21 Июн 2014


И паки клевещет на ны ритор Тертилл

Иеросхимонах Антоний (Булатович)
Колокол № 3086, 3 сентября; № 3089, 6 сентября 1916 г.

I

В "Приходском Листке" (№ 167) снова появилась направленная против "имебожников" статья, подписанная буквами С. Т. Этим псевдонимом как "епендитом" прикрылся известный сотрудник архиеп. Никона по афонскому делу и его спутешественник, но так как он, по-видимому, не желает открывать своего полного имени, то и мы его по имени не назовем, а назовем его "Ритор Тертилл", ибо это имя весьма соответствует характеру его деятельности в афонском деле. С самого начала афонской догматической распри имяборцы проявили в оклеветании и преследовании имяславцев страстность, подобную той, какую некогда проявили иудеи по отношению христиан, преследуя их и за пределами своего отечества. И всюду, где бы христиане не появлялись, они старались всячески их оклеветать и очернить и не дать "проповедовати ниже учити о Имени Иисусове" (Деян. 4, 18). На нестерпимые клеветы архиеп. Никона мы в свое время ответили открытым письмом (см. "Дым Отечества" за лето 1913) по смыслу слов: "Бити тя имать Бог, стено повапленная: и ты седиши судя ми по закону, преступая же закон велиши да биют мя" (Деян. 23). Этого "Ананию" сменил в деле "важдения" на имяславцев более искусный в софистике Ритор Тертилл, и в конце 1913 и начале 1914 в "Церковных Ведомостях" появился целый ряд его статей против имяславия, которые, нося по внешности облик ученого разбора, по существу должны были служить неким обвинительным актом на имяславие пред судом всего церковного общества. Благодаря тому, что последнее мало вникало в сущность поднявшейся догматической распри, все то, что так развязно и с таким апломбом "вадил" Тертилл на имяславие, будто оно есть повторение целого ряда ересей: евномианства, гностицизма, языческой магии и жидовского суеверия талмудистов, — было, к сожалению принято церковным обществом на веру. Но "еда закон наш судит человеку, аще первее не слышит" его оправдания? Долго я не имел возможности ответить на обвинительную речь Тертилла и только теперь № 5–6 "Миссионерского Обозрения" появилась первая часть моей оправдательной речи, озаглавленная "Имя Божие в понимании и толковании св. Григория Нисского и Симеона Нового Богослова", в которой Господь помог им ясно показать, невзирая на все мое неискусство в слове и невежество в богословии, что обвинение имяславия в евномианстве есть мистификация Тертилла, ибо то единственное сходство, которое нашел Тертилл между нами и Евномием — предвечность Имен Божиих — на самом деле понимается нами совершенно в разных смыслах и, кроме того, предвечность эта исповедуется не столько нами, сколько имяборцами, которые с целью уничижить имя "Иисус", говорят, что все Имена Божии предвечны, кроме Имени Иисус, которое явилось только при зачатии Господа и, следовательно, должно почитаться ниже всех Имен Божиих.

В новой статье моей обличено также бесцеремонное обращение Троицкого с учением св. Григория Нисского, которому он влагает в уста отождествление Имен Божиих с прочими церковными символами, тогда как наоборот, св. Григорий строго различает Имена Божии от символов, утверждая, что "тайна благочестия состоит собственно в исповедании Имен", символы же лишь служат к "охране душевных благ". Доказываю я также в этой статье моей сколь единомышлен с нами св. Григорий Нисский и привожу еще более раскрывающее таинственную сущность Имени Божия учение св. Симеона Нового Богослова. Наше оправдание, несмотря на все неискусство его изложения, оказалось столь серьезным, что издатель "Миссионерского Обозрения" В. М. Скворцов, несмотря на то, что до того времени печатал только статьи, направленные против имяславия, не побоялся дать место и моему оправданию.

Появление последнего встревожило Ритора Тертилла и он "велиим гласом" стал вопиять в "Приходском Листке", что издатель "Миссионерского Обозрения" служит "лжеучению", сеет "сугубый соблазн" для малых сих. Но, о Риторе, тщетна печаль твоя о "малых сих", ибо не к "малым сим" принадлежат читатели "Миссионерского Обозрения"!

Они суть люди, сведущие в Писании и в богословии и, если мои слова на самом деле окажутся таким "нелепым учением" и "лжеучением", как утверждаешь ты, то они сами в силах это рассмотреть, и мое оправдание послужит лишь к большему моему осуждению.

Всуе клевещешь ты и на издателя "Миссионерского Обозрения" и укоряешь его за то, что он переменил позицию в афонском деле. Этот старейший деятель миссии сделал это по побуждению совести и страха Божия, и также мужественно, решительно и благородно, как то три года тому назад сделал архим. Арсений.

Страницы