужчин?

– Если бы эта проблема была характерна только для России, то можно было бы остановиться на тех причинах, которые вы перечислили. Но безотцовщина и неполные семьи характерны сегодня в не меньшей, а то и большей степени и для так называемых развитых стран. Поэтому я думаю, что в целом это, конечно, отражение секулярности нашего времени и характерной для него установки на разрушение семьи и традиционных ценностей.

– Интересно, а как в западных странах люди переживают эти проблемы? Или, может быть, там их вообще перестают воспринимать именно как проблемы?

– Я думаю, что какие-то люди осознают разрушение семьи и традиционных устоев как проблему, другие утешают себя тем, что такова жизнь. Часто люди страдают, но, во-первых, не всегда говорят об этом, и, во-вторых, не всегда понимают причину своего страдания. Они просто страдают, а в качестве причины своего страдания могут видеть совсем другие вещи. Если мы посмотрим на то, насколько высок на Западе процент депрессий, то мы поймем, насколько там люди на самом деле страдают. Проблема депрессий уже выходит на одно из первых мест, как и рост самоубийств, неврозов и т.д. Нельзя сказать, что это счастливые люди, потому что счастливые люди не страдают депрессией и не сидят на антидепрессантах. Даже фильм такой есть – «Нация прозака».

Героическое начало в мужчинах – очень важное качество. Женщины любят героев
– Если девочка выросла в семье без отца, какие тут риски возможны для ее дальнейшей семейной жизни, для ее отношений с будущим супругом и детьми?

– Мне кажется, ответ на этот вопрос нужно начинать с выяснения того, какова вообще роль отца в семье. Она во многом имеет символический характер. Если мы возьмем жизнь в прошлом и нашего, и других народов, то увидим, что, как правило, отец присутствовал, особенно в жизни маленьких детей, непосредственно рядом с ними лишь периодически. Отцы могли воевать, могли быть рыбаками и надолго уходить в море, могли погибнуть от военных и других передряг. Но в то же время отец, само его наличие всегда олицетворяло силу и защиту. Даже когда он отсутствовал, дети знали, что их отец занимается важным делом и что он все равно защитник и опора семьи. Поэтому, когда в Новейшее время началось разрушение семьи как общественного института, но какие-то традиционные установки оставались еще прочными, и женщина рожала без мужа, то она своего ребенка обманывала, говоря, что его отец, например, был летчиком и погиб, и т.д. То есть она создавала в представлении ребенка идеальный образ отца-героя. И это героическое начало в мужчинах – очень важное качество и в личном, и в социальном плане. Когда оно подтачивается и утрачивается, страдает все общество.
– Что вы имеете в виду, когда говорите, что мужское начало в обществе утрачивается?

– Это то, что мы видим в сегодняшнем постмодернистском мире. Начинают господствовать феминистские тенденции, когда мужчина феминизируется и всячески принижается, когда героизм и героика осмеиваются, и т.д. Но женщины все равно любят героев, это заложено в их природе. С этим можно спорить, но это так.

Например, когда император Николай Второй проводил, когда мог, время с детьми, это считалось, в общем-то, редкостью и отмечалось как особое качество: какой хороший он был семьянин. А сейчас, например, от мужчин требуют, чтобы они играли с маленькими детьми. Но это – несвойственное мужчинам качество, мужчины маленькими детьми, как правило, не занимались никогда. Есть мужчины, которые любят маленьких детей и умеют найти к ним подход, но в целом мужчины больше имеют дело со старшими детьми, особенно мальчиками. Поэтому нередко те требования, которые сейчас тоже пытаются предъявлять мужчинам, нетрадиционны и даже несколько антитрадиционны.

Тем не менее когда отец присутствует в жизни ребенка – это очень важно. Брошенность – крайне тяжелое чувство. Ребенок часто начинает винить себя, испытывать комплексы. Даже взрослому тяжело переносить ощущение брошенности, а уж ребенку, для которого родители – это целый мир и залог его существования, – тем более. По сути, это настоящее крушение мира, и для девочек, и для мальчиков.

– А как ребенок может испытывать вину, если у него изначально не было отца?

– Ребенок может думать, что «я не такой как все, я плохой». Или, например, «я плакал, мешал, и папа ушел» и т.д. Ведь у других детей папы есть. А главное, что это Богом заложено и в бессознательной, и в сознательной сфере человека, что семья – это мама и папа. Даже очень маленький ребенок на своем уровне это понимает и по-разному реагирует на маму и на папу. А уж дети постарше – тем более.

Что же касается именно девочек, которые росли без отца, то им по жизни сильно не хватает чувства безопасности, защищенности. А ведь девочкам, женщинам это чувство нужнее, они особенно в нем нуждаются. Сейчас пропагандируется, что женщина должна быть сильной, как мужчина. Однако если рядом с ней нет мужчины сильнее ее, она рано или поздно из-за этого начинает переживать. Вначале ей будет льстить, что она сильнее и умнее, и мужчина ее слушает и делает всё, как она хочет. Однако в конце концов многие женщины от этого устают и жалуются, что рядом не мужик, а «тряпка», и не хочется уже решать все проблемы самой, а хочется, чтобы мужчина взял на себя ответственность, и т.д. Это тоже заложено в женской природе.

Кроме того, когда ребенок растет и видит рядом маму, папу, бабушку, дедушку, они ему специально не объясняют, как должны вести себя мама или папа. Но они своим поведением в самых разных бытовых ситуациях и мелочах показывают определенные образцы. И девочка больше даже на бессознательном, чем на сознательном уровне усваивает, как надо общаться с мужчинами. Поэтому, когда дети растут в полных семьях, им потом часто легче выстраивать взаимоотношения с противоположным полом и со своими детьми, ведь они видели эти модели в детстве. Конечно, бывают очень плохие модели, которые человек видит в своем детстве. Тогда он решает: «Нет, я буду вести себя по-другому и буду другим, буду хорошим отцом или хорошей матерью». Но так бывает все же не очень часто.

Так же, если еще говорить о рисках для девочек из неполных семей, есть научные работы, которые прослеживают судьбу женщин из одной семьи, но разных поколений, по женской линии. И они говорят, что, например, если бабушка развелась, а потом и мама развелась, то и у дочери высока вероятность, что она тоже разведется, потому что она видела с детства, как женщины научились и могут обходиться без мужчины.

Сейчас женщинам не хватает именно женских свойств характера
– И ей это уже не страшно.

– Да, ей уже не страшно, поскольку она во многом копирует родительские сценарии. В такой семье она не видела моделей женского поведения с мужчинами. Ведь с мужчинами надо уметь договариваться, женщина должна идти на какие-то компромиссы и т.д. В этом плане от женщины требуется много терпения и мягкости, а девочка в неполной семье именно этого часто и не видит.

Потом, когда девочка растет в любящей семье, где папа хвалит дочку и говорит ей, какая она красавица, то благодаря отцовской мужской оценке она в дальнейшей жизни будет чувствовать себя более уверенно. Это мальчику и мужчине не особенно нужно, чтобы ему говорили, что он красивый, а для женщины это крайне важно, даже когда она еще девочка.

Сейчас многим женщинам не хватает именно женских свойств характера. И это не только проблема неполных семей, но и проблема пропаганды маскулинизации женщин, агрессивного феминизма и смены половых ролей в обществе. Например, если мы посмотрим, как ведут себя героини в современных детских мультфильмах, то они ведут себя по мужскому типу – напористо, завоевательно, бескомпромиссно, часто дерутся. Также там присутствует ярко выраженная сексуализация. То есть пропагандируется во многом современный вариант амазонок. Как мы знаем, у амазонок мужей не было, мужчин они убивали. Они им были нужны только затем, чтобы рожать дочерей и продолжать род. У наших детей перед глазами сейчас именно такая модель. Она очень широко пропагандируется и через мультфильмы и фильмы, и через компьютерные игры, и через СМИ. Соответственно, и многие родители ждут от девочек такого поведения, которое считается престижным.

– Какого именно? Завоевательного, карьеристского?

– Да, именно. Образец – это успешная женщина в современном понимании этих слов, со всеми вытекающими последствиями.

– А в чем все же неуспешность таких женщин, по большому счету? В чем они катастрофически проигрывают, сами того не понимая? Или даже понимая, но не соглашаясь с этим?

– Как консультант по проблемам воспитания, я много работаю с семьями, где есть дети разного возраста. И я нередко встречаюсь с тем, что приходят женщины, которые рассказывают, что сначала строили карьеру, поддаваясь общественным установкам. Потом они, наконец, понимают, что нужно устраивать еще и личную жизнь, и выходят замуж, рожают детей. И многие из них говорят о том, что первые годы, когда рождается ребенок, оказываются очень тяжелым временем, потому что у них происходит ломка образа жизни. Они вдруг осознают, что оказались совершенно не готовы к роли матери, и нередко бывает так, что даже распадается семья. Потому что одно дело, когда люди существуют в рамках модели «каждый сам за себя» и живут как своего рода компаньоны или партнеры, а другое дело – когда появляется ребенок, и там возникает, не может не возникнуть уже совершенно другая структура семейных отношений.

Многие женщины в конце концов преодолевают этот кризис и становятся на новые рельсы, оставляют свою карьеру, потому что понимают, что совмещать это невозможно. Кто-то пытается совмещать, и у кого-то это получается, а у кого-то все равно возникает много проблем, потому что такая ситуация требует больших вложений: нянь, посторонней помощи. Кроме того, какими бы ни были хорошими няни, дети все равно нуждаются во внимании матери.

Если мужчина не ждет от женщины чистоты и верности, он пожинает горькие плоды
– На ваш взгляд, сейчас в обществе больше чувствуется нехватка мужского начала или женского? Или это как сообщающиеся сосуды?

– Я думаю, что сейчас тут на самом деле некий баланс. Более того, по статистике именно женщины сегодня больше подают на развод. К сожалению, в обществе и в СМИ сейчас пропагандируется некая свобода отношений. Например, многие женщины сегодня хотят, чтобы их мужчина много зарабатывал, причем именно много, а не просто достаточно для содержания семьи. А если денег не будет много, то женщина определенных установок на такого мужчину и смотреть не будет. А это уже, мягко говоря, трудно сочетается с образом верной жены и матери.

Тем не менее мне кажется, что все-таки главенствующую роль в общественных установках задают мужчины. И мужчины как-то поддались на пропаганду половой свободы, может быть, потому, что им хотелось чувствовать себя благородными. В какой-то момент они, например, перестали требовать от девушек целомудрия. Но женщина все-таки всегда подстраивается под мужчину. Раньше, даже в советское время, многие девушки не вступали в интимные отношения не потому, что они были религиозны, а потому что понимали: иначе их не возьмут замуж. А теперь они знают, что возьмут, и все будет нормально. Даже наоборот: приветствуется наличие богатого опыта, чтобы жена была «опытной» женщиной. Эта сексуальная тематика сегодня выведена на первое место в жизни многих людей. Понимаете, если мужчина не ждет от женщины чистоты и верности, то потом он пожинает горькие плоды.

– Какие горькие плоды?

– Например, их часто бросают. Возможно, все это индивидуальный опыт, кто-то, может быть, видит другое. Однако я нередко наблюдаю такие случаи, когда мужчины мирятся с очень многими вещами ради детей, или просто они любят женщину и позволяют ей слишком много. Или, опять-таки, сейчас очень много разговоров о насилии над женщинами, но, по статистике МВД, чаще жены убивают мужей, чем мужья жен.

– Как же так получается?

– Сейчас в целом в обществе заметно выросла женская агрессия, уже существуют женские банды. Когда я училась в школе, драки между девочками были крайне редки. Это явление последних десятилетий, следствие пропаганды агрессивного поведения.

– А что вы скажете на то, что сегодня женщины и даже маленькие девочки все чаще начинают заниматься мужскими видами спорта? Например, тяжелой атлетикой или футболом. На удивленные вопросы по этому поводу сейчас часто говорят: «Да ну, так уже все делают».

– Это и есть последствия гендерной пропаганды.

– А что может ждать эту девочку в будущем, уже во взрослой жизни?

– Понятно, это зависит от многих факторов, но подобные занятия мужскими видами спорта, как минимум, не воспитывают в девочках женственность.
– Но ведь самой девочке может нравиться заниматься этим видом спорта, скажем, той же тяжелой атлетикой.

– Не всем, что ребенку нравится, надо позволять ему заниматься. Я уже не говорю о физиологических изменениях в организме. Наверно, бывают такие девочки, которые поднимают штангу и при этом остаются очень женственными. Но это все равно прививает определенные привычки и манеры. Ведь даже когда женщина ходит в юбке и брюках, у нее разная походка, и, соответственно, разное к ней отношение.

Хотя бывают и исключения. Например, я знаю одну матушку, очень очаровательную и прелестную женщину. У нее четверо детей, и она при этом имеет какой-то пояс по карате. Однако это, скорее, исключение. Это действительно очень женственная матушка, но при этом сильная и смелая по характеру. Но такое сочетание бывает все же довольно редко.
– Как вы выдумаете, понимания каких ценностей сегодня катастрофически не хватает нашему обществу?

– Изначально очень важно, чтобы люди осознавали, что семья – это то, чем нельзя разбрасываться. Женитьба – это серьезный шаг, и легкомыслие в этих вопросах потом аукнется, может с очень большой вероятностью обернуться в дальнейшем разными неприятностями, драмами, а то и трагедиями.

Также мне кажется очень важным, чтобы в обществе начала цениться верность. Сейчас же к этим вопросам тоже очень легкомысленное отношение. А семья – это такое данное Богом образование, где люди должны быть верны друг другу и в горе, и в радости. А не так, что как возникли трудности, то бросили друг друга и разбежались.

Мужчины должны сохранять именно мужские качества, а женщины – женские
Мужчины должны сохранять именно мужские качества, а женщины – женские. Это не значит, что мужчина должен быть свирепым и грубым деспотом, который стучит кулаком по столу, а все стоят по струнке и лижут ему сапоги. Но сейчас очень много инфантильных мужчин, которые, кстати, выросли часто в неполных семьях или в семьях, где мало от них требовали, не воспитывали в них мужественность и умение преодолевать трудности. Как следствие, они не готовы к роли опоры семьи. Им, может быть, уже по 40–45 лет, а они ведут себя как подростки. Но подросток не может быть мужем и отцом.

Также и девочку надо воспитывать, прежде всего имея в виду, что она – будущая жена и мать, а не обязательно отличница, которая получит два образования, будет работать в престижной фирме и зарабатывать много денег.

Важно, чтобы женщина понимала, что составляет ее сильные стороны. Женственность, женское поведение – изначально заложенная в нее естественная модель поведения. Поэтому, когда мы начинаем отказываться от того, что дано нам Богом, и искать что-то другое – другую родину, другую идентичность и т.д., – из этого, как правило, не выходит ничего хорошего.

– На ваш взгляд, почему женщине сегодня стало все же объективно сложнее выполнять традиционные и естественные для нее роли матери и супруги?

– У нас в России, как мне кажется, сейчас наличествуют две противоборствующие друг с другом тенденции. Вот мы говорим про Запад. Запад идет по пути разрушения традиций и семьи как общественного института. Как мы знаем, кое-где отменяется понятия пола, вводится понятие «гендер». Все ставится с ног на голову, во многих странах уже легализованы содомские браки и союзы. Разрешаются, узакониваются и навязываются те вещи, которые еще недавно считались противоестественными и даже были уголовно наказуемыми. По сути, на Западе происходит очередная в мировой истории попытка создать новое общество и новую нравственность, нового человека. Можно сказать – человека модульного. Так я называю человека, который может состоять из некоего набора взаимозаменимых модулей. Например, ты можешь сменить свой пол, причем не один раз.

Либеральная часть нашего общества следует в русле этих идей, пытается таким образом жить и своим образом жизни пропагандировать эти новые ценности. На этой почве у нее возникают конфликты с более традиционной частью общества. С другой стороны, действительно, в советское время были утрачены многие традиционные ценности, например, традиция многодетности. То, что женщина должна быть прежде всего работницей и полезным членом общества, а вовсе не матерью и женой, – это все тоже не сегодня появилось, а является наследием советских времен. Поэтому как раз старшее поколение, воспитанное в советское время, часто не понимает и не принимает каких-то вещей, связанных с традиционными ценностями. Как ни странно, старшему поколению эти глобалистские тенденции часто довольно близки, потому что это развитие идей либерализма.
– Но старшее поколение росло не в либеральных условиях и не в либеральной среде.

– В какой-то степени советский проект был либеральным. Он же провозглашал, в том числе, освобождение женщин. Вспомните «освобожденных женщин Востока». Другое дело, что идея социальной справедливости, как ее тогда понимали, играла в советском проекте очень большую роль. Тем не менее умами тогда владела идея прогресса. Традиционные религиозные ценности были объявлены мракобесием, с Церковью шла борьба.

Вторая тенденция, которая противостоит первой, – это тенденция антиглобалистская, тенденция к возрождению традиционных ценностей и представлений. Здесь, конечно, можно встретиться и с попыткой прямолинейной реставрации, реконструкции некой архаики, но это мало реально и практически неосуществимо, потому что жизнь, социальная ситуация все-таки сильно изменилась. И сейчас происходит постепенный поиск путей по возвращению к традиционным ценностям, но на новом историческом этапе, на новом этапе развития общества. То есть мы присутствуем при очень интересном явлении творческого поиска, и поиск этот осуществляется достаточно быстро. Сейчас вообще все очень быстро происходит. Например, можно вспомнить, что еще лет 15 назад люди вообще не принимали такого словосочетания, как «православная психология». Часто говорили, что вы бы еще и православную математику предложили. Но сегодня православная психология – уже признанное направление. Другое дело, что она только складывается, там тоже идут свои поиски, но по крайней мере уже никто не оспаривает ее права на существование.

На наших глазах происходит рождение, возникновение какой-то новой реальности
Или возникли такие явления, как православная художественная литература, православные песни, православная поэзия. На наших глазах происходит рождение, возникновение какой-то новой реальности. И точно так же происходит пересмотр и попытка новой организации частной жизни людей, чтобы эта частная жизнь не расходилась с религиозными представлениями. Потому что если она начинает с ними расходиться, то получается лицемерие или какой-то карнавал. Просто сняли костюм и надели другой – и начали ощущать и позиционировать себя иначе. Поэтому, например, сейчас среди православных много многодетных. Это люди, которые не хотят, чтобы слова расходились с делами, хотят жить по воле Божией, иметь столько детей, сколько дает Бог. Они, конечно, в современной жизни испытывают много проблем, но тем не менее мы видим, что постепенно создается целый общественный слой, прослойка.

– В связи с многодетностью нынешних православных рискну задать такой вопрос. Да, много православных семей, у которых по 3–4 ребенка, иногда даже больше. Действительно, происходит какой-то творческий поиск по воспроизведению традиционных форм и норм жизни в современных условиях. Но нет ли здесь и того, что порой называют «православием-лайт»? Ведь если говорить предельно честно, то мы же знаем, что очень многие православные предохраняются в своей супружеской жизни. То есть на полноценную многодетность, что называется, «по полной», они все же не решаются. Так что с чем же мы на самом деле имеем дело – с творческим поиском или православием-лайт?

– Я думаю, что, к сожалению, все же скорее второе. Многие люди, особенно в больших городах, пытаются соответствовать той высокой планке уровня жизни, которая задается социумом, и в такой реальности быть многодетными очень сложно. Также мне кажется, что очень плохую роль сыграла пропаганда этого так называемого православия-лайт в определенных ортоСМИ. Ведь где-то последние 15 лет все это очень активно пропагандируют.

Да, на двух стульях нельзя сидеть очень долго. Но проблема еще и в выборе государственной политики. Потому что сейчас многодетные православные, если мы говорим об образе жизни, во многом идут против течения. В нынешней социальной реальности современные православные – своего рода диссиденты. Это так еще и потому, что государственная политика в семейной сфере сейчас по-настоящему не направлена на поддержку многодетных семей. И возникает вопрос: а нынешнему государству вообще нужны новые граждане? Например, защита Родины у нас долг каждого мужчины, если только он не тяжело болен. Так государству нужно, чтобы у него были защитники, или нет? Или, скажем, ему нужно по-настоящему, а не только на словах, чтобы были люди, которые работают и делают отчисления в Пенсионный Фонд?

– Почему вы считаете, что православные сегодня своего рода диссиденты?

– Потому что они идут против течения. Современная жизнь рассчитана на одного, максимум двух детей. Возьмем размеры квартир и количество в них комнат, зарплаты. Понятно, что если в семье трое, четверо, пятеро детей, то маме с папой вдвоем работать уже сложно. А сколько современных мужчин может на одну свою зарплату прокормить пятерых детей, да еще жену и себя?

– Ну, смотря как кормить.

– Смотря как кормить, да. Тем не менее весьма часто это вряд ли будет соответствовать принятым стандартам потребления. Кроме того, существуют социальные службы, та самая ювенальная юстиция, которой у нас якобы нет. И они могут предъявлять претензии, что у вас, например, недостаточно продуктов питания. И так далее, и тому подобное. То есть государство само утверждает такие стандарты, которые фактически препятствуют многодетности.

Или, например, политика в сфере приемных семей. За приемных детей, если их берут в семью под опеку или патронат, семье платят большие деньги, особенно по меркам регионов. Это о чем говорит, какой тут посыл? Что не надо рожать. Лучше возьмите приемных, а свои – они, по сути, не нужны. Или не так уж нужны. Многодетные официально считаются у нас категорией риска, за которыми надо следить более пристально. Есть методички, в которых говорится, что в многодетных семьях надо потенциально подозревать жестокое обращение с детьми, потому что мать или отец часто находятся в раздраженном состоянии.

Смотрите, например, сколько сопротивления со стороны глобалистов было по поводу материнского капитала. Что они тогда говорили? Что давать его не надо, что эти деньги пропьют и т. д. Но сейчас уже известно, что программа материнского капитала, которая на самом деле была весьма половинчатой мерой, все равно дала свой результат, особенно в провинции. Повысилась рождаемость именно вторых детей, и сейчас поэтому думают, как повысить рождаемость так, чтобы в семьях появлялись третьи дети и т.д. Но и это тоже встречает очень много сопротивления и демагогических возражений.

Для женщины самое главное – чтобы она была женой и матерью
– Какой вам видится некая оптимальная стратегия для женщины в России в современных условиях? И кто они – героини нашего времени?

– Если в двух словах, то для женщины самое главное – это семья и дети, чтобы она была женой и матерью, потому что мать никто заменить не может. Если у нее остаются силы еще на какие-то дела – работу, творчество, – это очень хорошо, но это все же не должно идти в ущерб детям и их полноценному воспитанию.

С другой стороны, многие женщины, когда они истово посвящают себя детям и совсем отказываются от своих интересов, очень устают от этого, потому что их и воспитывали по-другому, да и в старые времена тоже по-разному бывало. Поэтому, конечно, если женщине хочется еще чем-то заниматься, то надо постараться, чтобы у нее для этого были возможности. И в этом отношении, конечно, важно, чтобы ей помогал ее муж и чтобы семья в целом тоже ее как-то поддерживала.

– То есть не стоит идти на социальное диссидентство только ради принципа и пытаться воспроизвести модели поведения, которые мало реальны в нынешних условиях?

– Конечно, не стоит. Надо рассчитывать свои силы, потому что, как говорится, «взялся за гуж – не говори, что не дюж». Бывает так, что люди сначала активно берутся за что-то для них совершенно новое, а потом быстро истощаются, и сил у них уже не остается. Им хочется все бросить и куда-то убежать.

Я знаю достаточно много женщин, у которых несколько детей, и при этом они вовсе не ограничены домом. Например, сейчас по Москве все большее распространение получает следующая хорошая тенденция: люди больше, чем раньше, стали заниматься развитием детей, в том числе и многодетные православные. Поэтому стали востребованы многие музеи и т.д. Так что сказать, что эти люди сидят в четырех стенах, нельзя.

А потом, продолжительность жизни сейчас достаточно большая, и она не ограничивается тем периодом, когда дети маленькие. Дети вырастают, и освобождается время уже для своих занятий. Понятно, что до этого надо как-то дожить, но иметь в виду эту перспективу надо.

– А все-таки, на ваш взгляд, в окружающей нас жизни есть положительные героини нашего времени? Кто они сегодня?

– Я думаю, что многодетная мама сегодня сама по себе уже героиня, потому что в нынешних условиях она несет очень большие нагрузки. Мне кажется, что у нас на самом деле много таких героинь нашего времени, и это не только многодетные мамы. Например, учительницы в школе. В очень трудных условиях, когда эта профессия всячески принижалась, и учителя перебивались с хлеба на квас, они продолжали быть хорошими специалистами и учить детей. Или женщины, которые становились монахинями и порой ценой собственного здоровья возрождали монастыри, вынося такие тяготы, которые мало кто может вынести, – это ведь тоже много значит, правда? Так что и они тоже героини нашего времени.

Сейчас тема героев нашего времени, как мне кажется, это вообще непаханое поле. Среди нас на самом деле много таких удивительных, порой выдающихся людей – и женщин, и мужчин. Просто рекламируется и пропагандируется сегодня совсем другое, и поэтому мы этих людей, как правило, почти не видим и не замечаем.

С Татьяной Шишовой
беседовал Юрий Пущаев
18 октября 2017 г.
источник материала