13 Сен 2017


«Генералъ-Адъютанты измѣнники»


Подъ этимъ названіемъ, издательствомъ «Штандартъ» въ Санъ-Франциско, выпущена брошюра, являющаяся разборомъ нѣкоторыхъ матеріаловъ, относящихся къ акту отреченія Государя Императора Николая II. Въ этой книжечкѣ, не вдаваясь въ подробности международнаго за́говора противъ Росіи, отмѣчены исключительно поступки высшихъ военноначальниковъ, которые имѣли въ своихъ рукахъ полную возможность остановить и легко подавить бунтъ запасныхъ въ Петроградѣ, но ставъ на сторону революціонеровъ, преда́въ своего Монарха, они этотъ мятежъ превратили въ революцію. Нашла свое оправданіе истина: кто измѣнилъ Царю, измѣнилъ и Росіи.

Небольшая книжечка эта въ хронологи́ческомъ порядкѣ приводить документы и телеграммы, рисующіе тотъ обманъ и паутину, которой заговорщики опутали Государя и привели его къ акту отреченія, а черезъ это и Росію къ гибели и позору. Противъ документовъ возразить не́чего, опровергнуть ихъ нельзя, защитникамъ Февраля, безъ котораго не было бы и Октября, остается прибѣгнуть къ одному оружію, имъ свойственному – клеветѣ.
Когда въ 1929 году бышло первое изданіе этой книжечки, оно разошлось безъ остатка и открыло глаза многимъ на истинный смыслъ событій, происшедшихъ въ дни предшествующее страшной датѣ 2 Марта 1917 г. въ Ставкѣ и Псковѣ. Отвѣтомъ феврали́стовъ былъ вой и скре́жетъ зубо́въ. Преданныхъ монархистовъ и офицеровъ, оставшихся вѣрными завѣтамъ Російской Императорской Арміи, стали травить и клеветать на нихъ.
Такъ и теперь, въ защиту измѣнниковъ выступилъ полковникъ Б. Сергѣевскій, правда, безъ свя́зи съ этой книгой, а по поводу воспоминаній князя Оболе́нскаго, а вслѣдъ за нимъ нѣ́кій Димитрій Пронинъ опубликовалъ въ газетѣ «Русская Жизнь» открытое письмо, въ которомъ напалъ на полковника Н. Н. Николаева, назвавъ его монархистомъ «безъ Царя въ головѣ». Не имѣя возможности опровергнуть хотя бы одинъ документъ изъ брошюры «Генералы – Измѣнники», онъ разразился непристо́йной бранью, и́бо другого оружія у него не оставалось. По его словамъ въ брошюрѣ нѣтъ фальсификации телеграммъ, но я́кобы обстановка показана въ кривомъ зеркалѣ. Руская народная мудрость на это отвѣчаетъ: на зе́ркало не́ча пеня́ть, когда́ ро́жа крива́.
Дальше въ концѣ онъ говоритъ о томъ, что Николаевъ позволилъ себѣ отозваться неодобрительно о тѣхъ генералахъ, память о которыхъ для него священна. Довольно странное утвержденіе въ устахъ офицера и участника Бѣлой борьбы. Это все равно, какъ если бы мы, хрiстіане, вѣруя въ Іисуса Хрiста, одновре́менно чтили бы память Іуды-предателя. Бѣлая борьба была героическимъ отвѣтомъ рускаго офицерства противъ захвата нашей Родины большевиками, но изъ этого не слѣдуетъ, что каждый ея́ участникъ становится безотвѣтственнымъ за свое участіе въ революции, тѣмъ болѣе если приложилъ руку къ сверженію Престола, а слѣдовательно совершилъ измѣну своему Монарху. Измѣнникъ остался измѣнникомъ и даже участіе въ Бѣлой борьбѣ пятна́ измѣны смыть не можетъ.
Къ тому же изъ числа генералъ-адъютантовъ, участниковъ февральскаго предательства, напримѣръ ген. Ру́зскій въ Бѣлой борьбѣ не участвовалъ и о немъ въ заключеніи сказалъ Царь-Мученикъ: «Господь Богъ мнѣ даетъ силы простить моихъ враговъ, но я еще не могу простить генерала Ру́зскаго». Что же и его память священна для господина Дмитрія Пронина? Генералы Бруси́ловъ и Э́вертъ кончили свои дни на службѣ у большевиковъ. Что же и ихъ память священна для господина Дмитрія Пронина? А они въ свое время были героями Великой войны, это мы можемъ вспоминать, но послѣ измѣны и службы болыпевикамъ врядъ ли рускій офицеръ можетъ сказать, что память о нихъ свяще́нна для него.
Въ заключеніе полезно привести нѣ́сколько словъ изъ цитированной въ настоящемъ номерѣ статьи Навроцкаго «Свѣтъ во тьмѣ», изъ сборника подъ Бѣлымъ Крестомъ: «Тамъ, гдѣ безсильнымъ оказался вражескій мечъ, съ убийственной силой дѣйствовало ЛЖИВОЕ СЛОВО... Люди, облеченные Царскимъ довѣріемъ и нося́щіе вы́сшіе внѣ́шніе отличія воинскихъ чести и долга, давали имъ пріютъ въ своемъ сердцѣ, и позволя́ли въ немъ разъѣда́ть вѣрность присягѣ, то есть шли на самое гнусное преступленіе – нарушеніе клятвы данной передъ Богомъ».
Этому преступленію не можетъ быть и нѣтъ оправданія. Для офицера Російской Императорской Арміи нѣтъ такой обстановки, въ которой онъ имѣлъ бы право измѣнить своему Государю Императору.
Къ тому же, осужденіе измѣнниковъ вы́несено Самимъ Царемъ-Мученикомъ, память о Которомъ дѣйствительно свяще́нна для каждаго рускаго человѣка, а Онъ записалъ въ. дни отреченія: «Кругомъ измѣна, трусость и обманъ». В. Окуневъ.
Источникъ: «Владимірскій Вѣстникъ». Ежемѣсячное Изданіе Общества Святого Князя Владиміра въ Санъ Пауло подъ редакціей В. Д. Мержеевскаго. № 44. Февраль 1955. – São Paulo, 1955.

Страницы