14 Дек 2016


Имяборческий шторм в РПЦЗ(В-Ф): Ответ протоиерею Владимиру Цуканову чтеца Алексея Лебедева.


Транслятор ереси варлаамизма-имяборчества «Миссионерский центр им. преп. Муч. Афанасия Брестского» опубликовал глумливую статью прот. Владимира Цуканова http://afanasiy.net/ymiaslavcam-kratkoe-raziasnenye-yh-polojenyia-v-etoi-kratkovremennoi-y-bystrotekucshei-jyzny
Замечание для читателей. Автор этих строк хорошо лично знаком с отцом протоиереем по его прежней жизни в России, в г. Курске. Поэтому далее будет называть его на «ты», что, надеюсь, никого не обидит.
Краткость, о мудрейший, несомненное достоинство твоих писаний. Увы, единственное. Более они ничем не примечательны. Типичное еретическое, имяборческое пустословие. Примерно такое же, как у твоего старшего собрата, знаменитого амосовского «богослова». И если отличаются от него, то, может быть, чуть большим уровнем познаний. Вон, и про святителя Василия Великого вспомнил и о догмате иконопочитания упомянул. Уже хорошо.
Итак, Святитель Василий Великий говорит: "Нет ни одного имени, которое обозначает все естество Божие". Наверное, для Тебя это открытие и, радуясь, словно ребёнок, что сумел постичь премудрость счёта до десяти, ты готов сразить таким доводом окружающих. Не трудись. Имяславцы прекрасно знают, наученные святыми отцами, что сущность Божия совершенно непостижима и не именуема, и не свихнулись с ума, чтобы утверждать, будто слова, которыми мы именуем Бога, выражают Божественную сущность. Нет ничего способного выразить естество Божие, кроме Его нетварной энергии. Но и она неизреченна и превосходит способности тварного ума. Поэтому дружбу с Евномием ты зря нам прочишь.
А вот о догмате Седьмого Вселенского Собора вспомнил кстати. Обратимся же к учению отцов иконопочитателей, в лице которых мнишь ты найти защиту своим умствованиям. Один из иконоборческих тезисов звучал так: «А также нет и священной молитвы, освящающей иконы, чтобы сделать их из обыкновенных предметов святыми, но постоянно остаются они вещами обыкновенными, не имеющими никакого особенного значения, кроме того, какое сообщил им живописец». На это отцы Собора ответили: «Пусть же они выслушают и правду. Над многими из таких предметов, которые мы признаем святыми, не читается священной молитвы; потому что они по самому имени своему (здесь и везде далее выделено мной. - А. Л) полны святости и благодати. Поэтому такие предметы мы почитаем, как достойные почитания, и лобызаем их. Таким образом и самый образ животворящего креста, хотя на освящение его и не полагается особой молитвы, считается нами достойным почитания и служит достаточным для нас средством к получению освящения. Что же касается воздаваемого нами ему поклонения, изображения его на чем либо и напечатления его в воздухе; то мы уповаем, что чрез это прогоняются демоны. Тоже самое и относительно иконы; обозначая ее известным именем, мы относим честь ее к первообразу; целуя ее и с почтением покланяясь ей, мы получаем освящение. Равным образом, когда мы целуем и объемлем различные священные сосуды; то надеемся, что получим чрез них некоторое освящение. Или они должны признать также вещами обыденными и незаслуживающими чествования крест и священные сосуды, как приготовление плотника, или живописца, или ткача; так как и эти вещи не имеют освящающей их священной молитвы, или же и честные иконы они должны считать священными и святыми и достойными почитания» (Деяние 6. Том 4).
Преподобный Иоанн Дамаскин писал в защиту почитания икон: «Почитаю же и благоговею и перед остальным веществом, при посредстве которого «соделалось» мое спасение, как перед исполненным божественной силы и благодати. Или «древо крестное», трижды счастливое и «преблаженное», не вещество? Или не вещество достойная почтения и святая гора? «Краниево место» (Мф.27:33)? Или не вещество благодатная и живоносная скала, святой гроб, источник нашего воскресения? Или не вещество чернила и всесвятая книга Евангелий? Или не вещество живоносная трапеза, доставляющая нам хлеб жизни? Или не вещество как золото, так и серебро, из которых приготовляются кресты и дискосы, также и потиры? Или не вещество, преимущественно перед всем этим, тело и кровь Господа нашего? Или устрани почитание и поклонение всему этому, или, повинуясь церковному Преданию, допусти поклонение иконам, освящаемым именем Бога и друзей Божиих и по причине этого осеняемым благодатью божественного Духа» (Три защитительных слова против порицающих святые иконы. Первое слово. XVI).

Страницы