21 Июн 2017


Истинно-православные в Московской и Тверской епархиях



По материалам следственных дел


Помимо Центрально-Чернозёмной области, Ленинградской, Вятской и Казанской епархий иосифлянским движением были охвачены и многие другие районы огромной страны. Важное место в этом смысле занимало Подмосковье. Благодаря своему географическому положению оно являлось связующим звеном между Украиной, Кубанью, ЦЧО и Европейским Севером России. История движения в Московской области излагается в значительной степени по материалам двух следственных дел, хранящихся в Государственном архиве Российской Федерации (ф.10035, оп.1).
Архивно-следственное дело № 28850 «Церковно-монархической организации “Истинное Православие”» в Московской области возбуждено 19.08.1930 ПП ОГПУ по Московской области, состоит из семи томов. С августа 1930 по январь 1931 арестовано более 100 человек, следствие велось ПП ОГПУ по Московской области, обвиняемые содержались в Бутырской тюрьме. К делу приобщены документы — несколько обращений и воззваний духовенства, брошюры: «Что должен знать...», «Беседа двух друзей», «О двух путях современной церковной жизни» и др. Обвинительное заключение ПП ОГПУ по Московской области составлено 4.02.1931 на 63 человека (17 священников, 23 монашествующих, 23 мирянина). Постановлением КОГПУ от 18.02.1931 17 человек — иеромонахи Серафим (Бубликов) и Кирилл (Дубровный), о.Николай Ищенко, прот.Александр Кремышенский, Еп.Максим (Жижиленко), прот.Александр Левковский, о.Владимир Бартоломей, о.Николай Троицкий, о.Арсений Фессалоницкий, иеромонахи Симеон (Козорез), Горгоний (Анисимов), Феофан (Ишков), миряне Н.А.Кувшинов, Н.Н.Кувшинов, Н.М.Бесфамильный, Б.К.Андронников, С.Х.Кузнецов — приговорены к высшей мере наказания и 4 июня 1931 расстреляны.*
* Далее у автора приводится другая дата расстрела о.Владимира Бартоломея и иером.Феофана (Ишкова) — 24 апреля.
Архивно-следственное дело № П-60406 «Церковно-монархической организации “Истинных христиан”» в Московской области (1931) возбуждено ПП ОГПУ по Московской области, включает четыре тома. В марте-апреле 1931 арестовано более 120 человек, следствие велось ПП ОГПУ по Московской области, обвиняемые содержались в столичных тюрьмах. Обвинительное заключение ПП ОГПУ по Московской области составлено 18.05.1931 на 60 человек (4 священника, 41 монашествующий, 15 мирян). На 37 человек дело выделено в отдельное производство, остальные (около 30 человек) освобождены. Постановлением Коллегии ОГПУ от 6.06.1931 51 человек был приговорён к разным срокам заключения и ссылки, а девять основных обвиняемых: иеромонахи Мелхиседек (Лихачёв), Дионисий (Петушков), Нафанаил (Алексеев), Макарий (Моржов), о.Иоанн Инюшин, диак.Николай Аристов и миряне И.А.Марков, П.Л.Юдин, Д.С.Шестерин — к расстрелу.
Недовольство Декларацией митр.Сергия в Москве возникло в конце лета — осенью 1927. Оппозиция Заместителю Патриаршего Местоблюстителя в столице вылилась в основном в так называемые «мечевское» и «даниловское» направления непоминающих, представители которых сначала формально не порывали с митр.Сергием.
Московские архиереи не разделяли позиции иосифлян, и иосифлянские приходы Москвы* возглавил прот.Валентин Свенцицкий, известный деятель русского религиозного возрождения начала ХХ века, писатель.
* По данным автора, 7-8 приходов.
12 января 1928 о.Валентин отправил митр.Сергию резкое письмо: «...Сознавая всю ответственность перед Господом за свою душу и за спасение душ вверенной мне паствы, с благословения Димитрия (Любимова), епископа Гдовского, я порываю каноническое и молитвенное общение с вами и с организовавшимся при вас совещанием епископов, незаконно присвоившим себе наименование “Патриаршего Синода”, а также со всеми, находящимися с вами в каноническом общении... И “Живая Церковь”, захватившая власть Патриарха, и григорианство, захватившее власть Местоблюстителя, и вы, злоупотребивший его доверием, — вы все делаете одно общее, антицерковное обновленческое дело, причём вы являетесь создателем самой опасной его формы, так как, отказываясь от церковной свободы, в то же время сохраняете фикцию каноничности и Православия. Это более, чем нарушение отдельных канонов! Я не создаю нового раскола и не нарушаю единства Церкви, а ухожу и увожу свою паству из тонкой обновленческой ловушки...»[1]
В своём храме «Никола Большой Крест» на Ильинке прот.Валентин вместо «О богохранимой стране нашей, о властех и воинстве ея, да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте» стал возглашать в ектеньях: «О многострадальной стране Российской, граде нашем <...> Господу помолимся».[2]
До осени 1928 столичных иосифлян окормлял непосредственно еп. Гдовский Димитрий, 12 октября 1928 им совместно с Еп.Сергием (Дружининым) был хиротонисан первый иосифлянского поставления епископ — владыка Серпуховский Максим (Жижиленко). С января 1929 Еп.Максим служил в Серпухове, а весной того же года вплоть до ареста, не оставляя Московской, окормлял и Воронежскую епархию.
Он был известен в Москве как «Таганский старец» (несколько лет работал врачом таганской тюрьмы), с его именем связано много легенд: «...сам Патриарх Тихон якобы указал на него как на будущего Патриарха Церкви Православной в освобождённой России. Слух этот имеет основание лишь в том, что он пользовался горячей любовью первого Местоблюстителя Патриаршего Престола, который лично знал его хорошо и, по всей вероятности, высказывал где-нибудь своё мнение об Епископе Максиме как достойнейшем призвания Патриарха».[3] Ему также приписывалось авторство «Молитвы о Святой Церкви» (известной как «Молитва относительно большевиков»), которая была введена в литургийный чин ленинградских иосифлян.[4]

Страницы